Три го­да под эм­бар­го

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - Па­вел Ап­те­карь

Рос­сий­ские кон­тр­санк­ции пре­сле­до­ва­ли две це­ли: внут­рен­ний пи­ар и со­зда­ние льгот­ных усло­вий для рос­сий­ских про­из­во­ди­те­лей (осо­бен­но про­из­во­ди­те­лей с ад­ми­ни­стра­тив­ным ре­сур­сом). Из­держ­ки в ви­де ро­ста цен и па­де­нии ка­че­ства, бы­ли успеш­но пе­ре­ло­же­ны на по­тре­би­те­лей.

Три го­да на­зад, 6 ав­гу­ста 2014 г., Вла­ди­мир Пу­тин под­пи­сал указ, уста­но­вив­ший за­прет на им­порт про­дук­тов из го­су­дарств, ко­то­рые вве­ли пер­со­наль­ные и сек­то­раль­ные санк­ции про­тив Рос­сии из-за при­со­еди­не­ния Кры­ма и кон­флик­та в Дон­бас­се. Контр­ме­ры рас­про­стра­ни­лись на дру­гие стра­ны. С ав­гу­ста 2015 г. на­ча­лась лик­ви­да­ция за­пре­щен­ных про­дук­тов. В этот по­не­дель­ник Рос­сель­хоз­над­зор от­чи­тал­ся, что за два го­да уни­что­же­но 16 748 т про­дук­тов рас­ти­тель­ной и 475 т жи­вот­ной пи­ще­вой про­дук­ции.

Да­же де­мон­стра­тив­ное уни­что­же­ние про­дук­тов в усло­ви­ях ро­ста цен ма­ло ска­за­лось на от­но­ше­нии к санк­ци­ям и кон­тр­санк­ци­ям, от­ме­ча­ет ру­ко­во­ди­тель от­де­ла со­ци­о­куль­тур­ных ис­сле­до­ва­ний «Ле­ва­да-цен­тра» Алек­сей Ле­вин­сон. В ав­гу­сте 2014 г. по­ло­жи­тель­но к кон­тр­санк­ци­ям от­но­си­лось 78%, в ав­гу­сте 2015 г. – 68%, в ап­ре­ле 2017 г. – 65%. Обы­ва­те­ли де­ла­ют вид, что не за­ме­ча­ют со­кра­ще­ния ас­сор­ти­мен­та, сни­же­ния ка­че­ства и по­до­ро­жа­ния мно­гих про­дук­тов и то­ва­ров по­все­днев­но­го спро­са или не свя­зы­ва­ют его с санк­ци­я­ми. В ав­гу­сте 2014 г. 79%, а в ап­ре­ле 2017 г. 75% опро­шен­ных счи­та­ли, что санк­ции не со­зда­ли им и их се­мье ни­ка­ких осо­бых про­блем. Окреп­ла уве­рен­ность в дей­ствен­но­сти рос­сий­ских контр­мер. В ав­гу­сте 2014 г. 43% счи­та­ли, что они в рав­ной сте­пе­ни на­но­сят ущерб Рос­сии и За­па­ду, 32% по­ла­га­ли, что боль­ше по­стра­да­ет За­пад, 13% – Рос­сия. В ап­ре­ле 2017 г. 40% бы­ли уве­ре­ны, что бо́ль­шие по­те­ри от кон­тр­санк­ций несет За­пад, 35% счи­та­ют ущерб рав­ным, бо́ль­шим для Рос­сии – 12%.

Эти от­ве­ты ба­зи­ру­ют­ся на дер­жав­ной идео­ло­гии и уве­рен­но­сти в пра­виль­но­сти внеш­ней по­ли­ти­ки Рос­сии, а не на ре­аль­ной цене про­дук­тов и из­ме­не­нии их ка­че­ства, го­во­рит Ле­вин­сон. В со­зна­нии боль­шин­ства санк­ции и кон­тр­санк­ции и жиз­нен­ные неуря­ди­цы вос­при­ни­ма­ют­ся как нечто еди­ное, про­ис­ки вра­гов. Рос­сий­ский от­вет на них счи­та­ет­ся вер­ным, пре­стиж оста­ет­ся бо­лее важ­ным, чем ка­че­ство жиз­ни, и в обо­зри­мом бу­ду­щем это вряд ли из­ме­нит­ся.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.