Ме­сто си­лы

«Вет­ре­ная ре­ка» – фильм сце­на­ри­ста Тей­ло­ра Ше­ри­да­на о рас­сле­до­ва­нии же­сто­ко­го убий­ства сре­ди сне­гов и гор

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Де­нис Кор­са­ков ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ АВ­ТОР – СПЕ­ЦИ­АЛЬ­НЫЙ КОР­РЕ­СПОН­ДЕНТ «КОМ­СО­МОЛЬ­СКОЙ ПРАВ­ДЫ»

Вет­ре­ная ре­ка», Уинд-ри­вер, – это ин­дей­ская ре­зер­ва­ция в Вай­о­мин­ге, седь­мая по раз­ме­рам в Со­еди­нен­ных Шта­тах. На 9000 кв. км – 40 000 жи­те­лей. Сред­няя про­дол­жи­тель­ность жиз­ни – 49 лет, мень­ше, чем в Ира­ке. Без­ра­бо­ти­ца – 80%, при­мер­но как в Зим­баб­ве. Же­сто­кие убий­ства ста­ли по­чти ру­ти­ной (то вы­пуск­ни­ку про­ло­мят го­ло­ву то­по­ром, то пар­ня по­стар­ше за­бьют ган­те­ля­ми). Ко­ли­че­ство са­мо­убийств сре­ди под­рост­ков в 2 ра­за боль­ше, чем на осталь­ной тер­ри­то­рии шта­та. Бе­лые не лю­бят ин­дей­цев, и на­обо­рот. The New York Times, несколь­ко лет на­зад по­свя­тив­шая жиз­ни и смер­ти в Вет­ре­ной ре­ке боль­шой очерк, где при­ве­де­ны эти све­де­ния, ци­ти­ро­ва­ла мест­но­го юри­ста: «Здесь все­гда бы­ло мрач­но». Да уж, неве­се­ло.

Но ес­ли сце­на­рист Тей­лор Ше­ри­дан чи­тал эту ста­тью, на­вер­ня­ка сде­лал стой­ку как ле­га­вая: он та­кое страсть как лю­бит. Де­бю­том Ше­ри­да­на в ка­че­стве ки­но­дра­ма­тур­га был «Убийца» (Sicario, 2015) – там герои еха­ли по мрач­ней­ше­му мек­си­кан­ско­му го­ро­ду Сью­дад-Ху­а­ре­су, од­но­му из ми­ро­вых цен­тров нар­ко­тор­гов­ли и «ми­ро­вой сто­ли­це убийств», и ви­де­ли, как с эс­та­кад сви­са­ют ве­рев­ки, а на них бол­та­ют­ся по­ве­шен­ные. Зна­ком­ство с ин­те­рес­ны­ми ре­ги­о­на­ми про­дол­жи­лось филь­мом «Лю­бой це­ной» (Hell Or High Water, 2016) – там Ше­ри­дан пе­ре­мах­нул че­рез гра­ни­цу, до­шел до се­ре­ди­ны Те­ха­са и об­на­ру­жил про­сто­ры, над ко­то­ры­ми ве­ет теп­лый ве­тер от­ча­я­ния; несчаст­ные герои-ни­ще­бро­ды слов­но бы си­де­ли в цен­тре то­го, что опи­сы­ва­ет­ся сло­вом «ни­что», му­чи­тель­но меч­та­ли из­ме­нить свою жизнь и смут­но до­га­ды­ва­лись, что не по­лу­чит­ся. Кар­ти­на «Лю­бой це­ной» обес­пе­чи­ла Ше­ри­да­ну но­ми­на­цию на «Оска­ра», и «Вет­ре­ная ре­ка», воз­мож­но, при­не­сет еще од­ну. Тем бо­лее на этот раз Ше­ри­дан по­ста­вил фильм сам, и вы­шло у него не ху­же, чем у спе­ци­аль­но обу­чен­ных ре­жис­се­ров («Убий­цу» ста­вил Де­ни Виль­нёв, «Лю­бой це­ной» – Дэ­вид Мак­кен­зи).

...Ко­ри Лам­берт (Дже­ре­ми Рен­нер) от­стре­ли­ва­ет хищ­ни­ков, об­ли­зы­ва­ю­щих­ся на до­маш­ний скот. Со­би­ра­ет­ся при­стре­лить пу­му с дву­мя ко­тя­та­ми, на­ка­нуне за­гу­бив­ши­ми ко­ро­ву. От­прав­ля­ет­ся в лес – и тут ему ста­но­вит­ся не до пу­мы: в сне­гу ле­жит мерт­вая де­вуш­ка. Он ее зна­ет: ее зва­ли На­та­ли, она бы­ла по­дру­гой его до­че­ри, по­гиб­шей несколь­ко лет на­зад. На­та­ли ле­жит в сне­гу босая и, су­дя по все­му, нес­лась без обу­ви по сне­гу несколь­ко миль, по­ка из лег­ких не по­шла кровь. От ко­го она бе­жа­ла? Суд­мед­экс­перт вско­ре уста­нав­ли­ва­ет, что ее на­си­ло­ва­ли, но кто? За­це­пок прак­ти­че­ски нет. В Вет­ре­ную ре­ку при­ез­жа­ет мо­ло­день­кая агент ФБР (Эли­за­бет Ол­сен) – пря­ми­ком из Лас-Ве­га­са, где ни­что не го­то­ви­ло ее к рас­сле­до­ва­нию пре­ступ­ле­ния в сне­гах, у нее да­же нет теп­лой одеж­ды; по­ка она с гре­хом по­по­лам про­во­дит необ­хо­ди­мые про­це­ду­ры, Ко­ри обе­ща­ет от­цу уби­той изу­чить де­ло в част­ном по­ряд­ке.

– Я охот­ник. Как ты ду­ма­ешь, чем я сей­час зай­мусь?

– Ес­ли ты най­дешь тех, кто это сде­лал... Кто бы это ни был... Ты ме­ня по­ни­ма­ешь?

– Да. Пря­мо на том ме­сте, где их най­ду.

Ну и Ко­ри от­прав­ля­ет­ся на охо­ту, да­же не пред­став­ляя, сколь­ко него­дя­ев (а за­од­но и непло­хих лю­дей) в ре­зуль­та­те бу­дут за­стре­ле­ны.

«Вет­ре­ная ре­ка», не­смот­ря на под­черк­ну­тую без­ра­дост­ность ланд­шаф­тов и сю­же­та, не ка­жет­ся гне­ту­щим филь­мом. Ше­ри­дан, со­чи­няя сце­на­рий, дер­жал в го­ло­ве ста­рые ве­стер­ны – и Дже­ре­ми Рен­нер в од­ной из луч­ших сво­их ро­лей ма­ло чем усту­па­ет Джо­ну Уэй­ну. Мно­гим ре­пли­кам Уэйн, по­жа­луй что, по­за­ви­до­вал бы. «Мо­жет, нам по­до­ждать по­мо­щи?» – спра­ши­ва­ет Ко­ри дро­жа­щая агент ФБР. «Это не та зем­ля, где ждут по­мо­щи, – от­ве­ча­ет он. – Это зем­ля, где каж­дый за се­бя». И поз­же раз­ви­ва­ет эту мысль: «Ве­зе­ние здесь не жи­вет. Ве­зе­ние – зна­чит вы­иг­рать или про­иг­рать. А здесь ты вы­жи­ва­ешь или сда­ешь­ся. Это за­ви­сит от тво­ей си­лы. От тво­е­го ду­ха. Вол­ки не уби­ва­ют неве­зу­чих оле­ней, они уби­ва­ют сла­бых». (На бу­ма­ге это все зву­чит ху­же, чем в ис­пол­не­нии Рен­не­ра, – но­ми­на­ции на «Оска­ра» за этот фильм он за­слу­жи­ва­ет да­же в боль­шей сте­пе­ни, чем за «По­ве­ли­те­ля бу­ри».) Си­лу ду­ха Ко­ри це­нит пре­вы­ше все­го как са­мо­сто­я­тель­ное со­кро­ви­ще, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, че­го она поз­во­ля­ет до­стичь: вот и в по­кой­ной На­та­ли его вос­хи­ща­ет, что она су­ме­ла про­бе­жать це­лых шесть миль, пе­ред тем как сва­лить­ся, хо­тя бе­жа­ла, в сущ­но­сти, в ни­ку­да. Мир и по­кой мож­но об­ре­сти толь­ко внут­ри се­бя, это лю­бой ин­де­ец под­твер­дит, а на окру­жа­ю­щее и на боль­шин­ство окру­жа­ю­щих рас­счи­ты­вать нече­го.-

/ KINOPOISK.RU

Рав­но­душ­ные го­ры ока­за­лись под­хо­дя­щей де­ко­ра­ци­ей для нешу­точ­ной дра­мы

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.