О вли­я­нии ми­фов на со­зна­ние вла­сти

... Кар­ти­на мира де­фор­ми­ру­ет­ся: идеи для тол­пы ста­но­вят­ся ос­но­вой при­ня­тия от­вет­ствен­ных по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Вла­ди­мир Ру­вин­ский

Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на в кол­лек­тив­ной па­мя­ти – опыт небы­ва­ло­го еди­не­ния в тя­же­лых ис­пы­та­ни­ях. Пол­ве­ка на­зад по­бе­да при­над­ле­жа­ла фрон­то­ви­кам и – ши­ре – на­ро­ду, ее празд­но­ва­ние да­ва­ло чув­ство бли­зо­сти и со­ли­дар­но­сти. Боль­шин­ство по­бе­ди­те­лей умер­ло, а но­вая куль­ту­ра празд­ни­ка 9 мая, фор­ми­ру­е­мая гос­про­па­ган­дой, раз­об­ща­ет рос­си­ян и по­ля­ри­зу­ет об­ще­ство, вы­яс­ни­ли ис­сле­до­ва­те­ли МВШСЭН, РАНХиГС и РГГУ.

С на­ча­ла 2010-х гг. лю­ди ищут спо­со­бы уста­нав­ли­вать связь с про­шлым не толь­ко сло­вом, но и дей­стви­ем, от­ме­ча­ют ис­сле­до­ва­те­ли: по­вя­зы­вая ге­ор­ги­ев­скую лен­точ­ку на ма­ши­ну, про­но­ся порт­рет де­да по ули­цам, оде­ва­ясь в во­ен­ную фор­му. По­сле при­со­еди­не­ния Кры­ма и санк­ци­он­ной вой­ны с За­па­дом та­кие «вос­по­ми­на­ния де­лом» уси­ли­лись. По­яви­лась уста­нов­ка на мак­си­маль­ную пуб­лич­ность. А по­след­ние два-три го­да празд­но­ва­ние Дня По­бе­ды ве­дет не столь­ко к спло­че­нию, но и к эти­че­ско­му раз­ме­же­ва­нию.

Ис­сле­до­ва­те­ли вы­де­ли­ли две кон­фликт­ные груп­пы: и те и дру­гие – по­том­ки во­е­вав­ших, но од­ни ча­ще счи­та­ют их по­бе­ди­те­ля­ми, дру­гие – жерт­ва­ми вой­ны. Пер­вые, вы­хо­дя с порт­ре­та­ми дедов на ше­ствия, вы­ра­жа­ют сим­во­ли­че­скую агрес­сию («мо­жем по­вто­рить»); вто­рые ищут со­ли­дар­но­сти с во­е­вав­ши­ми.

Обе груп­пы вы­хо­дят на ше­ствие «Бес­смерт­ный полк», но для од­них ше­ствие – гор­дость за по­бе­ду, под­держ­ка гос­по­ли­ти­ки; для дру­гих – ори­ен­та­ция на се­мей­ную память, культ пред­ков. Пер­вых, по­хо­же, на ше­стви­ях боль­ше. На от­кры­тый во­прос, что чув­ство­ва­ли во вре­мя ше­ствия, 60% ре­спон­ден­тов на­зва­ли гор­дость, 37% – «чув­ство еди­не­ния с на­ро­дом» и 26% – «пе­чаль/скорбь/го­речь» при мыс­ли о по­гиб­ших. Лю­бо­пыт­но, что для уси­ле­ния сво­е­го вы­ска­зы­ва­ния обе груп­пы мо­гут но­сить од­ни и те же сим­во­лы, на­при­мер ге­ор­ги­ев­скую лен­ту. Но для од­них это со­ли­дар­ность с участ­ни­ка­ми вой­ны, для дру­гих – под­держ­ка по­ли­ти­ки го­су­дар­ства. Столк­но­ве­ние этих уста­но­вок и смыс­лов при­во­дит к кон­флик­там, ча­сто пуб­лич­ным.

Те, кто транс­ли­ру­ет агрес­сию, вы­сту­па­ют за­пе­ва­ла­ми кон­флик­та, ими дви­жет чув­ство неспра­вед­ли­во­сти и оби­ды за су­ще­ству­ю­щее по­ло­же­ние дел, на­чи­ная от управ­ле­ния до­мом и до внеш­ней по­ли­ти­ки, го­во­рит со­ав­тор ис­сле­до­ва­ния Алек­сей Тит­ков из РАНХиГС. Это чув­ство неспра­вед­ли­во­сти успеш­но мо­би­ли­зу­ет­ся гос­про­па­ган­дой. Их про­тив­ни­ки, счи­та­ю­щие се­бя хра­ни­те­ля­ми тра­ди­ций, ис­поль­зу­ют смех или мо­раль­ное осуж­де­ние. Это вы­зы­ва­ет от­вет­ную агрес­сию. В пы­лу спо­ров за смысл 9 мая его участ­ни­ки риску­ют за­быть о па­мят­ном дне.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.