За­прет на бу­ду­щее

... Три го­да дей­ствия санк­ций про­тив Рос­сии не ока­за­ли крат­ко­сроч­но­го воз­дей­ствия. Жить с ни­ми мож­но, но раз­ви­вать­ся – нель­зя

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на Ви­но­гра­до­ва Ека­те­ри­на Бур­ла­ко­ва Алексей Ни­коль­ский

РВЕДОМОСТИ ос­си­яне на­учи­лись жить в усло­ви­ях су­ще­ству­ю­ще­го санк­ци­он­но­го ре­жи­ма, сто­и­мость ко­то­ро­го, по под­сче­там пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, не пе­ре­ве­ши­ва­ет всех пре­иму­ществ от со­хра­не­ния его внеш­ней по­ли­ти­ки, го­во­ри­ли один за дру­гим аме­ри­кан­ские се­на­то­ры, объ­яс­няя необ­хо­ди­мость но­вых санк­ций в от­но­ше­нии Рос­сии. Вес­ной 2014 г., по­сле при­со­еди­не­ния Кры­ма к Рос­сии, США и ЕС огра­ни­чи­ли до­ступ круп­ней­ших рос­сий­ских бан­ков и ком­па­ний к за­пад­но­му фи­нан­си­ро­ва­нию и вве­ли сек­то­раль­ные санк­ции, за­пре­тив пе­ре­да­чу тех­но­ло­гий и обо­ру­до­ва­ния для ВПК, под­санк­ци­он­ных неф­те­га­зо­вых ком­па­ний («Газ­пром», «Газ­пром нефть», «Лу­койл», «Рос­нефть», «Сур­гут­неф­те­газ») и для ТЭК Кры­ма. В от­вет Рос­сия в ав­гу­сте 2014 г. вве­ла эм­бар­го на по­став­ку про­дук­тов питания из США, ЕС и дру­гих стран, вво­див­ших санк­ции. За­кон о но­вых санк­ци­ях, при­ня­тый в июле кон­грес­сом США и под­пи­сан­ный 2 ав­гу­ста пре­зи­ден­том До­наль­дом Трам­пом, уже­сто­ча­ет су­ще­ству­ю­щие санк­ции и рас­про­стра­ня­ет их на транс­порт­ные от­рас­ли и неф­те- и га­зо­про­во­ды, а так­же уси­ли­ва­ет дав­ле­ние на рос­сий­ских чи­нов­ни­ков.

Санк­ции США оче­вид­но не до­стиг­ли сво­их це­лей и в обо­зри­мом бу­ду­щем на этот эф­фект рас­счи­ты­вать не сто­ит: по­ли­ти­че­ско­го раз­во­ро­та в Рос­сии не про­изо­шло, эко­но­ми­ка стра­ны вер­ну­лась к ро­сту, от­ме­ча­ет парт­нер ФБК, ди­рек­тор Института стра­те­ги­че­ско­го ана­ли­за Игорь Ни­ко­ла­ев. По­че­му ста­рые санк­ции не да­ли крат­ко­сроч­но­го эф­фек­та и чем они гро­зят в даль­ней­шем?

НЕ ТЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

До сих пор нет твер­дой уве­рен­но­сти в зна­чи­тель­ном дол­го­сроч­ном вли­я­нии санк­ций на со­сто­я­ние рос­сий­ской эко­но­ми­ки: все под­сче­ты по­ка­зы­ва­ют, что рос­сий­ский ры­нок ка­пи­та­ла и про­мыш­лен­ность в боль­шей сте­пе­ни за­ви­сят от цен на энер­го­но­си­те­ли, чем от санк­ций, ука­зы­ва­ют экс­пер­ты Capital Economics. Санк­ции бы­ли вве­де­ны в I квар­та­ле 2014 г., но зна­чи­тель­ное ухуд­ше­ние эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции в Рос­сии на­ча­лось спу­стя год по­сле об­ва­ла цен на нефть, при­во­дят они при­мер.

Capital Economics пы­та­лась дать «очень гру­бую» оцен­ку пря­мо­го ущер­ба, ука­зы­вая, что в I квар­та­ле 2014 г., по­сле вво­да санк­ций, впер­вые бы­ла силь­но на­ру­ше­на за­ви­си­мость меж­ду це­на­ми на нефть и при­то­ком ка­пи­та­ла в Рос­сию: це­ны ме­ня­лись незна­чи­тель­но, то­гда как от­ток ка­пи­та­ла из стра­ны со­ста­вил $20 млрд – при­мер­но 1,5% ВВП. Та­ким же об­ра­зом ущерб от санк­ций пы­та­лись оце­ни­вать рос­сий­ские чи­нов­ни­ки.

В ко­ли­че­ствен­ном вы­ра­же­нии ущерб от санк­ций мож­но оце­нить в 1–1,5 про­цент­но­го пунк­та ВВП в год, счи­та­ет Ни­ко­ла­ев. Экс­пер­ты его института де­ла­ли оцен­ку, ос­но­вы­ва­ясь на ди­на­ми­ке внеш­не­го кор­по­ра­тив­но­го дол­га стра­ны. Он, по оцен­кам ЦБ, сни­жал­ся с 2014 г., к 1 июня 2017 г. умень­шил­ся по­чти на 30%.

По­ми­мо ана­ли­за кор­по­ра­тив­но­го дол­га и от­то­ка ка­пи­та­ла необ­хо­ди­мо об­ра­щать вни­ма­ние на пря­мые ин­ве­сти­ции, счи­та­ет ве­ду­щий экс­перт Цен­тра раз­ви­тия Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Сер­гей Пу­хов. По дан­ным ЦБ, пря­мые ин­ве­сти­ции на­ча­ли сни­жать­ся в 2014 г., об­ва­ли­лись в 2015 г., но в про­шлом воз­об­но­ви­ли рост. За то, что по­ка санк­ции об­хо­дят­ся Рос­сии до­ста­точ­но де­ше­во, на­до ска­зать спа­си­бо ре­фор­ма­то­рам 1990-х, за­ло­жив­шим ос­но­вы ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, спо­соб­ной адап­ти­ро­вать­ся к ме­ня­ю­щим­ся внеш­ним усло­ви­ям, про­дол­жа­ет Ни­ко­ла­ев.

Эко­но­ми­ка по­сте­пен­но адап­ти­ру­ет­ся к санк­ци­ям и до­ста­точ­но слож­но от­де­лить их воз­дей­ствие от вли­я­ния дру­гих фак­то­ров, счи­та­ет Пу­хов. По его мне­нию, нега­тив­ный эф­фект –а в ос­нов­ном он за­клю­ча­ет­ся в сек­то­раль­ном огра­ни­че­нии ин­ве­сти­ций в ВПК и неф­те­га­зо­вый сек­тор – сей­час вряд ли пре­вы­ша­ет по­ло­ви­ну про­цент­но­го пунк­та ВВП. Ком­па­нии этих сек­то­ров ста­ра­ют­ся ис­пра­вить де­ло, но на это тре­бу­ет­ся на­мно­го боль­ше трех лет.

НЕФ­ТЯ­НАЯ АДАПТАЦИЯ

Об­ще­ние с пред­ста­ви­те­ля­ми неф­те­га­зо­вых ком­па­ний по­ка­зы­ва­ет, что их ком­па­нии окон­ча­тель­но адап­ти­ро­ва­лись к су­ще­ству­ю­щим мак­ро­эко­но­ми­че­ским усло­ви­ям и санк­ци­он­но­му ре­жи­му: сей­час они боль­ше фо­ку­си­ру­ют­ся на по­вы­ше­нии эф­фек­тив­но­сти и раз­ви­тии сво­их клю­че­вых ак­ти­вов в Рос­сии, чем на по­пыт­ках меж­ду­на­род­но­го рас­ши­ре­ния, от­ме­ча­ли ана­ли­ти­ки Renaissance Capital в июнь­ском об­зо­ре.

В от­дель­ных на­прав­ле­ни­ях неф­те­га­зо­вой от­рас­ли тех­ни­че­ские санк­ции име­ли силь­ный эф­фект, рас­ска­зы­ва­ет пре­зи­дент На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции неф­те­га­зо­во­го сер­ви­са Вик­тор Хай­ков. На­при­мер, око­ло 90% клю­че­вых тех­но­ло­гий до­бы­чи уг­ле­во­до­ро­дов на шель­фе – ино­стран­ные. Так что ре­ше­ние рос­сий­ских неф­те­га­зо­вых ком­па­ний при­оста­но­вить ряд про­ек­тов в этом на­прав­ле­нии вы­зва­но в первую оче­редь тех­но­ло­ги­че­ски­ми про­бле­ма­ми, а уже по­том эко­но­ми­че­ски­ми при­чи­на­ми, объ­яс­ня­ет он. Сре­ди при­оста­нов­лен­ных экс­пер­ты Ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра при пра­ви­тель­стве Рос­сии на­зы­ва­ют наи­бо­лее зна­чи­тель­ны­ми про­ек­ты «Рос­неф­ти» и ExxonMobil на арк­ти­че­ском шель­фе и Чер­ном мо­ре.

На тра­ди­ци­он­ную до­бы­чу тех­но­ло­ги­че­ские санк­ции прак­ти­че­ски не по­вли­я­ли, а в слан­це­вых про­ек­тах рос­сий­ские ком­па­нии су­ме­ли ча­стич­но адап­ти­ро­вать­ся по­сле вы­хо­да ино­стран­ных парт­не­ров и под­ряд­чи­ков и про­дол­жить их ре­а­ли­за­цию. На­при­мер, «Сур­гут­неф­те­газ» и «Газ­пром нефть» про­дол­жа­ют раз­ра­бот­ку та­ких ме­сто­рож­де­ний, на­по­ми­на­ет Хай­ков.

Мно­гие ино­стран­ные ком­па­нии то­же при­спо­саб­ли­ва­ют­ся к ре­жи­му санк­ций, они пы­та­ют­ся про­дол­жить де­лать бизнес вне по­ли­ти­ки, все­ми прав­да­ми и неправ­да­ми на­ме­ре­ны оста­вать­ся на рос­сий­ском рын­ке, го­во­рит пре­зи­дент «Со­юз­неф­те­газ­сер­ви­са» Игорь Мель­ни­ков. Оте­че­ствен­ные неф­тя­ные ком­па­нии, что­бы не вкла­ды­вать огром­ные сум­мы в раз­ра­бот­ку сво­их тех­но­ло­гий, со­глас­ны на по­лу­ле­галь­ное ис­поль­зо­ва­ние за­пад­ных, от­ме­ча­ет он. «По су­ти, все ра­бо­та­ют в те­ни», – го­во­рит Мель­ни­ков.

В то же вре­мя на оте­че­ствен­ные неф­те­сер­вис­ные и ма­ши­но­стро­и­тель­ные пред­при­я­тия санк­ции по­вли­я­ли да­же по­ло­жи­тель­но, по­то­му что вла­сти и неф­те­га­зо­вые ком­па­нии на­ча­ли бо­лее ак­тив­но за­ни­мать­ся им­пор­то­за­ме­ще­ни­ем, об­ра­щать вни­ма­ние на рос­сий­ских иг­ро­ков и раз­ра­ба­ты­вать ме­ры под­держ­ки их ка­че­ствен­но­го раз­ви­тия, го­во­рит Хай­ков. На­при­мер, с 1 ян­ва­ря это­го го­да пра­ви­тель­ство вве­ло при за­куп­ках гос­ком­па­ни­я­ми 15%-ный при­о­ри­тет для рос­сий­ских то­ва­ров и услуг, на­по­ми­на­ет он. Уже есть кон­крет­ные при­ме­ры им­пор­то­за­ме­ще­ния – и по тех­но­ло­ги­ям, и по про­дук­ции, про­дол­жа­ет он. На­при­мер, по си­сте­мам те­ле­мет­рии для на­клон­но­го и го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния. Но да­же при на­ли­чии опре­де­лен­ных успе­хов эф­фек­тив­ность по­ли­ти­ки им­пор­то­за­ме­ще­ния зна­чи­тель­но сни­жа­ет­ся из-за за­кры­то­сти про­цес­са и от­сут­ствия ин­фор­ма­ции по ее ре­а­ли­за­ции и уча­стию в ней, а так­же непри­вле­че­ния к ней мно­гих пе­ре­до­вых рос­сий­ских сер­вис­ных и про­из­вод­ствен­ных ком­па­ний, го­во­рит Хай­ков. Так как тра­ди­ци­он­ной до­бы­чи ста­рые санк­ции не ка­са­лись, по до­лям иг­ро­ков на рын­ке из­ме­не­ния по­ка неза­мет­ны, при­зна­ет он. Тех­но­ло­гии для бу­ре­ния и раз­вед­ки не мя­со или сыр, для их им­пор­то­за­ме­ще­ния нуж­но лет 5–7, до­бав­ля­ет Мель­ни­ков. В Рос­сии да­же нет соб­ствен­но­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для су­пер­ком­пью­тер­ных вы­чис­ле­ний, необ­хо­ди­мых для об­ра­бот­ки дан­ных гео­ло­го­раз­вед­ки, и про­бле­му нуж­но ре­шать в первую оче­редь, уве­рен он.

Од­на из са­мых за­мет­ных ини­ци­а­тив в об­ла­сти тех­но­ло­ги­че­ско­го им­пор­то­за­ме­ще­ния – про­ект «Газ­пром неф­ти» по со­зда­нию ком­плек­са оте­че­ствен­ных тех­но­ло­гий и вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го обо­ру­до­ва­ния для раз­ра­бот­ки за­па­сов ба­же­нов­ской сви­ты. Он преду­смат­ри­ва­ет ре­а­ли­за­цию им­пор­то­за­ме­ща­ю­щих тех­но­ло­гий к 2025 г. Ком­па­ния оце­ни­ва­ла сто­и­мость про­ек­та в 7,5 млрд руб., из ко­то­рых 90% со­ста­вят ее соб­ствен­ные сред­ства. Про­ект был за­ду­ман рань­ше вве­де­ния санк­ций и ре­а­ли­зу­ет­ся в пла­но­вом ре­жи­ме, уве­ря­ет че­ло­век, близ­кий к «Газ­пром неф­ти». В слу­чае успеш­но­го внед­ре­ния всех со­здан­ных тех­но­ло­гий це­ле­вой уро­вень до­бы­чи «Газ­пром неф­ти» из за­ле­жей ба­же­нов­ской сви­ты в 2025 г. мо­жет со­ста­вить око­ло 2,5 млн т в год, со­об­ща­ла ком­па­ния.

ОБОРОНА ОТ САНК­ЦИЙ

Для рос­сий­ско­го ВПК санк­ции ока­за­лись бо­лез­нен­ны­ми. Как за­яв­лял в 2014 г. ви­це-пре­мьер Дмит­рий Ро­го­зин, то­гда им­порт­ные ком­плек­ту­ю­щие – с Укра­и­ны, из стран ЕС и НАТО – ис­поль­зо­ва­лись в 640 об­раз­цах рос­сий­ско­го во­ору­же­ния. По при­ня­той в июле 2014 г. про­грам­ме им­пор­то­за­ме­ще­ния

за­мене под­ле­жа­ло при­мер­но 700 об­раз­цов ком­плек­ту­ю­щих с Укра­и­ны и 860 – за­пад­ных. Про­цесс за­ме­ны укра­ин­ских ком­плек­ту­ю­щих дол­жен был за­вер­шить­ся к 2018 г., а за­пад­ных – к 2022 г.

Од­ной из се­рьез­ных про­блем, по­вли­яв­ших на сро­ки рос­сий­ской про­грам­мы пе­ре­во­ору­же­ния, ста­ло пре­кра­ще­ние им­пор­та элек­трон­ной ком­по­нент­ной ба­зы (ЭКБ) для спут­ни­ков, го­во­рит быв­ший чи­нов­ник Ми­но­бо­ро­ны. При этом ра­ди­а­ци­он­но стой­кие мик­ро­схе­мы клас­сов space и military за­пад­ные про­из­во­ди­те­ли про­да­ва­ли неохот­но и до 2014 г. По­это­му во­прос об их за­ме­ще­нии сто­ял и рань­ше. Слож­но­сти с эти­ми ком­плек­ту­ю­щи­ми ста­ли од­ной из при­чин пе­ре­но­са на 2–3 го­да за­пус­ка ря­да спут­ни­ков во­ен­но­го и двой­но­го на­зна­че­ния, рас­ска­зы­ва­ет со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей». Это на­ря­ду с воз­рос­шей кон­ку­рен­ци­ей и ря­дом неудач­ных пус­ков рос­сий­ских ра­кет-но­си­те­лей при­ве­ло к то­му, что Рос­сия в 2015–2016 гг. утра­ти­ла ли­дер­ство по чис­лу кос­ми­че­ских за­пус­ков, про­дол­жа­ет он. Ожи­да­ет­ся, что к 2021 г. по­дав­ля­ю­щая часть необ­хо­ди­мой ЭКБ для кос­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти бу­дет про­из­во­дить­ся в Рос­сии, кро­ме то­го, за­пад­ные по­став­ки ком­пен­си­ру­ют­ся за счет ази­ат­ских про­из­во­ди­те­лей, за­клю­ча­ет быв­ший чи­нов­ник.

Вто­рой важ­ной про­бле­мой ока­за­лось пре­кра­ще­ние по­ста­вок дви­га­тель­ных уста­но­вок для ко­раб­лей и вер­то­ле­тов с Укра­и­ны и из Гер­ма­нии. Су­до­вые ди­зе­ли немец­кой ком­па­нии MTU для ко­раб­лей по­гра­нич­ной охра­ны и кор­ве­тов для ВМФ уда­лось за­ме­нить на ки­тай­ские и рос­сий­ские ана­ло­ги. Но непо­став­ка укра­ин­ских га­зо­тур­бин­ных дви­га­тель­ных уста­но­вок (ГТУ) для фре­га­тов (са­мых круп­ных стро­я­щих­ся для рос­сий­ско­го ВМФ над­вод­ных ко­раб­лей) при­ве­ла к то­му, что вто­рую трой­ку фре­га­тов про­ек­та 11356 пла­ни­ру­ет­ся про­дать в Ин­дию (дви­га­те­ли при­об­ре­тут ин­дий­цы), а по­строй­ка сле­ду­ю­щих за го­лов­ным ко­раб­лем «Ад­ми­рал Горш­ков» но­вей­ших фре­га­тов про­ек­та 22350 сдви­ну­лась на 2–4 го­да, рас­ска­зал ис­точ­ник в Ми­но­бо­ро­ны. Но им­пор­то­за­ме­ще­ние идет и здесь: в ок­тяб­ре 2016 г. на НПО «Са­турн» (вхо­дит в под­кон­троль­ную «Ро­сте­ху» ОДК) в Ры­бин­ске был вве­ден в дей­ствие ком­плекс по про­из­вод­ству ко­ра­бель­ных ГТУ.

Про­из­вод­ство дви­га­те­лей ти­па ТВ3-117/ВК-2500 для всех ос­нов­ных рос­сий­ских во­ен­ных вер­то­ле­тов так­же за­ме­ща­ет­ся – по­стро­ен­ный под Пе­тер­бур­гом за­вод ком­па­нии «Кли­мов» (так­же вхо­дит в ОДК) в 2017 г. вы­пу­стит око­ло 150 мо­то­ров. Это поз­во­лит, по сло­вам ис­точ­ни­ка в «Ро­сте­хе», впер­вые осна­стить все пе­ре­да­ва­е­мые Во­ору­жен­ным си­лам во­ен­ные вер­то­ле­ты но­вы­ми мо­то­ра­ми рос­сий­ско­го про­из­вод­ства. В этой сфе­ре за­прет Укра­и­ны на по­став­ку во­ен­ных ком­плек­ту­ю­щих Рос­сии на тем­пах пе­ре­во­ору­же­ния не ска­зал­ся: в Рос­сии бы­ли за­па­сы дви­га­те­лей, а кро­ме то­го, со­труд­ни­че­ство с укра­ин­ским пред­при­я­ти­ем «Мо­тор сич», про­из­во­дя­щим эти мо­то­ры, про­дол­жа­лось, го­во­рит ме­не­джер од­но­го из авиа­про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий.

В це­лом санк­ции и вы­зван­ная ими про­грам­ма им­пор­то­за­ме­ще­ния для обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти при­ве­ла к до­пол­ни­тель­ным рас­хо­дам в де­сят­ки мил­ли­ар­дов руб­лей и за­держ­кам в по­став­ках ря­да важ­ных об­раз­цов во­ен­ной тех­ни­ки на го­ды, го­во­рит экс­перт Цен­тра ана­ли­за стра­те­гий и тех­но­ло­гий Кон­стан­тин Ма­ки­ен­ко. Од­на­ко санк­ции прак­ти­че­ски не по­вли­я­ли на про­из­вод­ство во­ору­же­ний для стра­те­ги­че­ских ядер­ных сил – ос­но­вы во­ен­ной без­опас­но­сти стра­ны.

Кро­ме то­го, они на­ко­нец-то за­ста­ви­ли пе­рей­ти от слов к де­лу – ведь за­да­ча пе­ре­но­са про­из­вод­ства тех же вер­то­лет­ных дви­га­те­лей и ГТУ для ко­раб­лей бы­ла по­став­ле­на пра­ви­тель­ством еще в 2005 г., по­сле укра­ин­ской оран­же­вой ре­во­лю­ции, од­на­ко, кро­ме го­ры бу­маг, до санк­ций прак­ти­че­ски ни­че­го сде­ла­но не бы­ло, го­во­рит экс­перт.

НО­ВЫЕ САНК­ЦИИ

Адаптация эко­но­ми­ки к но­во­му уров­ню санк­ций – их уже­сто­че­нию, рас­про­стра­не­нию на транс­порт­ные от­рас­ли и т. д. – бу­дет бо­лез­нен­ной, но не кри­тич­ной: за­пас проч­но­сти еще есть, счи­та­ет Ни­ко­ла­ев. Раз­ви­тие то­го же энер­ге­ти­че­ско­го сек­то­ра в го­раз­до боль­шей сте­пе­ни за­ви­сит от цен на сы­рье, а не от до­сту­па к рын­кам, объ­яс­ня­ет он. Глу­би­на шо­ка бу­дет за­ви­сеть от то­го, как кон­крет­но бу­дут при­ме­нять­ся но­вые санк­ции. Ес­ли их рас­про­стра­нят на тру­бо­про­вод­ные про­ек­ты в та­ком ви­де, как про­пи­са­но в за­коне, по­тря­се­ние бу­дет се­рьез­ным, пре­ду­пре­жда­ет он.

Но­вый за­кон США от­ча­сти смяг­чил ре­жим санк­ций, уста­но­вив, что под него под­па­да­ют толь­ко но­вые глу­бо­ко­вод­ные, арк­ти­че­ские и слан­це­вые про­ек­ты по до­бы­че неф­ти, в ко­то­рых до­ля рос­сий­ских

под­санк­ци­он­ных ком­па­ний пре­вы­ша­ет 33%, от­ме­ча­ет Хай­ков. По­лу­ча­ет­ся, у ино­стран­цев по­тен­ци­аль­но по­яв­ля­ет­ся шанс вер­нуть­ся в ряд про­ек­тов, объ­яс­ня­ет он. Од­на­ко те­перь санк­ции бу­дут рас­про­стра­нять­ся на про­ек­ты не толь­ко в Рос­сии, но и по все­му ми­ру.

В за­коне опи­са­ны толь­ко об­щие прин­ци­пы дей­ствия санк­ций. Те­перь вла­сти США бу­дут вклю­чать кон­крет­ные про­ек­ты в санк­ци­он­ный спи­сок.

Наи­бо­лее бо­лез­нен­ная часть но­вых санк­ций – удар по рос­сий­ским экс­порт­ным энер­ге­ти­че­ским тру­бо­про­во­дам. Уста­нов­лен­ный за­прет на ин­ве­сти­ции и предо­став­ле­ние лю­бых услуг, обо­ру­до­ва­ния, тех­но­ло­гий и ин­фор­ма­ции, от­но­ся­щих­ся как к стро­и­тель­ству но­вых, так и к рас­ши­ре­нию и об­слу­жи­ва­нию су­ще­ству­ю­щих си­стем, кри­ти­чен, на­при­мер, для мор­ских ма­ги­страль­ных тру­бо­про­во­дов, где име­ю­щих­ся рос­сий­ских тех­но­ло­ги­че­ских воз­мож­но­стей на дан­ный мо­мент недо­ста­точ­но, го­во­рит Хай­ков.

Са­мый круп­ный из та­ких про­ек­тов – стро­и­тель­ство га­зо­про­во­да «Се­вер­ный по­ток – 2» по дну Бал­тий­ско­го мо­ря мощ­но­стью 55 млрд куб. м га­за в год. Да­же «Газ­пром» еще до при­ня­тия за­ко­на о но­вых

санк­ци­ях при­зна­вал, что они мо­гут за­мед­лить ре­а­ли­за­цию про­ек­та или да­же во­все тор­пе­ди­ро­вать его. Дан­ное но­во­вве­де­ние – ме­тод недоб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен­ции: огра­ни­че­ние до­сту­па бо­лее эко­но­ми­че­ски вы­год­но­го по­ку­па­те­лю тру­бо­про­вод­но­го рос­сий­ско­го га­за на меж­ду­на­род­ные рын­ки, в ос­нов­ном Ев­ро­пы, счи­та­ет Хай­ков. Не зря но­вые санк­ции бы­ли при­ня­ты в шты­ки Ев­ро­пой. Ведь в от­ли­чие от США ев­ро­пей­цы не вво­ди­ли санк­ций в от­но­ше­нии «Газ­про­ма» и его топ-ме­не­дже­ров.

По­ка не из­вест­но, бу­дут ли эти санк­ции ис­поль­зо­вать­ся в пол­ной ме­ре, но опа­се­ния ин­ве­сто­ров, без­услов­но, ска­жут­ся на при­то­ке ка­пи­та­ла, счи­та­ет Пу­хов. Очень мно­гое бу­дет за­ви­сеть от по­зи­ции ЕС и Ки­тая, ос­нов­ных тор­го­вых парт­не­ров Рос­сии. Стра­ны ЕС все боль­ше и боль­ше недо­воль­ны од­но­сто­рон­ни­ми ме­ра­ми со сто­ро­ны США, от­ме­ча­ет Пу­хов. Для ин­тен­сив­но­го ро­ста эко­но­ми­ки тем­па­ми вы­ше ми­ро­вых нуж­ны ин­ве­сти­ции (в том чис­ле ино­стран­ные) в ос­нов­ные сред­ства, ис­поль­зо­ва­ние но­вых тех­но­ло­гий, в ко­неч­ном сче­те рост ин­ве­сти­ци­он­но­го им­пор­та, в си­ту­а­ции с уже­сто­че­ни­ем санк­ций это ма­ло­ве­ро­ят­но, объ­яс­ня­ет он. По­это­му стаг­на­ция или рост в

пре­де­лах 2% наи­бо­лее ве­ро­ят­ный сце­на­рий, ко­то­рый про­гно­зи­ру­ют мно­гие рос­сий­ские и за­ру­беж­ные эко­но­ми­сты, за­клю­ча­ет он.

«Опыт стран, де­ся­ти­ле­ти­я­ми жи­ву­щих под санк­ци­я­ми, по­ка­зал, что санк­ции не при­во­дят к об­ру­ше­нию эко­но­ми­ки. В том же Иране прак­ти­че­ски все 30 лет санк­ций бы­ли по­ло­жи­тель­ные тем­пы ро­ста ВВП», – при­во­дит при­мер Ни­ко­ла­ев. Рос­сия это под­твер­ди­ла: жить при санк­ци­ях мож­но, раз­ви­вать­ся – нель­зя, ре­зю­ми­ру­ет Ни­ко­ла­ев. Стра­на об­ре­че­на на по­сто­ян­ную по­те­рю 1–2% ВВП в год, счи­та­ет он.

В обо­зри­мой пер­спек­ти­ве на­ив­но рас­счи­ты­вать на от­ме­ну санк­ций – по край­ней ме­ре на го­ри­зон­те пя­ти лет. Осо­зна­ние то­го, как кри­тич­но вы­зван­ное санк­ци­я­ми от­ста­ва­ние в раз­ви­тии, при­хо­дит со вре­ме­нем, так что их вли­я­ние на рос­сий­скую эко­но­ми­ку впо­след­ствии бу­дет пе­ре­оце­не­но, счи­та­ет экс­перт.

По­след­ствия но­сят дол­го­сроч­ный ха­рак­тер и бу­дут на­кап­ли­вать­ся, со­гла­ша­ет­ся Пу­хов. При­чем мас­шта­бы им­пор­то­за­ме­ще­ния от ны­неш­них санк­ций несо­по­ста­ви­мо ма­лы с им­пор­то­за­ме­ще­ни­ем по­ле кри­зи­са 1998 г., счи­та­ет он. «Ме­ня пу­га­ет не столь­ко вре­мен­ный раз­рыв с по­тен­ци­аль­ным вы­пус­ком, вы­зван­ный санк­ци­я­ми, сколь­ко по­сте­пен­ная изо­ля­ция Рос­сии от внеш­не­го ми­ра, в первую оче­редь раз­ви­тых стран, и ска­ты­ва­ние по пу­ти быв­ше­го СССР. Как след­ствие – по­те­ря кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти с вы­те­ка­ю­щи­ми дол­го­сроч­ны­ми по­след­стви­я­ми и сни­же­ни­ем са­мо­го по­тен­ци­а­ла ро­ста эко­но­ми­ки. Ес­ли мы не рас­тем быст­рее мно­гих раз­ви­тых стран, зна­чит, мы дви­жем­ся на­зад от­но­си­тель­но них. Воз­ни­ка­ет от­ло­жен­ный пря­мой и кос­вен­ный нега­тив­ный эф­фект, ко­то­рый я да­же не бе­русь оце­нить. На этом фоне все те­ку­щие по­те­ри, рост от­то­ка ка­пи­та­ла и т. п. по­ка­жут­ся кап­лей в мо­ре», – объ­яс­ня­ет он.-

/ АНДРЕЙ ГОРДЕЕВ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Рос­сия из-за тех­но­ло­ги­че­ской изо­ля­ции мо­жет ока­зать­ся в си­ту­а­ции СССР, на де­ся­ти­ле­тия от­став­ше­го в раз­ви­тии от раз­ви­тых стран, опа­са­ют­ся экс­пер­ты

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.