Оф­шор­ная спра­вед­ли­вость

... За рубежом рос­сий­ская эли­та ин­ве­сти­ру­ет имен­но в те ин­сти­ту­ты, ко­то­рые раз­ру­ша­ет до­ма, – чест­ный суд, хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр Эт­кинд

Па­ру лет на­зад То­ма Пи­кет­ти при­ез­жал к нам во Фло­рен­цию с лек­ци­ей. Па­рад­ный зал Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та, обыч­но по­лу­пу­стой, был за­бит пуб­ли­кой. На по­тол­ке ле­та­ли аму­ры, сту­ден­ты ле­жа­ли на по­лу в жи­во­пис­ных по­зах, а звез­да со­вре­мен­ной ака­де­мии рас­ска­зы­вал о нера­вен­стве. Про­сла­вив­ший­ся од­ной кни­гой, Пи­кет­ти сам оли­це­тво­ря­ет нера­вен­ство ми­ра, в ко­то­ром по­бе­ди­те­лю до­ста­ет­ся все. Про­фес­сор трех уни­вер­си­те­тов и со­вет­ник оп­по­зи­ци­он­ных ли­де­ров Фран­ции и Ве­ли­ко­бри­та­нии, он от­ка­зал­ся от ор­де­на По­чет­но­го ле­ги­о­на: это не де­ло пра­ви­тель­ства ре­шать, кто тут в по­че­те, по­яс­нил он. Его ро­ди­те­ли, со­об­ща­ет «Ви­ки­пе­дия», бы­ли троц­ки­ста­ми; но са­мо­му То­ма хва­ти­ло од­но­го ви­зи­та в Со­вет­ский Со­юз, чтоб отказаться от ил­лю­зий.

ТЕОРИЯ СПРА­ВЕД­ЛИ­ВО­СТИ

Го­во­ря на ан­глий­ском с силь­ным фран­цуз­ским ак­цен­том, ко­то­рый так лю­бит мир, Пи­кет­ти пе­ре­ска­зы­вал клю­че­вые те­мы сво­ей кни­ги, «Ка­пи­тал в ХХI ве­ке»; но со­сре­до­то­чил­ся он на ве­ке два­дца­том. В те­че­ние сто­ле­тия на­след­ства рос­ли быст­рее зар­плат, и соб­ствен­ни­ки бо­га­те­ли быст­рее ме­не­дже­ров. От­кры­тый Марк­сом, этот про­цесс и есть при­чи­на рас­ту­ще­го нера­вен­ства в за­пад­ном ми­ре; толь­ко ми­ро­вые вой­ны, вклю­чая и хо­лод­ную вой­ну, на вре­мя оста­нав­ли­ва­ли рост эко­но­ми­че­ско­го нера­вен­ства. С точ­ки зре­ния ра­вен­ства луч­шим вре­ме­нем бы­ли го­ды по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, ко­гда по­сле­во­ен­ный бум в Аме­ри­ке, ре­кон­струк­ция Ев­ро­пы и про­ти­во­сто­я­ние Со­вет­ско­му Со­ю­зу кое-где со­зда­ли успеш­ное при­бли­же­ние к об­ще­ству все­об­ще­го бла­го­со­сто­я­ния. Но эти от­ступ­ле­ния ка­пи­та­лиз­ма бы­ли не цик­ли­че­ски­ми про­цес­са­ми, а ра­зо­вы­ми эпи­зо­да­ми. Де­мо­кра­ти­че­ская по­ли­ти­ка не об­ла­да­ет внут­рен­ни­ми ме­ха­низ­ма­ми, огра­ни­чи­ва­ю­щи­ми нера­вен­ство. Ис­то­ри­че­ски вой­ны и со­ци­а­лизм бы­ли са­мы­ми мощ­ны­ми фак­то­ра­ми, спо­соб­ство­вав­ши­ми ра­вен­ству. Кро­ме про­грес­сив­но­го на­ло­га, и осо­бен­но на­ло­га на на­след­ство, Пи­кет­ти не пред­ла­гал но­вых мер.

Аму­ры про­дол­жа­ли ле­тать, а сту­ден­ты уже раз­би­ра­ли свои шле­мы – у од­них де­ше­вые ве­ло­си­пед­ные, у дру­гих до­ро­гие мо­то­цик­лет­ные. Об­суж­де­ние эко­но­ми­че­ско­го нера­вен­ства ста­вит мо­раль­ные и по­ли­ти­че­ские про­бле­мы, ко­то­рые неком­форт­ны для эко­но­ми­стов. В чем мо­раль­ное оправ­да­ние нера­вен­ства и са­мо­го бо­гат­ства – и, со­от­вет­ствен­но, в чем смысл его пе­ре­рас­пре­де­ле­ния го­су­дар­ством? По­нят­но, что, кто хо­ро­шо ра­бо­та­ет, тот дол­жен хо­ро­шо жить, чтоб он еще луч­ше ра­бо­тал. На де­ле со вре­мен Лю­те­ра, бла­го­сло­вив­ше­го ин­ве­сто­ров и ро­стов­щи­ков на их доб­рые де­ла, эта про­стая ис­ти­на бы­ла и оста­ет­ся един­ствен­ным оправ­да­ни­ем ка­пи­та­лиз­ма. Те, кто ра­бо­та­ет боль­ше нас и ви­дит даль­ше нас, долж­ны и жить луч­ше нас, по­то­му что их тя­же­лая ра­бо­та в ко­неч­ном ито­ге ве­дет и к на­ше­му все­об­ще­му обо­га­ще­нию. Гар­вард­ский фи­ло­соф Джон Ролз в сво­ей клас­си­че­ской кни­ге 1971 г. «Теория спра­вед­ли­во­сти» сфор­му­ли­ро­вал два ее прин­ци­па: каж­дый член со­об­ще­ства име­ет сво­бо­ду де­лать то, что счи­та­ет нуж­ным и важ­ным, ес­ли это не огра­ни­чи­ва­ет сво­бо­ду дру­гих лю­дей; но эта де­я­тель­ность оправ­дан­на, толь­ко ес­ли она ве­дет, од­но­вре­мен­но или с от­ста­ва­ни­ем, к вы­го­де наи­ме­нее пре­успе­ва­ю­щих чле­нов то­го же со­об­ще­ства. Пер­вый прин­цип раз­ре­ша­ет нера­вен­ства свер­ху, вто­рой прин­цип их огра­ни­чи­ва­ет сни­зу. Во вре­ме­на Рол­за и Рей­га­на сум­мар­ный эф­фект на­зы­ва­ли trickle-down economy, эко­но­ми­ка про­са­чи­ва­ния свер­ху вниз. Пред­по­ла­га­лось, что из двух прин­ци­пов сле­ду­ют ра­ци­о­наль­ные суж­де­ния, ко­то­рые де­ла­ют – или долж­ны де­лать – по­ли­ти­ки или из­би­ра­те­ли, бла­го­дар­ные за trickle-down. Пред­ставь­те слож­ность этой бух­гал­те­рии при­ме­ни­тель­но к, на­при­мер, вы­бо­рам или им­пич­мен­ту До­наль­да Трам­па. Ка­пи­тал ХХI в. от­ча­сти – при­мер­но на­по­ло­ви­ну – со­сто­ит из пре­вра­щен­но­го тру­да и таланта, а от­ча­сти по­рож­ден слу­чай­ной уда­чей и зло­упо­треб­ле­ни­я­ми вла­стью. Сме­ши­ва­ясь в трил­ли­о­нах, ко­то­рые не пах­нут, эти два ис­точ­ни­ка ми­ро­во­го бо­гат­ства ост­ро нуж­да­ют­ся в диф­фе­рен­ци­а­ции. Ни­кто не даст нам та­ко­го раз­ли­че­ния, ни ис­то­рик, ни фи­ло­соф, ни эко­но­мист; но, мо­жет быть, его до­бьет­ся их со­юз, по­ка еще несбы­точ­ный.

За рубежом эта эли­та ин­ве­сти­ру­ет в те са­мые ин­сти­ту­ты, ко­то­рые она не под­дер­жи­ва­ет или раз­ру­ша­ет у се­бя до­ма: спра­вед­ли­вые су­ды, хо­ро­шие уни­вер­си­те­ты, чи­стые пар­ки

СЛУ­ЧАЙ РОС­СИИ

В но­вой ра­бо­те Пи­кет­ти и его со­ав­то­ры на­ме­ча­ют кон­ту­ры это­го про­ек­та в немод­ном ре­ги­о­наль­ном ис­сле­до­ва­нии, це­ли­ком по­свя­щен­ном Рос­сии. Не­смот­ря на очень вы­со­кое саль­до тор­го­во­го ба­лан­са, ха­рак­тер­ное для все­го пост­со­вет­ско­го пе­ри­о­да вплоть до 2015 г., они не ви­дят се­рьез­ных при­ра­ще­ний во внеш­них ак­ти­вах. В те­че­ние 18 лет по­сле 1993-го стра­на экс­пор­ти­ро­ва­ла в сред­нем на 10% боль­ше, чем им­пор­ти­ро­ва­ла, что да­ет мно­го боль­ше 200% ку­му­ля­тив­но­го ро­ста; учтен­ные внеш­ние ак­ти­вы, го­су­дар­ствен­ные и част­ные, рос­ли го­раз­до мед­лен­нее. Бег­ство ка­пи­та­лов и оф­шор­ное бо­гат­ство яв­ля­ют­ся оче­вид­ным сред­ством ре­шить этот па­ра­докс. В офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке не учте­ны эти мно­гие мил­ли­ар­ды, за­ра­бо­тан­ные в ос­нов­ном на экс­пор­те неф­ти и га­за; имен­но их оцен­ке и по­свя­ще­на ста­тья Пи­кет­ти и со­ав­то­ров. Ни для ка­кой дру­гой стра­ны ми­ра оф­шор­ные ка­пи­та­лы не иг­ра­ют та­кой ро­ли, как для Рос­сии.

Ин­те­рес­ным об­ра­зом со­ав­то­ры опе­ри­ру­ют по­ня­ти­ем на­ци­о­наль­но­го бо­гат­ства, ко­то­рое опре­де­ля­ют как сум­му внут­рен­них и оф­шор­ных ак­ти­вов, при­над­ле­жа­щих «рос­сий­ским до­мо­хо­зяй­ствам». В по­след­нем по­ня­тии, ко­неч­но, мно­го неопре­де­лен­но­сти. Ито­го­вые оцен­ки Пи­кет­ти и со­ав­то­ров, ско­рее все­го, за­ни­же­ны, что они са­ми и при­зна­ют. Со­глас­но их глав­но­му вы­во­ду, оф­шор­ное бо­гат­ство, ги­по­те­ти­че­ски при­над­ле­жа­щее рос­сий­ским до­мо­вла­дель­цам, со­став­ля­ет $800 млрд, или 75% го­до­во­го на­ци­о­наль­но­го до­хо­да. Раз­ме­щен­ное за рубежом, это бо­гат­ство при­мер­но рав­но внут­рен­не­му бо­гат­ству

Рос­сии, т. е. всем фи­нан­со­вым ка­пи­та­лам – до­мам, квар­ти­рам, зем­ле, ак­ци­ям и, на­ко­нец, го­су­дар­ствен­ной и кор­по­ра­тив­ной соб­ствен­но­сти, – ко­то­рые на­хо­дят­ся и учте­ны внут­ри рос­сий­ских гра­ниц. Ины­ми сло­ва­ми, эко­но­ми­че­ски ак­тив­ные рус­ские субъ­ек­ты, вклю­чая сю­да пра­ви­тель­ство, кор­по­ра­ции и граж­дан, по­ло­ви­ной сво­е­го сум­мар­но­го ка­пи­та­ла вла­де­ют за гра­ни­цей и по­ло­ви­ной – внут­ри стра­ны.

Итак, нера­вен­ство в Рос­сии при­мер­но рав­но нера­вен­ству в США, вы­ше нера­вен­ства во Фран­ции и силь­но, по­чти вдвое, вы­ше нера­вен­ства в Ки­тае. До­ля оф­шор­но­го ка­пи­та­ла в рос­сий­ском на­ци­о­наль­ном бо­гат­стве во­об­ще не име­ет ана­ло­гов; этот по­ка­за­тель в Рос­сии го­раз­до боль­ше аме­ри­кан­ско­го или бри­тан­ско­го. При­мер­но по­ло­ви­ной все­го оф­шор­но­го бо­гат­ства вла­де­ют рос­сий­ские мил­ли­ар­де­ры спис­ка Forbes; дру­гой по­ло­ви­ной вла­де­ют про­стые мил­ли­о­не­ры. Кто-то из них – рос­сий­ские граж­дане или на­ло­го­вые ре­зи­ден­ты, кто-то нет. Российскими по про­ис­хож­де­нию яв­ля­ют­ся их деньги. В лю­бом слу­чае налогов с оф­шор­ных сумм эти субъ­ек­ты не пла­тят. Их ак­ти­вы под­ле­жат ре­гу­ля­ции со сто­ро­ны стран, в ко­то­рых они на­хо­дят­ся, и недо­ступ­ны для рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства. Кро­ме осо­бен­ных, ко­неч­но, слу­ча­ев.

СПРА­ВЕД­ЛИ­ВОСТЬ В ОФШОРЕ

Здесь мы при­хо­дим к са­мо­му ин­те­рес­но­му, хо­тя Пи­кет­ти с со­ав­то­ра­ми об этом и не го­во­рят. В ду­аль­ной эко­но­ми­ке пост­со­вет­ско­го ти­па вы­воз ка­пи­та­ла ве­дет к то­му, что спо­со­бы его со­зда­ния на­хо­дят­ся в од­ном ме­сте, а эф­фект про­са­чи­ва­ния – в дру­гом. Да­же ес­ли счи­тать пост­со­вет­скую оли­гар­хию ме­ри­то­кра­ти­ей, что яв­ля­ет­ся боль­шой на­тяж­кой, мы ви­дим осо­бен­ную си­ту­а­цию: пер­вый прин­цип Рол­за – сво­бод­ное пред­при­ни­ма­тель­ство и спра­вед­ли­вое воз­на­граж­де­ние – осу­ществ­ля­ет­ся в од­ном го­су­дар­стве, а вто­рой его прин­цип – рост бла­го­по­лу­чия са­мых бед­ных, ко­то­рые жи­вут за счет пе­ре­рас­пре­де­ле­ния, – осу­ществ­ля­ет­ся в дру­гом ме­сте. И два этих «ме­ста» – Рос­сия и окру­жа­ю­щий мир – на­хо­дят­ся во все бо­лее враж­деб­ных от­но­ше­ни­ях меж­ду со­бой.

Оф­шор­ные ка­пи­та­лы мо­гут быть раз­ной при­ро­ды и ме­сто­по­ло­же­ния: счет в Швей­ца­рии, квар­ти­ра в Лон­доне, за­мок во Фран­ции, фер­ма в Ита­лии или Лат­вии, биз­нес в Гер­ма­нии, ак­ции аме­ри­кан­ских кор­по­ра­ций, взно­сы в част­ную шко­лу или да­же, бы­ва­ет и та­кое, эн­да­у­мент в да­ле­ком уни­вер­си­те­те. Юри­ди­че­ское по­ло­же­ние этих ак­ти­вов обыч­но спор­ное, но спо­ры за­кан­чи­ва­ют­ся тем, что эти ка­пи­та­лы, зна­чи­тель­ные по лю­бым мас­шта­бам, вы­год­ны при­ни­ма­ю­щей сто­роне. Швей­цар­ский банк по­лу­ча­ет про­цен­ты за опе­ра­ции, лон­дон­ская недви­жи­мость рас­тет в цене, фер­мы по­лу­ча­ют ин­ве­сти­ции, уни­вер­си­тет по­ка­зы­ва­ет раз­ви­тие, и все эти биз­не­сы пла­тят на­ло­ги в сво­их стра­нах. Про­са­чи­ва­ясь вниз, часть этих ка­пи­та­лов до­хо­дит до бед­ных и боль­ных, толь­ко по­лу­ча­те­ли этих благ на­хо­дят­ся в дру­гой стране, чем их про­из­во­ди­те­ли.

Глав­ной осо­бен­но­стью пост­со­вет­ской Рос­сии яв­ля­ет­ся не нера­вен­ство в до­хо­дах, при­мер­но рав­ное аме­ри­кан­ско­му, но ги­гант­ская оф­шор­ная зо­на рос­сий­ско­го на­ци­о­наль­но­го биз­не­са, ко­то­рая на­мно­го боль­ше, чем ана­ло­гич­ные по­ка­за­те­ли США, Ки­тая и ев­ро­пей­ских стран: у них это 10% на­ци­о­наль­но­го до­хо­да про­тив 75% в рос­сий­ском слу­чае. Для во­сточ­но­ев­ро­пей­ских стран эти по­ка­за­те­ли обыч­но нега­тив­ны: их ак­ти­вы ску­па­ет кто-то дру­гой. Боль­ше все­го вы­во­зу ка­пи­та­ла спо­соб­ству­ет сам ха­рак­тер рос­сий­ских до­хо­дов: по дан­ным Майк­ла Рос­са, сум­ми­ро­ван­ным в его кни­ге «Неф­тя­ное про­кля­тие», из всех сек­то­ров ми­ро­вой эко­но­ми­ки нефть – са­мый непро­зрач­ный и од­но­вре­мен­но ка­пи­та­ло­ем­кий сек­тор. Бо­га­тые ре­сур­со­за­ви­си­мые стра­ны, на­при­мер Но­р­ве­гия, то­же на­ко­пи­ли огром­ные су­ве­рен­ные фон­ды, мно­го боль­шие, чем го­су­дар­ствен­ные ак­ти­вы Рос­сии за рубежом; но в от­ли­чие от нефор­маль­ных оф­шо­ров рус­ско­го ми­ра нор­веж­ские фон­ды ра­бо­та­ют под кон­тро­лем пар­ла­мен­та.

Три-че­ты­ре го­да на­зад я опуб­ли­ко­вал в «Ве­до­мо­стях» се­рию ста­тей, в ко­то­рых спе­ку­ля­тив­но, не имея дан­ных, опи­сал эту си­ту­а­цию как «рус­скую бо­лезнь». Да­вай­те по­смот­рим, писал я, на тор­гов­лю меж­ду дву­мя го­су­дар­ства­ми: ре­сур­со- и тру­до­за­ви­си­мым. По­лит­эко­но­мия учит, что, за­бо­тясь об эф­фек­тив­но­сти, тру­до­за­ви­си­мое го­су­дар­ство спо­соб­ству­ет раз­ви­тию внут­рен­ней кон­ку­рен­ции, прав соб­ствен­но­сти и пуб­лич­ных благ, обес­пе­чи­ва­ет тех­ни­че­ский прогресс и со­ци­аль­ную ин­клю­зию граж­дан. Все это не про­изой­дет в ре­сур­со­за­ви­си­мом го­су­дар­стве, по­то­му что это не нуж­но его пра­ви­те­лям для их го­су­дар­ствен­но­го про­мыс­ла. В та­кой стране нефть и неф­те­про­мыш­лен­ни­ки са­ми по се­бе, а на­се­ле­ние, для про­мыс­ла из­бы­точ­ное, – са­мо по се­бе.

Так как пра­ви­те­ли не обес­пе­чи­ва­ют в сво­ей стране пра­ва соб­ствен­но­сти, они не мо­гут по­ла­гать­ся на свои ка­пи­та­лы, дер­жать их в стране и пе­ре­дать де­тям. Вме­сте со сво­и­ми под­дан­ны­ми пра­ви­те­ли стра­да­ют от недо­стат­ка пуб­лич­ных благ, на­при­мер спра­вед­ли­во­го су­да, чи­сто­го воз­ду­ха или хо­ро­ше­го здра­во­охра­не­ния. Чем со­зда­вать все это у се­бя до­ма, им лег­че, де­шев­ле и ме­нее рис­ко­ван­но ку­пить до­ступ к этим бла­гам в со­сед­них, тру­до­за­ви­си­мых го­су­дар­ствах. Так про­ис­хо­дит сле­ду­ю­щий шаг: эли­та ре­сур­со­за­ви­си­мо­го го­су­дар­ства хра­нит де­по­зи­ты в тру­до­за­ви­си­мом го­су­дар­стве, там же ре­ша­ет свои кон­флик­ты, дер­жит там свои се­мьи. За рубежом эта эли­та ин­ве­сти­ру­ет в те са­мые ин­сти­ту­ты, ко­то­рые она не под­дер­жи­ва­ет или да­же раз­ру­ша­ет у се­бя до­ма: спра­вед­ли­вые су­ды, хо­ро­шие уни­вер­си­те­ты, чи­стые пар­ки. Про­са­чи­ва­ясь вниз, эти деньги да­же по­мо­га­ют бед­ным и боль­ным, толь­ко они де­ла­ют это не по ме­сту сво­е­го про­ис­хож­де­ния, а по ме­сту пред­на­зна­че­ния. Те­перь в ис­сле­до­ва­нии Пи­кет­ти и со­ав­то­ров чи­та­тель най­дет сум­мар­ные, за­то ко­ли­че­ствен­ные оцен­ки этих про­цес­сов.-

/ JOE RAEDLE / AFP

Рост ка­пи­та­ла про­ис­хо­дит в од­ном го­су­дар­стве, а его рас­пре­де­ле­ние – в дру­гом

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.