Мульт­филь­мы

Смот­рим без оста­нов­ки?

Zdorovye AIF - - Родителям о детях - Ма­ри­на ДАВЫДОВА

Пять при­чин

Су­ще­ству­ет как ми­ни­мум пять при­чин, счи­та­ют пси­хо­ло­ги.

При­чи­на № 1. Ре­бён­ку слож­но пе­ре­клю­чить­ся с од­но­го за­ня­тия на дру­гое.

По этой же при­чине де­тей не уда­ёт­ся ото­рвать от иг­ры, ко­гда при­шла по­ра обе­дать или на­до ид­ти на про­гул­ку. «Ре­бён­ку в прин­ци­пе слож­но за­вер­шить ка­кую­ли­бо де­я­тель­ность и пе­ре­клю­чить­ся на дру­гую в си­лу воз­раст­ных осо­бен­но­стей», – объ­яс­ня­ет зав­ка­фед­рой воз­раст­ной пси­хо­ло­гии фа­куль­те­та пси­хо­ло­гии МГУ им. М.В. Ло­мо­но­со­ва, про­фес­сор Оль­га КАРАБАНОВА. Взрос­лые ино­гда то­же с тру­дом справ­ля­ют­ся с этой за­да­чей и от­то­го но­чи на­про­лёт про­во­дят в соц­се­тях или за се­ри­а­ла­ми.

При­чи­на № 2. Мульт­филь­мы за­став­ля­ют сме­ять­ся, что за­пус­ка­ет вы­ра­бот­ку гор­мо­нов удо­воль­ствия, так что бук­валь­но на уровне фи­зио­ло­гии хо­чет­ся смот­реть ещё и ещё!

При­чи­на № 3. Что­бы смот­реть муль­ти­ки, не тре­бу­ет­ся ни­ка­ких уси­лий. Хо­тя зло­упо­треб­ле­ние этим невин­ным удо­воль­стви­ем тор­мо­зит раз­ви­тие са­мо­сто­я­тель­но­сти и лю­бо­зна­тель­но­сти, счи­та­ет со­труд­ник Ин­сти­ту­та груп­по­вой и се­мей­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии, док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских на­ук Марк САНДОМИРСКИЙ. Сна­ча­ла ре­бён­ка уса­жи­ва­ют пе­ред экра­ном, что­бы он не ме­шал ро­ди­те­лям, а за­тем ма­лыш бу­дет уса­жи­вать­ся сам, ведь это про­ще, чем что­то при­ду­мы­вать, на­хо­дить се­бе за­ня­тие и за­те­вать иг­ру.

При­чи­на № 4. Ани­ма­ция пред­ла­га­ет не всю реальность в её мно­го­об­ра­зии, а некую упро­щён­ную мо­дель, ко­то­рая по­нят­на де­тям. «До­школь­ни­ку труд­но вы­чле­нять в окру­жа­ю­щей ре­аль­но­сти наи­бо­лее зна­чи­мую ин­фор­ма­цию, улав­ли­вать и сле­дить од­но­вре­мен­но за мно­же­ством по­сле­до­ва­тель­ных дей­ствий, свя­зей,– по­яс­ня­ет Оль­га Карабанова. – А мульт­фильм вы­чле­ня­ет ров­но то, что нуж­но по­ка­зать ре­бён­ку, и по­да­ёт это в кра­соч­ной фор­ме, не зло­упо­треб­ляя от­вле­ка­ю­щи­ми по­дроб­но­стя­ми. Некая схе­ма­ти­за­ция, некое упро­ще­ние по­мо­га­ют ре­бён­ку сле­дить за кон­крет­ным ге­ро­ем. По­это­му кра­соч­ный, узна­ва­е­мый, но не пе­ре­гру­жен­ный об­раз ста­но­вит­ся по­пу­ляр­ным у де­тей. Мы, взрос­лые, опре­де­ля­ем на­стро­е­ние со­бе­сед­ни­ка или пер­со­на­жа иг­ро­во­го ки­но по мас­се при­зна­ков – вы­ра­же­ние глаз, ми­ми­ка, по­за… Ре­бё­нок не мо­жет это­го сде­лать в си­лу от­сут­ствия опы­та, а в ани­ма­ции в этом нет необ­хо­ди­мо­сти».

Имен­но по­это­му до­школь­ни­кам так нра­вят­ся мульт­се­ри­а­лы, где каж­дый муль­тик – от­дель­ная ис­то­рия с огра­ни­чен­ным кру­гом пер­со­на­жей, дей­ствий и по­нят­ной мо­ра­лью. Пол­но­мет­раж­ное ани­ма­ци­он­ное ки­но с раз­ны­ми пе­ри­пе­ти­я­ми по­дой­дёт уже школь­ни­кам.

Так же и с кни­га­ми: сна­ча­ла мы чи­та­ем ма­лень­ким де­тям сказ­ки, рас­ска­зы, а к длин­ным по­ве­стям пе­ре­хо­дим поз­же.

При­чи­на № 5. Мульт­филь­мы с их яр­кой на­ри­со­ван­ной ре­аль­но­стью, с на­ро­чи­то на­ру­шен­ны­ми чер­та­ми лю­дей, зве­рей, с их ска­зоч­ны­ми сю­же­та­ми воз­вра­ща­ют нас в ран­нее дет­ство. «Лю­бые мульт­филь­мы вы­зы­ва­ют ре­грес­сию,– утвер­жда­ет Марк Сандомирский.– По­то­му­то мно­гие из них во­об­ще ли­ше­ны слов – они там не нуж­ны. Пя­ти­лет­ний воз­вра­ща­ет­ся в се­бя двух­лет­не­го, ко­гда не очень по­лу­ча­лось поль­зо­вать­ся язы­ком. Де­ся­ти­лет­ний – в се­бя до­школь­ни­ка, взрос­лый – в се­бя ре­бён­ка. Это очень про­стой и до­ступ­ный спо­соб эмо­ци­о­наль­ной раз­ряд­ки. И ес­ли че­ло­век в дет­стве на­смот­рел­ся ве­сё­лых мульт­филь­мов, он и де­ся­ти­ле­тия спу­стя, по­пи­вая пи­во на ди­ване пе­ред те­ле­ви­зо­ром, бу­дет ис­пы­ты­вать ту же дет­скую радость от ста­рых, пусть да­же при­ми­тив­ных сю­же­тов».

Что та­кое хо­ро­шо и что та­кое пло­хо

Са­мы­ми по­лез­ны­ми пси­хо­ло­ги счи­та­ют мульт­филь­мы, в ко­то­рых по­беж­да­ет доб­ро: они бу­дят в че­ло­ве­ке спо­соб­ность со­чув­ство­вать. А вред­ны­ми – ани­ма­цию, где мус­си­ру­ет­ся и сма­ку­ет­ся те­ма на­си­лия. Не нуж­но по­ла­гать: «Да он всё рав­но ни­че­го не по­ни­ма­ет, пусть смот­рит». Тре­вож­ные зву­ки, вы­ра­же­ние лиц, ко­то­рые пе­ре­да­ют боль, со­пер­ни­че­ство, апел­ли­ру­ют к на­ше­му ин­стинк­тив­но­му, жи­вот­но­му. На бес­со­зна­тель­ном уровне та­кое по­ве­де­ние на экране, ес­ли оста­ёт­ся без­на­ка­зан­ным, усва­и­ва­ет­ся ре­бён­ком как доз­во­лен­ное.

Су­ще­ству­ет тео­рия со­ци­аль­но­го на­уче­ния из­вест­но­го ка­над­ско­го пси­хо­ло­га Аль­бер­та Бан­ду­ры: де­ти счи­та­ют нор­мой то, что ви­дят. И, ес­ли они ви­дят на­си­лие, но ни­кто не объ­яс­ня­ет им, что это пло­хо, они бу­дут под­ра­жать этим дей­стви­ям, да­же не ис­пы­ты­вая ни­ка­ких враж­деб­ных чувств к сво­ей «жерт­ве».

«Ма­лень­кие де­ти охот­но смот­рят ма­ло­по­нят­ные для них при­клю­че­ния, – счи­та­ет док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских на­ук Еле­на СМИР­НО­ВА.– Мож­но пред­по­ло­жить, что быст­рый и яр­кий ви­део­ряд, оби­лие гром­ких зву­ков, мель­ка­ние кад­ров по­дав­ля­ют во­лю и ак­тив­ность ре­бён­ка, как бы гип­но­ти­зи­ру­ют его, бло­ки­ру­ют его соб­ствен­ную ак­тив­ность». Вот по­че­му так важ­но по­ка­зы­вать де­тям мульт­филь­мы по воз­рас­ту. Те, ко­то­рые ему по­нят­ны, ко­то­рые он мо­жет «при­ло­жить» к се­бе, к сво­ей жиз­ни, сво­им пе­ре­жи­ва­ни­ям, да­же ес­ли ге­рои в них – ска­зоч­ные прин­цес­сы. Ведь у них то­же есть се­мья – ма­ма, па­па, есть опре­де­лён­ные от­но­ше­ния, же­ла­ния, ко­то­рые ис­пол­нят­ся, ес­ли бу­дешь храб­рым, чест­ным, доб­рым…

А ещё пси­хо­ло­ги со­ве­ту­ют не остав­лять ма­лы­ша один на один с экра­ном. Важ­но не про­сто предо­ста­вить ре­бён­ку но­вые эмо­ции, но­вые впе­чат­ле­ния, но и об­су­дить их с ним, сде­лать вы­во­ды, вло­жить по­ни­ма­ние, что хо­ро­шо, а что пло­хо, на при­ме­ре ге­ро­ев.

По­че­му де­тей невоз­мож­но ото­рвать от экра­на, ко­гда они смот­рят муль­ти­ки?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.