Я не ви­но­ват!

Име­ют ли ро­ди­те­ли пра­во на ошиб­ку?

Zdorovye AIF - - Клуб - Ири­на ЧЕСНОВА, пси­хо­лог

Не­со­вер­шен­ный ро­ди­тель

Чув­ство ви­ны го­во­рит о том, что мы в ка­ких­то слу­ча­ях или да­же все­гда по­сту­па­ли пло­хо. Что сво­и­ми дей­стви­я­ми мы на­нес­ли вред – и не ко­му­то, а са­мо­му до­ро­го­му и близ­ко­му че­ло­ве­ку на све­те, сво­е­му ре­бён­ку: здесь не услы­ша­ли, там в чём­то от­ка­за­ли, вспы­ли­ли, от­толк­ну­ли, не на­шли нуж­ных слов (или де­нег), бы­ли несдер­жан­ны, невни­ма­тель­ны, сле­пы… В об­щем, всю жизнь ре­бён­ку ис­пор­ти­ли. А мог­ли бы сде­лать его бо­лее счаст­ли­вым (до­воль­ным, успеш­ным, са­мо­сто­я­тель­ным, под­ста­вить своё пле­чо).

Чув­ство ви­ны под­пи­ты­ва­ет­ся об­ра­зом иде­аль­но­го ро­ди­те­ля, ко­то­рый есть в го­ло­ве у каж­до­го. Этот иде­аль­ный ро­ди­тель все­гда чу­ток, ком­пе­тен­тен, спра­вед­лив и уве­рен в се­бе. И осо­бен­но горь­ко ста­но­вит­ся то­гда, ко­гда ты, ре­аль­ный и жи­вой че­ло­век, в этот об­раз не по­па­да­ешь. Пры­га­ешь, пы­та­ешь­ся до­тя­нуть­ся и до­рас­ти, а всё рав­но ми­мо!

Пра­во на ошиб­ку

Мы все пы­та­ем­ся быть хо­ро­ши­ми ро­ди­те­ля­ми, но это не все­гда до­сти­жи­мо. Да, мы не без­упреч­ные, да, не все­мо­гу­щие. Но де­тям мы нуж­ны имен­но та­кие – неиде­аль­ные, по­ка­зы­ва­ю­щие на соб­ствен­ном при­ме­ре, что мож­но быть со­бой, иметь свои силь­ные сто­ро­ны и свои бо­ле­вые точ­ки. Каж­дый че­ло­век че­го­то не уме­ет и че­го­то не мо­жет. Каж­дый уста­ёт и мо­жет со­рвать­ся, каж­дый ко­гда­то оши­ба­ет­ся. Нет, это не оправ­да­ние сво­их про­ма­хов и не ин­дуль­ген­ция на пра­во при­чи­нять сво­им де­тям боль: мол, ну что по­де­лать, вот та­кой я че­ло­век, тер­пи­те и не роп­щи­те. Это по­ни­ма­ние соб­ствен­ных огра­ни­че­ний.

До­пус­кая ошиб­ки, не уга­ды­вая же­ла­ний ре­бён­ка, не вы­пол­няя всех его тре­бо­ва­ний, мы спо­соб­ству­ем его взрос­ле­нию. Мы по­ка­зы­ва­ем ему (да­же вы­рос­ше­му), что и он мо­жет оши­бать­ся, при­зна­вать это и ис­прав­лять, ес­ли это воз­мож­но, при­ни­мать как опыт и жить даль­ше. Это на­зы­ва­ет­ся от­вет­ствен­ность.

Ес­ли же мы ви­ним се­бя за лю­бой невер­ный шаг, то в ито­ге те­ря­ем связь с ре­бён­ком, по­то­му что мы пе­ре­ста­ём его ви­деть и чув­ство­вать. Ток­сич­ное чув­ство ви­ны за­сло­ня­ет его от нас, при­во­дит к но­вым ошиб­кам и не да­ёт ни­че­го из­ме­нить.

При­зна­ние и со­жа­ле­ние

Пси­хо­ло­ги ино­гда шу­тят: как бы мы ни вос­пи­ты­ва­ли сво­их де­тей, они всё рав­но за всё спа­си­бо не ска­жут. Вы­рас­тут и упрек­нут мно­го раз – за ска­зан­ное и неска­зан­ное, за сде­лан­ное и несде­лан­ное. Но это не по­вод по­сы­пать свою ро­ди­тель­скую го­ло­ву пеп­лом. По­че­му? По­то­му что по ме­ре взрос­ле­ния каж­дый че­ло­век по­сте­пен­но дол­жен при­нять, что ро­ди­те­ли не бо­ги, а обыч­ные, зем­ные лю­ди, в чём­то непра­виль­ные и неиде­аль­ные. Они вос­пи­ты­ва­ли так, как уме­ли. И они сде­ла­ли всё, что хо­те­ли и мог­ли.

Те­перь вы­рос­ший ре­бё­нок сам несёт от­вет­ствен­ность за свою жизнь. За лю­бое своё ка­че­ство, за лю­бой свой вы­бор. А веч­но упре­кать ро­ди­те­лей в том, что они че­го­то недо­да­ли – зна­чит, рас­пи­сы­вать­ся в соб­ствен­ной незре­ло­сти. Ро­ди­те­лям же, что­бы со­всем не убить се­бя тер­за­ни­я­ми со­ве­сти и чув­ством ви­ны, сто­ит пом­нить: ес­ли вы ко­гда­то ошиб­лись, че­го­то не сде­ла­ли для сво­е­го ре­бён­ка, при­чи­ни­ли ему боль, при­знай­тесь в этом сво­е­му под­рос­ше­му ча­ду. Ска­жи­те, что ис­кренне об этом со­жа­ле­е­те. По­верь­те, эти сло­ва ста­нут на­сто­я­щим це­ли­тель­ным баль­за­мом для ва­ших от­но­ше­ний.

Вряд ли на све­те мож­но встре­тить ро­ди­те­ля, ко­то­рый бы не ощу­щал се­бя ви­но­ва­тым пе­ред соб­ствен­ным ре­бён­ком. За ка­кие­то свои ошиб­ки, про­ма­хи, про­счё­ты. На­сколь­ко кон­струк­тив­но это чув­ство и мож­но ли от него из­ба­вить­ся?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.