Ак­тёр Ев­ге­ний Дят­лов: «Со стра­ха­ми на­до уметь бо­роть­ся»

Zdorovye AIF - - Гость номера - Бе­се­до­ва­ла Оль­га ШАБЛИНСКАЯ

«Люб­лю про­бо­вать что­то но­вое»

Ев­ге­ний, ши­ро­кую из­вест­ность вам при­нес­ли се­ри­а­лы – в первую оче­редь «Ули­цы раз­би­тых фо­на­рей». Ка­ко­во же бы­ло удив­ле­ние по­клон­ни­ков, ко­гда вы бес­пре­рыв­но ста­ли сни­мать­ся в ток­шоу в со­вер­шен­но неожи­дан­ных об­ра­зах. То вы бок­сёр, то по­ё­те… Чем вы­зва­на эта неве­ро­ят­ная те­ле­ви­зи­он­ная ак­тив­ность?

– В юно­сти я меч­тал стать бок­сё­ром и се­рьёз­но пла­ни­ро­вал свя­зать свою жизнь с этим спор­том, но не сло­жи­лось. Вдруг у ме­ня по­яв­ля­ет­ся воз­мож­ность ис­пы­тать – ка­ко­во это быть бок­сё­ром? Так как я люб­лю про­бо­вать что­то но­вое, от­ка­зать­ся был не в си­лах. На рин­ге я с ин­те­ре­сом изу­чал свои чув­ства, эмо­ции. Ес­ли мож­но так вы­ра­зить­ся, я иг­рал са­мо­го се­бя – как ес­ли бы моя юно­ше­ская меч­та сбы­лась и я стал про­фес­си­о­наль­ным спортс­ме­ном.

Не воз­ник­ло чув­ство, что луч­ше бы я по­шёл в бок­сё­ры? И не бы­ло ли вам страш­но по­лу­чить трав­му?

– Нет. Уча­стие в бок­сёр­ских бо­ях до­ста­ви­ло мне не толь­ко удо­воль­ствие, но и по­мог­ло из­ба­вить­ся от дав­но му­чав­ше­го ме­ня во­про­са: «А что бы бы­ло, ес­ли бы?..» Я знал, что со здо­ро­вьем ни­че­го се­рьёз­но­го не слу­чит­ся. Нам вы­да­ли спе­ци­аль­ные пер­чат­ки, при ко­то­рых на­не­се­ние трав­мы – это фор­сма­жор. У ме­ня бы­ло рас­се­че­ние в од­ном из бо­ёв, но мы удач­но устра­ни­ли последствия – и ни­кто на съё­моч­ной пло­щад­ке ни­че­го не за­ме­тил. Един­ствен­ное, что по­нял: бокс всё же не моё. Я дра­ма­ти­че­ский ак­тёр, за­ни­ма­юсь сво­ей лю­би­мой ра­бо­той и мно­гое бы по­те­рял в этой жиз­ни, ес­ли бы не по­шёл в ак­тёр­ство…

Ес­ли го­во­рить о му­зы­каль­ном пев­че­ском шоу, то этот про­ект про­сто стал про­дол­же­ни­ем то­го, что я и так де­лаю. Че­ло­век я по­ю­щий. Пою все­гда и вез­де, в лю­бом на­стро­е­нии. Кон­цер­ты, ко­то­рые даю, счи­таю не ра­бо­той, а удо­воль­стви­ем.

Из­вест­ный ак­тёр Ев­ге­ний Дят­лов рас­ска­зал о дет­ской мечте стать бок­сё­ром и сек­ре­тах сво­ей мо­ло­жа­во­сти.

«Боюсь каж­дой пре­мье­ры»

А вам не страш­но по­сто­ян­но про­бо­вать се­бя в со­вер­шен­но но­вом ка­че­стве? Ведь мож­но опро­сто­во­ло­сить­ся, при­чём на гла­зах у всех. Че­ло­век­то вы из­вест­ный.

– Ко­неч­но, страх бы­ва­ет. Но страх стра­ху рознь. Есть тот, ко­то­рый па­ра­ли­зу­ет лич­ность, и то­гда ты ре­аль­но на­чи­на­ешь бо­ять­ся во­об­ще что­то на­чи­нать. Мо­мен­таль­но при­ду­мы­ва­ешь ка­кое­то оправ­да­ние, по­че­му те­бе это не на­до, и ухо­дишь в сто­ро­ну. И есть дру­гой – ко­то­рый за­ко­но­мер­но воз­ни­ка­ет пе­ред чем­то но­вым. И та­кой страх на­до уметь пе­ре­бо­роть. Ес­ли чест­но, то боюсь каж­дой пре­мье­ры. Сколь­ко у ме­ня бы­ло спек­так­лей, сколь­ко вы­хо­дов на пло­щад­ку – не счесть. И я уже дав­но дол­жен был най­ти ка­кое­то ре­ше­ние, что­бы как­то от­го­нять свои стра­хи. Но… не по­лу­ча­ет­ся. Всё про­ис­хо­дит сно­ва и сно­ва: на­чи­на­ет под­пры­ги­вать серд­це, внут­ри всё сжи­ма­ет­ся… Со вре­ме­нем всё же на­хо­жу ре­ше­ние, как унять свой страх, но на это оста­ёт­ся все­го несколь­ко се­кунд до вы­хо­да на пло­щад­ку. Уди­ви­тель­ное чув­ство.

Мно­гим ак­тё­рам, иг­ра­ю­щим в те­ат­ре, очень труд­но из­ба­вить­ся от шаб­лон­но­го се­ри­аль­но­го вос­при­я­тия зри­те­ля. Ме­ша­ют ли вам в ра­бо­те ва­ши се­ри­аль­ные об­ра­зы?

– Не стал­ки­вал­ся с по­доб­ным. Моя пуб­ли­ка в первую оче­редь при­хо­дит смот­реть спек­так­ли по пре­крас­ным про­из­ве­де­ни­ям, ко­то­рые они хо­те­ли бы по­смот­реть и про­чув­ство­вать, а не по­то­му, что там иг­ра­ет ак­тёр из ка­ко­го­то се­ри­а­ла. И за это я их очень люб­лю и ува­жаю.

«Хо­чет­ся по­пры­гать – пры­гай»

Вы уди­ви­тель­но мо­ло­жа­во вы­гля­ди­те. В чём сек­рет?

– Зна­е­те, мне очень нра­вят­ся сло­ва ге­роя Оле­га Ян­ков­ско­го в картине «Обык­но­вен­ное чу­до»: «Сла­ва лю­дям, ко­то­рые ду­ма­ют, что бу­дут жить веч­но!» Я счи­таю, что имен­но та­ким и дол­жен быть на­строй у че­ло­ве­ка. А ина­че в 50 лет мож­но уже быть обрюзг­шим, а в 70 ле­жать пла­стом це­лый день… На­до ду­мать, что ты ни­ко­гда не по­ста­ре­ешь, и в со­от­вет­ствии с этим и жить. Хо­чет­ся по­пры­гать – по­пры­гай, хо­чет­ся по­ду­ра­чить­ся – ду­рачь­ся. Но у нас по­че­му­то в об­ще­стве счи­та­ет­ся, что в 30–40 лет это несо­лид­но. А ведь имен­но та­кая по­зи­ция и ста­рит.

Ва­ша же­на яв­ля­ет­ся ва­шим же ди­рек­то­ром. Не тя­же­ло на­хо­дить­ся 24 ча­са вме­сте?

– На са­мом де­ле это огром­ное бла­го, ко­гда твоя же­на – твой же ди­рек­тор. По­то­му что я мо­гу пол­но­стью рас­сла­бить­ся и не пе­ре­жи­вать, так как всё бу­дет сде­ла­но в луч­шем ви­де и с наи­боль­шей за­бо­той обо мне и о на­шей се­мье.

На­до ду­мать, что ты ни­ко­гда не по­ста­ре­ешь и в со­от­вет­ствии с этим и жить. Хо­чет­ся

по­пры­гать – по­пры­гай, хо­чет­ся по­ду­ра­чить­ся –

ду­рачь­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.