Ос­па для им­пе­ра­три­цы

Как в Рос­сии по­яви­лись при­вив­ки

Zdorovye AIF - - Машина времени - Ан­на ШАТОХИНА

12 ок­тяб­ря 1768 го­да мож­но счи­тать ре­во­лю­ци­он­ной да­той для рос­сий­ской ме­ди­ци­ны. В этот день в стране впер­вые бы­ла про­ве­де­на вак­ци­на­ция.

ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СТВО все­гда ис­ка­ло спо­со­бы спа­стись от раз­лич­ных эпи­де­мий. Но, по­жа­луй, са­мой страш­ной бо­лез­нью вплоть до на­ча­ла ХIХ ве­ка бы­ла чёр­ная ос­па. И имен­но она ста­ла в Рос­сии толч­ком к раз­ви­тию им­му­но­про­фи­лак­ти­ки.

Чёр­ная смерть

Эпи­де­мии чёр­ной оспы вре­мя от вре­ме­ни вспы­хи­ва­ли во всём ми­ре. Затра­ги­ва­ли они и Рос­сию. Но, по­ка ос­пой бо­ле­ли в ос­нов­ном пред­ста­ви­те­ли низ­ших со­сло­вий, рос­сий­ские вла­сти си­ту­а­ция с рас­про­стра­не­ни­ем бо­лез­ни не силь­но вол­но­ва­ла.

На­род, прав­да, кое­как пы­тал­ся за­щи­щать­ся от оспы. На­при­мер, в Ка­за­ни прак­ти­ко­ва­ли та­кой ме­тод: оспен­ные стру­пья рас­ти­ра­ли в по­ро­шок, за­тем вды­ха­ли его и шли в баню. Счи­та­лось, что это поз­во­лит укре­пить си­лы и спа­стись от бо­лез­ни. Ко­му­то по­мо­га­ло, ко­му­то нет. В по­след­нем слу­чае всё за­кан­чи­ва­лось до­ста­точ­но пла­чев­но.

В от­ли­чие от Рос­сий­ской им­пе­рии на Во­сто­ке, от­ку­да и при­шла ос­па, с этой бо­лез­нью до­воль­но ак­тив­но бо­ро­лись. На­при­мер, в Тур­ции ре­ши­ли осво­ить древ­ний ме­тод, прак­ти­ку­е­мый в Ки­тае. Он на­зы­вал­ся «ва­рио­ля­ция». По су­ти, это был про­то­тип со­вре­мен­ной им­му­ни­за­ции: со­дер­жи­мое оспен­ных пу­зырь­ков за­би­ра­ли и вво­ди­ли че­ло­ве­ку, ко­то­рый ещё не за­ра­зил­ся. Прин­цип вак­ци­на­ции был прост: нит­ку сма­чи­ва­ли жид­ко­стью из ос­пи­ны, на ко­же при­ви­ва­е­мо­го де­ла­ли над­рез и про­тас­ки­ва­ли за­ра­жён­ную нит­ку под ко­жей.

В 1717 го­ду эпи­де­мия оспы в Тур­ции бы­ла по­беж­де­на, по­сле че­го ме­то­ди­ку опро­бо­ва­ли в Ан­глии. Для на­ча­ла по­ста­ви­ли при­вив­ки пре­ступ­ни­кам, осуж­дён­ным на смерт­ную казнь, за­тем опро­бо­ва­ли на де­тях­си­ро­тах. В 1721–1722 го­дах при­вив­ку по­ста­ви­ли уже чле­нам ко­ро­лев­ской се­мьи.

Екатерина ­ спа­си­тель­ни­ца

Ос­но­во­по­лож­ни­цей вак­ци­на­ции в Рос­сии мож­но сме­ло на­звать им­пе­ра­три­цу Ека­те­ри­ну II. Цар­ствен­ная осо­ба с юных лет ис­пы­ты­ва­ла ужас пе­ред ос­пой, обез­об­ра­жи­ва­ю­щей всех во­круг. Са­ма она пи­са­ла сле­ду­ю­щее: «С дет­ства ме­ня при­учи­ли к ужа­су пе­ред ос­пой, в возрасте бо­лее зре­лом мне сто­и­ло боль­ших уси­лий умень­шить этот ужас, в каж­дом ни­чтож­ном бо­лез­нен­ном при­пад­ке я уже ви­де­ла оспу». Тем бо­лее что в Рос­сии был слу­чай смер­ти сре­ди цар­ствен­ных особ от этой бо­лез­ни: от неё скон­чал­ся Пётр II.

Об успе­хах, ко­то­рых в борь­бе с ос­пой до­стиг­ли в Ев­ро­пе и Тур­ции, Екатерина зна­ла. Так как во­прос за­щи­ты от страш­ной бо­лез­ни её вол­но­вал, она тща­тель­но изу­чи­ла всё, что бы­ло с ним свя­за­но. В на­ча­ле сво­е­го цар­ство­ва­ния, в 1763 го­ду, им­пе­ра­три­ца ос­но­ва­ла мед­кол­ле­гию, гла­вой ко­то­рой стал ба­рон Алек­сандр Чер­ка­сов. Имен­но этот че­ло­век и под­нял во­прос о том, что надо ис­кать ме­ры по борь­бе с за­бо­ле­ва­ни­ем.

Но, несмот­ря на со­здан­ную кол­ле­гию и вни­ма­ние к про­бле­ме со сто­ро­ны цар­ствен­ной осо­бы, в 1768 го­ду ос­па по­яви­лась ря­дом с им­пе­ра­три­цей: за­ра­зи­лась и скон­ча­лась от по­след­ствий за­бо­ле­ва­ния гра­фи­ня Ан­на Ше­ре­ме­тье­ва. Она бы­ла неве­стой гра­фа Ни­ки­ты Па­ни­на, ко­то­рый, в свою оче­редь, был учи­те­лем ца­ре­ви­ча Павла Пет­ро­ви­ча. И тут уже цар­ская се­мья взвол­но­ва­лась не на шутку: здо­ро­вье и жизнь на­след­ни­ка ока­за­лись под угро­зой.

Им­пе­ра­три­це не оста­лось ни­че­го дру­го­го, как рискнуть и опро­бо­вать ан­глий­ский ме­тод. Она ре­ши­ла сна­ча­ла при­вить оспу се­бе, а по­сле пе­ре­дать за­ра­жён­ный ма­те­ри­ал для им­му­ни­за­ции на­след­ни­ка. 12 ок­тяб­ря 1768 го­да в по­кои ца­ри­цы при­был ан­глий­ский врач То­мас Дим­сдейл со своим сы­ном в ка­че­стве ас­си­стен­та. Вме­сте с ни­ми был ре­бё­нок, бо­ле­ю­щий ос­пой. Вра­чей тай­но про­во­ди­ли в по­кои к го­су­да­рыне: там и бы­ла сде­ла­на при­вив­ка. На сле­ду­ю­щий день им­пе­ра­три­ца ве­ла се­бя как ни в чём не бы­ва­ло и прак­ти­ко­ва­ла обычные за­ня­тия. При этом вся её сви­та ужас­но нерв­ни­ча­ла: им бы­ло нуж­но со­про­вож­дать ца­ри­цу, под­дер­жи­вать бе­се­ды и раз­вле­кать её, хо­тя они зна­ли, что она «за­ра­же­на» смер­тель­ным ви­ру­сом. Все за­та­и­ли ды­ха­ние – че­го ждать от при­вив­ки, а че­рез 6 дней у им­пе­ра­три­цы по­яви­лись при­зна­ки за­бо­ле­ва­ния, од­на­ко вско­ре они про­шли.

Тем вре­ме­нем це­са­ре­вич за­бо­лел вет­рян­кой. При­шлось от­ло­жить его вак­ци­на­цию. Од­на­ко Ека­те­ри­ну это с тол­ку не сби­ло, и она за­ня­лась им­му­ни­за­ци­ей все­го дво­ра. По­лу­чить ма­те­ри­ал для при­вив­ки от са­мой мо­нар­шей осо­бы хо­те­ли все, в ре­зуль­та­те до­воль­но быст­ро бы­ли при­ви­ты 140 ари­сто­кра­тов. А по­сле вы­здо­ров­ле­ния был при­вит и на­след­ник пре­сто­ла.

Им­пе­ра­три­ца по­лу­чи­ла мно­же­ство по­здрав­ле­ний, на ко­то­рые от­ве­ти­ла так: «Мой пред­мет был своим при­ме­ром спа­сти от смер­ти мно­го­чис­лен­ных мо­их вер­но­под­дан­ных, кои, не знав поль­зы се­го спо­со­ба, оно­го стра­шась, оста­ва­лись в опас­но­сти. Я са­ма ис­пол­ни­ла часть дол­га зва­ния мо­е­го, ибо, по сло­ву еван­гель­ско­му, доб­рый пас­тырь по­ла­га­ет ду­шу свою за ов­цы». В честь та­ко­го со­бы­тия 21 ноября на­зва­ли празд­ни­ком и каж­дый год от­ме­ча­ли его, на­зы­вая Днём по­бе­ды над стра­хом пе­ред ос­пой.

Даль­ше ме­ди­кам оста­ва­лось лишь со­вер­шен­ство­вать ме­тод и прак­ти­ко­вать раз­ные спо­со­бы про­фи­лак­ти­ки дру­гих бо­лез­ней.

Толь­ко страх Ека­те­ри­ны II пе­ред ос­пой за­ста­вил рос­сий­ских вра­чей то­го вре­ме­ни за­ду­мать­ся о спо­со­бах за­щи­ты от эпи­де­мий.

Вслед за Пасте­ром

В 1886 го­ду в Рос­сии стар­то­ва­ла про­грам­ма им­му­ни­за­ции от бе­шен­ства. За ос­но­ву бы­ли взя­ты на­ра­бот­ки учё­но­го Луи Пасте­ра.

Одес­ский врач Ни­ко­лай Га­ма­лея лич­но ез­дил к Пасте­ру, что­бы на­учить­ся со­зда­вать сы­во­рот­ку от бе­шен­ства. А вер­нув­шись, от­крыл первую стан­цию по про­ве­де­нию та­ких при­ви­вок в Рос­сии.

Поз­же Га­ма­лея про­дол­жил свои раз­ра­бот­ки и изу­чал варианты пе­ре­но­са чу­мы, хо­ле­ры и ти­фа, что­бы опре­де­лить спо­со­бы воз­дей­ствия на та­кие ин­фек­ции.

Па­рал­лель­но ме­ди­ки раз­ви­ва­ли и со­пут­ству­ю­щие усло­вия успеш­но­го вы­здо­ров­ле­ния: дез­ин­фек­цию, бо­лее гра­мот­ное рас­пре­де­ле­ние боль­ных в ста­ци­о­на­ре и уход за вы­здо­рав­ли­ва­ю­щи­ми. Вслед­ствие это­го эпи­де­мии по­шли на спад, а неко­то­рые смер­тель­но опас­ные за­бо­ле­ва­ния и во­все уда­лось по­бе­дить окон­ча­тель­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.