Юрий Сто­я­нов: «У ме­ня со спор­том слож­ные от­но­ше­ния»

Zdorovye AIF - - Гость номера - Бе­се­до­ва­ла Оль­га ШАБЛИНСКАЯ

Тру­до­го­лик и пер­фек­ци­о­нист

Юрий Ни­ко­ла­е­вич, на про­грам­ме «Квар­тир­ник» ме­ня по­ра­зи­ло, насколько про­фес­си­о­наль­но вы иг­ра­е­те на ги­та­ре! При­том что вы са­мо­уч­ка, как утвер­жда­е­те!

– Ни­че­го экс­клю­зив­но­го в мо­ей исто­рии нет. Для иг­ры на ги­та­ре, ко­неч­но, нуж­но ба­зо­вое об­ра­зо­ва­ние, но мне при­шлось ком­пен­си­ро­вать его тру­до­лю­би­ем и про­сто боль­шим ко­ли­че­ством за­тра­чен­но­го вре­ме­ни. Я мог 4 ча­са один пас­саж ра­зу­чи­вать. Вме­сто то­го что­бы пой­ти роль Гам­ле­та вы­учить и ска­зать: «Го­тов сыг­рать Гам­ле­та », – си­дел и дол­бал эту ги­та­ру.

А на­счёт про­фес­си­о­наль­но­сти…

Я бы ска­зал так: «Иг­раю эф­фект­но. Я же ар­тист!» Так что я свою иг­ру на­звал бы внеш­ни­ми про­яв­ле­ни­я­ми вир­ту­оз­но­сти, а не вир­ту­оз­но­стью как та­ко­вой.

Вы не раз го­во­ри­ли, что вы тру­до­го­лик и пер­фек­ци­о­нист. Но ино­гда вы всё же от­ды­ха­е­те? Что для вас от­дых?

– В раз­ные го­ды бы­ло по­раз­но­му. У ме­ня бы­ли пе­ри­о­ды, ко­гда я к от­ды­ху от­но­сил­ся как к про­стою – вре­ме­ни, ко­гда про­сто не по­ло­же­но ра­бо­тать. Но с годами я на­чал понимать, что лю­бить се­бя – это не про­яв­ле­ние эго­из­ма. По­то­му что за­бо­тить­ся о се­бе ты вы­нуж­ден ради тех, кто ря­дом с то­бой. Ты обя­зан се­бя бе­речь, ты обя­зан от­дох­нуть, ты обя­зан под­го­то­вить­ся к очень непро­сто­му се­зо­ну, ко­то­рый те­бе предстоит. Я дол­жен быть в фор­ме, по­то­му что я от­ве­чаю за мно­гих лю­дей.

А сей­час от­дых для ме­ня – это воз­мож­ность по­быть с се­мьёй, уехать ку­да­ни­будь да­ле­ко.

Спорт по­мо­га­ет моз­ги раз­гру­зить?

– Ко­гда­то я очень се­рьёз­но за­ни­мал­ся фех­то­ва­ни­ем, стал ма­сте­ром спор­та. А все быв­шие спортс­ме­ны в зре­лом возрасте на­хо­дят­ся в очень слож­ных от­но­ше­ни­ях со спор­том. Ведь, для то­го что­бы под­дер­жи­вать се­бя в хо­ро­шей фор­ме, надо со­зда­вать по­чти та­кие же на­груз­ки, ка­кие бы­ли рань­ше. А это невоз­мож­но по­вто­рить, по­то­му что это из­де­ва­тель­ство над ор­га­низ­мом. По­это­му го­во­рить сей­час со мной о спор­те абсолютно бес­смыс­лен­но. Единст вен­ное, что я де­лаю, – немно­го хо­жу. А ещё ста­ра­юсь еже­днев­но про­плы­вать 1 км в бас­сейне – и всё.

А вред­ные при­выч­ки у вас есть?

– Я не мо­гу бро­сить ку­рить и все­гда ищу се­бе ка­кие­то оправ­да­ния. Да­же как­то с од­ним ба­тюш­кой го­во­рил: «Не мо­гу бро­сить ку­рить – и всё». Он: «Ну не бро­сишь ведь?» Я го­во­рю: «Не­а, не бро­шу». – «То­гда сде­лай так: вы­ку­рил си­га­рет­ку – толь­ко с удо­воль­стви­ем! – и ска­жи: «Гос­по­ди, спа­си­бо, мне так вкус­но бы­ло». И во вред не пой­дёт ». Но за­то я не пью, этот по­рок мне неиз­ве­стен во­об­ще.

Счи­та­ет­ся, что при­стра­стие к ал­ко­го­лю очень рас­про­стра­не­но в ак­тёр­ской сре­де.

– Ка­кая глу­пость! Это все­го лишь штамп. Я в этой про­фес­сии боль­ше 40 лет и ви­дел раз­ных ар­ти­стов – и от­но­ше­ние к ал­ко­го­лю у всех раз­ное. Я вы­рос в се­мье вра­чей и учи­те­лей. Во­об­ще у ме­ня в ро­ду три ли­нии – ра­бо­чие, кре­стьяне и ин­тел­ли­ген­ция в пер­вом по­ко­ле­нии. Так вот, не мо­гу ска­зать, что в ак­тёр­ской сре­де пью­щих лю­дей боль­ше, чем сре­ди вра­чей или ра­бо­чих. Про­сто ак­тё­ры все­гда на ви­ду, и, ес­ли кто­то поз­во­ля­ет се­бе лиш­не­го, об этом мо­мен­таль­но узна­ёт вся стра­на.

Веч­но влюб­лён­ный

Слы­ша­ла, что ро­ди­те­ли от­да­ли вас в фех­то­ва­ние, по­то­му что вы силь­но рас­тол­сте­ли по­сле жел­ту­хи. Это прав­да?

– Да, я ре­шил за­ни­мать­ся спор­том, ко­гда по­сле жел­ту­хи на­ча­лись про­бле­мы с об­ме­ном ве­ществ. До это­го был очень ху­дым ре­бён­ком, а по­том ме­ня рез­ко раз­нес­ло. Всё ду­мал, у ме­ня та­кие кра­си­вые ро­ди­те­ли, а с маль­чи­ком им не по­вез­ло. Но в фех­то­ва­ние ме­ня ни­кто не от­да­вал, я сам по­шёл. Дол­го вы­би­рал меж­ду этим ви­дом спор­та и бок­сом. Сей­час ду­маю: ка­кое же сча­стье, что я не по­шёл на бокс. Пред­став­ляю мою смаз­ли­вую фи­зио­но­мию с пе­ре­ло­ман­ным но­сом и от­би­ты­ми уша­ми… Я бы то­гда Мо­де­ста, сво­е­го из­вест­но­го пер­со­на­жа с де­фек­том ре­чи из «Го­род­ка », иг­рал без гри­ма.

Вы же ещё влю­би­лись то­гда в де­воч­ку­од­но­класс­ни­цу…

– Я влюб­лял­ся все­гда – это моё пер­ма­нент­ное со­сто­я­ние. Ко­гда я на­чал за­ни­мать­ся фех­то­ва­ни­ем, стал очень быст­ро ху­деть. Но я не по­чув­ство­вал осо­бых пе­ре­мен в сво­ей жиз­ни. Как­то не су­мел воспользоваться сво­ей строй­но­стью.

Туч­ный Гам­лет

Фех­то­ва­ние как­то при­го­ди­лось вам в жиз­ни?

– До 60 лет абсолютно не при­го­жда­лось. Хо­тя, ка­за­лось бы, этот вид спор­та мог бы быть по­ле­зен ак­тё­ру – ма­ло ли, при­дёт­ся сыг­рать в ис­то­ри­че­ском филь­ме или спек­так­ле. Но я ни ра­зу не дер­жал клин­ка ни в кад­ре, ни на сцене.

И, толь­ко ко­гда мы при­ду­ма­ли спек­такль «Спа­сти ря­до­во­го «Гам­ле­та», спор­тив­ное про­шлое мне при­го­ди­лось. Там в кон­це фех­то­валь­ный бой. У Гер­тру­ды

ро­дил­ся 10 июля 1957 го­да в Одес­се.

В 1974 го­ду по­сту­пил в ГИТИС.

По­сле окон­ча­ния ин­сти­ту­та иг­рал в Боль­шом дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре име­ни Тов­сто­но­го­ва.

Все­на­род­ную из­вест­ность Юрий Сто­я­нов по­лу­чил по­сле вы­хо­да на экра­ны про­грам­мы «Го­ро­док», ко­то­рую со­здал и вёл вме­сте с Ильёй Олей­ни­ко­вым. Был три­жды же­нат.

Де­ти от пер­во­го бра­ка – Ни­ко­лай и Алексей Хло­по­вы – те­ле­жур­на­ли­сты, от тре­тье­го бра­ка – дочь Екатерина.

есть та­кой текст в пье­се: «Ах, Гам­лет, он ту­чен и одыш­лив». Я го­во­рю: «Да­вай­те я бу­ду вто­рым в исто­рии ар­ти­стом, ко­то­рый бу­дет пол­но­стью со­от­вет­ство­вать шекс­пи­ров­ской фор­му­ли­ров­ке». Пер­вым был Ри­чард Бёр­бедж, го­во­рят, что ко­гда Шекс­пир уви­дел его на сцене, он по­нял, что нуж­но обя­за­тель­но вста­вить эту фра­зу в пье­су.

Так вот, в кон­це спек­так­ля я фех­тую сра­зу с че­тырь­мя мо­ло­ды­ми спор­тив­ны­ми ре­бя­та­ми и всех их по­беж­даю. А по­том сам па­даю, но не по­то­му, что ме­ня кто­то убил, а про­сто от уста­ло­сти.

Для спек­так­ля мы очень дол­го ис­ка­ли на­сто­я­щие клин­ки. В ре­зуль­та­те при­шлось за­ка­зы­вать их в США у од­но­го спе­ци­а­ли­ста по ис­то­ри­че­ско­му бою. Наши клин­ки не име­ют ни­че­го об­ще­го со спор­тив­ным ору­жи­ем. У нас шпа­ги ве­сят по два с лиш­ним ки­ло­грам­ма, тя­жё­лые, здо­ро­вые, ими дейст ви­тель­но мож­но убить че­ло­ве­ка. Вот я при­ду­мал на свою го­ло­ву! Оно мне надо бы­ло в 60 лет?! Так что там очень се­рьёз­ный бой!

По­пу­ляр­ный ар­тист Юрий Сто­я­нов рас­ска­зал, как под­дер­жи­ва­ет фор­му и по­че­му в 60 лет ему при­го­ди­лось уме­ние фех­то­вать.

На­зо­ви­те три свои силь­ные чер­ты ха­рак­те­ра. И ка­кие у вас есть сла­бо­сти, как вы счи­та­е­те?

– Пер­вая сла­бость – это вспыль­чи­вость, я мо­гу лег­ко взо­рвать­ся. А ещё я очень не люб­лю до­ка­зы­вать что­то ко­му­ли­бо. Это моя вто­рая сла­бая чер­та в про­фес­сии, ведь ино­гда нуж­но уметь от­стаи вать свою точ­ку зре­ния. И тре­тья моя про­фес­си­о­наль­ная сла­бость – не умею иг­рать любовь и друж­бу с несим­па­тич­ны­ми мне людь­ми.

А до­сто­ин­ства мои… Мне ка­жет­ся, я мо­гу увлечь лю­дей ка­кой­то иде­ей. Ещё я очень хо­ро­шо чув­ствую зри­те­ля и ни­ко­гда не иг­раю для ре­цен­зен­тов и кри­ти­ков. Пом­ню, как два кри­ти­ка на од­ном очень скуч­ном спек­так­ле од­но­го очень из­вест­но­го режиссёра си­де­ли со мной и про­спа­ли по­чти всю по­ста­нов­ку. И один, по­тя­ги­ва­ясь, вы­хо­дя из те­ат­ра, ска­зал: «Ну что, бу­дем хва­лить!» Так вот, я не для них ра­бо­таю. А ещё мне ка­жет­ся, что я ис­крен­ний.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.