В МО­ЕЙ ГАВАНИ

Zhizn - - ГЛАВНОЕ -

него по­яви­лась дру­гая жен­щи­на.

Впрочем, те, кто хо­ро­шо знал Успен­ско­го, да и он сам вы­да­ва­ли дру­гую вер­сию:

— Успен­ско­му ста­вят он­ко­ло­ги­че­ский ди­а­гноз. Фи­ли­на едет с ним в Гер­ма­нию, где, с её слов, он под­ни­ма­ет на неё ру­ку. Эдик, ко­то­рый и в здо­ро­вом ви­де в два ра­за меньше этой ба­би­щи, под­ни­ма­ет ру­ку по­сле он­ко­ло­ги­че­ской опе­ра­ции! Фи­ли­на

бро­са­ет пи­са­те­ля в Гер­ма­нии, воз­вра­ща­ет­ся в Моск­ву, где вме­сте с лю­бов­ни­ком за­кла­ды­ва­ет дом, куп­лен­ный Успен­ским в Пе­ре­дел­кине. Мо­ло­дой лю­бов­ник пы­та­ет­ся ку­пить на эти день­ги зо­ло­той при­иск в Тын­де. С при­ис­ком их ки­да­ют, день­ги уле­та­ют в кос­мос. Воз­му­щён­ный Успенский за­кры­ва­ет про­грам­му «В на­шу га­вань...» и пе­ре­ста­ёт да­вать Фи­ли­ной день­ги. Элео­но­ра бро­са­ет­ся во все жур­на­лы, рас­ска­зы­вая, что Успенский — ти­ран. Как бы то ни бы­ло, в ито­ге он ушёл от Элео­но­ры и вер­нул­ся к … Елене.

Пи­са­тель влю­бил­ся в со­ве­ду­щую сво­е­го шоу

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.