Тер­ри­то­рия

Как укра­ин­ская власть воз­вра­ща­ет жизнь в осво­бож­ден­ные го­ро­да Дон­бас­са

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Ап: уже не считаем количество обстрелов на донбасс -

На Во­сто­ке об­стре­лы, Но си­ту­а­ция В це­лом под коН­тро­лем. си­ло­Ви­ки ра­пор­ту­ют о за­чист­ках при­фроН­то­Вой по­ло­сы, В го­ро­дах ра­бо­та­ют ко­меН­да­ту­ры. то есть пла­Но­мер­Но Воз­Вра­ща­ем доН­басс В укра­и­Ну. по край­Ней ме­ре, так уВе­ря­ют чи­НоВ­Ни­ки. а как На са­мом де­ле, кор­ре­споН­деНт «аиф» узНал, съез­диВ В при­ф­роНтоВую красНо­го­роВку.

до­Нец­кий ха­рак­тер

Крас­но­го­ров­ка - это, по су­ти, при­го­род До­нец­ка - все­го шесть ки­ло­мет­ров и «Доб­ро по­жа­ло­вать в МММ». Сам го­ро­док не боль­шой, но и не ма­лень­кий - 10 ты­сяч на­се­ле­ния. И это точ­но не са­мое кра­си­вое ме­сто на зем­ле. Окра­и­ны - в хлам, а в ты­лу «ти­пич­но про­мыш­лен­ный пей­заж»: за­вод, мо­ну­мен­таль­ный Дом куль­ту­ры и чах­лый сквер на­про­тив. Так вы­гля­дит боль­шин­ство го­ро­дов Дон­бас­са. Ну так что, не лю­бить их за это? Глав­ное же лю­ди, а они кре­мень. Вот сто­ишь на оста­нов­ке - ко­па­ешь­ся в сум­ке, и вдруг за спи­ной ав­то­мат­ная оче­редь, за­тем взрыв и еще один. А лю­ди не бе­гут. Так­си­сты про­дол­жа­ют ку­рить, при­хле­бы­вая ко­фе из ста­кан­чи­ков.

- Вы что, не слы­ша­ли? - дер­гаю за ру­ках де­вуш­ку. - Где здесь укры­тие, под­вал? Ну, ку­да бе­жать-то…

- Так это ж да­ле­ко, - она от­ве­ча­ет с лег­ким удив­ле­ни­ем. - Не до­ле­тит. - А как знать, что до­ле­тит? - Ас­фальт нач­нет виб­ри­ро­вать, ок­на дро­жать, - тер­пе­ли­во по­яс­ня­ет. - Вы не мест­ная? И зна­ко­мых нет? Ну, по­лу­ча­ет­ся, и ме­ста в под­ва­ле у вас нет. То­гда, глав­ное, уез­жай­те до че­ты­рех ве­че­ра - по­то­му что по­сле уж точ­но до­ле­тит.

Да, ров­но в че­ты­ре на­сту­па­ет ко­мен­дант­ский час - и весь го­род спус­ка­ет­ся в под­ва­лы. Бы­ва­ет, ко­неч­но, и днем па­лят. Но то­гда уж мест­ным пле­вать - мно­го дел. Необ­хо­ди­мо вез­де успеть, и каж­до­му на­пом­нить о сво­ем су­ще­ство­ва­нии. Де­с­кать, не спе­ши­те ме­ня хо­ро­нить.

- Вы­жить мож­но толь­ко од­ним спо­со­бом - вез­де стать сво­им, - ав­то­ри­тет­но за­яв­ля­ет бой­кая пен­си­о­нер­ка Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на, при­тор­мо­зив на мест­ном рын­ке. - Вот про­дук­ты при­вез­ли, а де­нег нет. За счет че­го су­ще­ству­ем?

Пра­виль­но, гу­ма­ни­тар­ная по­мощь. Ее сю­да за­во­зят фу­ра­ми. И на­до знать, где «вы­бро­сят» - в кур­се ко­мен­да­ту­ра, штаб. И на рын­ке на­до по­кру­тить­ся - вдруг там слу­чай­ная ра­бо­та най­дет­ся. Но глав­ное - не за­бы­вать о Бо­ге! В Крас­но­го­ров­ке ра­бо­та­ет три церк­ви еван­ге­ли­стов. И, как го­во­рят, здо­ро­во по­мо­га­ют. Но опять-та­ки толь­ко сво­им при­хо­жа­нам. По­это­му пен­си­о­нер­ки бе­га­ют сра­зу во все три. Не успе­ва­ют столь­ко гре­шить, сколь­ко от­ма­ли­ва­ют. Впро­чем…

- В од­ной церк­ви пастор го­во­рит, не ве­ру­е­те - ла­воч­ка за­кры­ва­ет­ся. Так мы им по­ка­за­ли, при­хвост­ням аме­ри­кан­ским! Взя­ли пал­ки - и по­шли... - ра­пор­ту­ет пен­си­о­нер­ка.

Дей­стви­тель­но, был та­кой во­пи­ю­щий слу­чай. Пастор по­лу­чил дро­ва - и не раз­да­ет. Паства, ко­гда узна­ла, как бес по­пу­тал бра­ли цер­ковь штур­мом. Та­кой вид­но до­нец­кий ха­рак­тер - и ра­ды бы ли­це­ме­рить, да не по­лу­ча­ет­ся. Чем доль­ше пы­та­ют­ся фи­гу в кармане удер­жать, тем силь­нее в ито­ге, на­кру­тив се­бя ос­но­ва­тель­но, ты­чут этой фи­гой в ли­цо обид­чи­ку. По­это­му тео­рия со­ци­аль­ной адап­та­ции тут пе­ри­о­ди­че­ски да­ет сбой. Ин­те­рес­но, про­чув­ство­ва­ли ли это на се­бе в во­ен­ной ко­мен­да­ту­ре? Там ведь уже не пер­вый ме­сяц ра­бо­та­ют. Зда­ние, кста­ти, сра­зу за цен­траль­ным пар­ком - коп­тит бур­жуй­ка­ми, из ка­би­не­тов тор­чит мно­же­ство труб.

по­ка­за­тель­Ный

рейд

- За­пись на дро­ва за-кон-че­на! - не от­во­дя глаз от ком­пью­те­ра, чи­сто ин­ту­и­тив­но ре­а­ги­ру­ет на стук две­ри се­кре­тар­ша.

- Так я по дру­го­му во­про­су - к глав­но­му …

- А, у се­бя. Он же все­гда у се­бя, - так же, не от­ры­ва­ясь от ком­пью­те­ра, ма­шет ру­кой в сто­ро­ну ка­би­не­та. А с че­го это «все­гда»? - Так я по­не­во­ле фа­на­тик - жи­ву в этом ка­би­не­те, - с хо­ду по­яс­ня­ет Олег ЛИВАНЧУК, ру­ко­во­ди­тель Крас­но­го­ров­ской во­ен­но-граж­дан­ской ад­ми­ни­стра­ции - невы­со­кий, под­жа­рый и весь­ма по­движ­ный муж­чи­на в во­ен­ной уни­фор­ме (ра­нее воз­глав­лял Уго­лов­ную по­ли­цию Сум­ской об­ла­сти, ушел на пен­сию, а как на­ча­лась вой­на, по­шел на фронт, во­е­вал в ря­дах ВСУ). - Чаю хо­ти­те?

В ка­би­не­те обо­ру­до­ва­на бур­жуй­ка - по­трес­ки­ва­ют дро­ва, за­ки­па­ет чай­ник. На стене флаг Укра­и­ны, в уг­лу - пу­ле­мет.

- А по­че­му вы тут жи­ве­те? ин­те­ре­су­юсь, от­хле­бы­вая чай.

- Так мне ж охрана не по­ло­же­на, - вдруг ши­ро­ко улыб­нул­ся ко­мен­дант, мол, уме­ет же на­чаль­ство на­сме­шить. - Хо­тя я сам не по­ни­маю, как та­кое мо­жет быть «на пе­ред­ке», при вы­пол­не­нии осо­бо важ­но­го за­да­ния. Тут же аб­со­лют­но се­пар­ский го­род. Че­го, ду­ма­е­те, я сплю на этом ди­ване? Из част­но­го до­ма ме­ня, до­пу­стим, ута­щить лег­ко, а тут слож­нее. Вы зна­е­те, что из Крас­но­го­ров­ки уже дво­их ута­щи­ли на ту сто­ро­ну? Ес­ли ута­щи­ли - не най­дешь. Ес­ли что, от­кры­ваю огонь на по­ра­же­ние, - быст­рый взгляд в сто­ро­ну пу­ле­ме­та. - А это на край­ний слу­чай, - до­ста­ет гра­на­ту из ящи­ка.

- И что вы на­ме­ре­ны с этим де­лать?

- А что мож­но с гра­на­той де­лать? Я, что, в плен пой­ду? Ме­ня там на кус­ки по­ре­жут.

И это не по­хо­же на обыч­ную па­ра­нойю - в го­ро­де ра­бо­та­ют раз­ве­ды­ва­тель­но-ди­вер­си­он­ные груп­пы про­тив­ни­ка. Охо­ту за ни­ми ве­дут еще с осе­ни, но без­ре­зуль­тат­но. Стран­но это слы­шать по­сле всех бра­вур­ных за­яв­ле­ний си­ло­ви­ков. В де­каб­ре, на­при­мер, ра­пор­то­ва­ли о за­чист­ке Крас­но­го­ров­ки - за­дер­жа­ли 85 че­ло­век. Прав­да, за­бы­ли упо­мя­нуть, что боль­шин­ство уже че­рез час от­пу­сти­ли.

- Это бы­ли слу­чай­ные лю­ди. Глав­ное, сня­ли еще фильм для ру­ко­вод­ства, вро­де как за­дер­жа­ли ко­го-то с пи­сто­ле­том, - неожи­дан­но прыс­нул со сме­ху ко­мен­дант. - Да ка­кой ду­рак, ко­гда идет опе­ра­ция, пой­дет гу­лять с ору­жи­ем по го­ро­ду?

- Так он же не знал, что опе­ра­ция идет…

- Как не знал? Шесть­сот че­ло­век в го­ро­де! На бро­не­ви­ках, по всем ули­цам. Они же всю ночь скап­ли­ва­лись. Да­же на той сто­роне зна­ли, - ко­мен­дант за­ку­ри­ва­ет, при­от­крыв ок­но. Из ок­на уже мож­но раз­гля­деть окра­и­ны До­нец­ка. - На­ча­лись об­стре­лы. Я всю жизнь на опе­ра­тив­ной ра­бо­те - знаю, как это де­ла­ет­ся. До­пу­стим, есть аген­тур­ные све­де­ния - ти­хо за­шли две груп­пы, вы­дер­ну­ли ко­го на­до - уеха­ли. А это ту­пизм, я по-дру­го­му не на­зо­ву.

ЖизНь На дВа

ла­ге­ря

По ча­сти без­опас­но­сти в Крас­но­го­ров­ке, как и в дру­гих при­фрон­то­вых го­ро­дах, си­ту­а­ция сло­жи­лась па­то­вая. На ули­цах со­всем нет пат­ру­лей. Па­роч­ка участ­ко­вых мест­но­го раз­ли­ва и на этом все. Рай­от­дел ми­ли­ции за­кры­ва­ет­ся в 4 ве­че­ра, по­то­му что по­том тем­но и страш­но.

По идее, как раз для та­ких слу­ча­ев со­зда­ва­ли ба­та­льо­ны МВД. Но ба­та­льон «Шах­терск» идею дис­кре­ди­ти­ро­вал - бой­цов судят за пыт­ки мир­ных жи­те­лей. Ген­на­дий Москаль - то­гда еще Лу­ган­ский гу­бер­на­тор - по­тре­бо­вал убрать все ба­та­льо­ны.

- В ито­ге осе­нью Ген­штаб на­пра­вил ди­рек­ти­ву с огра­ни­чен­ным до­сту­пом. Ес­ли вкрат­це, по­тре­бо­вал вы­ве­сти ба­та­льо­ны с пер­вой ли­нии. Все, кро­ме тех, кто непо­сред­ствен­но под­чи­ня­ет­ся ГУ МВД До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей, - отра­пор­то­ва­ли в глав­ке МВД.

Но ока­за­лось, что у До­нец­кой ми­ли­ции ба­та­льо­нов нет. Ло­гич­но бы­ло бы «пе­ре­ки­нуть» на ее «сче­та» парочку, но в сто­лич­ном глав­ке за­яви­ли, что не ста­нут. Мол, ес­ли Ген­шта­бу не на­до, то и мы на­вя­зы­вать­ся не бу­дем.

- Это по­ли­ти­че­ский мо­мент. За обо­рон­кой, как из­вест­но, сто­ит пре­зи­дент, а за ми­ли­ци­ей - «На­род­ный фронт». У них своя вой­на в про­власт­ных ка­би­не­тах. А лю­бая вой­на пред­по­ла­га­ет со­пут­ству­ю­щий ущерб, - счи­та­ет Олег ЖДА­НОВ, пол­ков­ник за­па­са, во­ен­ный экс­перт.

Со­пут­ству­ю­щим ущер­бом мо­жет стать ко­мен­дант, при­ез­жий жур­на­лист или укра­ин­ский ак­ти­вист. В го­ро­де это пре­крас­но по­ни­ма­ют, по­это­му су­ще­ству­ет та­бу на про­яв­ле­ние пуб­лич­ной по­зи­ции.

- Мы за мир! Ага, за мир! ки­ва­ют в мас­со­вом по­ряд­ке.

Вда­вать­ся в подробности не ста­нут - все бо­ят­ся от­ка­зать «сво­им» и оби­деть «чу­жих». Это про­яв­ля­ет­ся во всем. До­пу­стим, рас­се­ле­ние во­ен­но­слу­жа­щих. Они сто­ят на вы­со­тах, но квар­ти­ру­ют в го­ро­де.

- Квар­ти­ры на окра­и­нах пу­сту­ют, но клю­чи от сво­их пу­сту­ю­щих и по­лу­раз­ру­шен­ных квар­тир хо­зя­е­ва не от­да­ют, рас­суж­да­ет Ро­ди­слав МА­ЛЯР­ЧУК, пастор «Церк­ви Хри­ста».

Бо­ят­ся, как бы не про­зна­ли «на той сто­роне», что ты жи­лье укра­ин­ским во­ен­ным по доб­рой во­ле сда­вал. А вот ес­ли сол­да­ты все же за­ня­ли квар­ти­ру «на пе­ред­ке», хо­зя­ин в ко­мен­да­ту­ру не спе­шит. Хо­тя непре­мен­но по­жа­лу­ет­ся зна­ко­мым - беспредел, ма­ро­дер­ство.

Та­кая же ще­кот­ли­вая те­ма от­но­ше­ния мест­ных де­ву­шек с во­ен­ны­ми. Эти от­но­ше­ния ча­сто за­хо­дят да­ле­ко - за­му­же­ство, де­ти… Во­ло­сы этим де­вуш­кам, ко­неч­но, не стри­гут - бо­ят­ся уха­же­ров с ав­то­ма­та­ми. Но даль­ний зна­ко­мый уже не под­ся­дет, по ду­шам го­во­рить не ста­нет. И глав­ное, скрыть ни­че­го нель­зя - го­род, хоть и нема­лень­кий, но на­род жи­вет ло­каль­ны­ми об­щи­на­ми - дво­ра­ми.

ИН­ФОР­МА­ЦИ­ОН­НАЯ

БЛОКАДА

- Так по­лу­чи­лось из-за вой­ны. Бы­ва­ет, в до­ме пять че­ло­век оста­лось, бы­ва­ет, де­сять. По оди­ноч­ке не вы­жить, - НА­ТА­ЛЬЯ, жи­тель­ни­ца Во­сточ­но­го рай­о­на с опас­кой смот­рит в глу­би­ну дво­ра. На пло­щад­ке бес­ну­ет­ся стая со­бак - быв­шие до­маш­ние пи­том­цы из бро­шен­ных квар­тир. Те­перь они здесь глав­ные, се­рьез­но пре­вос­хо­дят по чис­лен­но­сти «люд­ское мень­шин­ство».

- Там даль­ше на­ше убе­жи­ще: и от со­бак и от хо­ло­да, - ки­ва­ет На­та­лья.

Вы­ждав мо­мент, ко­гда двор опу­сте­ет (стая по­мча­лась ку­да­то вдаль), ве­дет на экс­кур­сию. Воз­ле дет­ских качелей непо­нят­ная кон­струк­ция, внут­ри печь ма­зан­ка, сто­лы и лав­ки.

- Мы здесь и гре­ем­ся и го­то­вим. В Крас­но­го­ров­ке га­за нет, отоп­ле­ния нет - за­ги­ба­ет паль­цы На­та­лья. - Прав­да, сей­час ре­же со­би­ра­ем­ся - ко­мен­да­ту­ра вы­да­ет бур­жуй­ки. По­лу­ча­ет­ся, пе­ре­шли на ин­ди­ви­ду­аль­ное отоп­ле­ние. Счи­тай - ре­фор­ма, толь­ко вот по­хва­стать негде: в Крас­но­го­ров­ке ведь нет сво­е­го те­ле­ка­на­ла, сю­да не при­во­зят га­зет. Укра­ин­ское те­ле­ви­де­ние во­об­ще не ло­вит - нуж­на те­ле­выш­ка, и она по­след­ние два го­да «в пу­ти». Как бы то ни бы­ло, мест­ное на­се­ле­ние ис­клю­чи­тель­но на «ана­ли­ти­ке Ки­се­ле­ва» - смот­рят «Рос­сию-24» плюс ка­на­лы «Но­во­рос­сии». Их мно­го, пе­ре­да­чи ин­те­рес­ные.

- Вот недав­но пе­ре­да­ва­ли, что день­ги, ко­то­рые Укра­и­на вы­клян­чи­ла на вос­ста­нов­ле­ние Дон­бас­са, уже раз­во­ро­ва­ли, как бы меж­ду про­чим за­ме­ча­ет в хо­де бе­се­ды так­сист, в ожи­да­нии кли­ен­тов. - Или ска­же­те, неправ­да? - опять-та­ки как бы меж­ду про­чим пе­ре­во­дит взгляд на раз­ру­шен­ные вы­сот­ки.

- По­че­му до­ма не ре­мон­ти­ру­е­те? - ин­те­ре­су­юсь у Алек­сандра АЛЕК­СЕ­Е­ВА, гла­вы ком­му­наль­но­го пред­при­я­тия «Ви­та». Он ока­зал­ся лег­кой до­бы­чей - уже час ме­ди­ти­ру­ет над про­ры­вом тру­бы в цен­тре го­ро­да.

- Да по­то­му что все у нас че­рез ж…у! - мо­мен­таль­но на­шел­ся Алек­се­ев.

Вот у него 1,5 ты­ся­чи раз­ру­шен­ных квар­тир. Об­ласть го­то­ва рас­ко­ше­лить­ся, но для это­го нуж­на про­ект­ная до­ку­мен­та­ция. А ее необ­хо­ди­мо сде­лать за счет мест­но­го бюд­же­та. Ко­мен­да­ту­ры то­же фи­нан­си­ру­ют­ся за счет мест­но­го бюд­же­та - та­ков за­кон. Но бюд­же­та-то нет, про­мыш­лен­ность сто­ит. Вот и по­лу­ча­ет­ся и на про­ект нет де­нег, и без про­ек­та то­же нет. Ту­пик! Вот еще при­мер: го­род жи­вет без очист­ных со­ору­же­ний - их укра­ли во вре­мя вой­ны. С тех пор нечи­сто­ты сте­ка­ют в по­ля, за­тем в ру­чьи - и от­ту­да в реку Каль­ми­ус, снаб­жа­ю­щую во­дой Ма­ри­у­поль.

- Это хо­ро­шо, по­ка нет ин­фек­ции. Хо­тя мы, ко­неч­но, пер­вы­ми по­чув­ству­ем эпи­де­мию, - го­во­рит Алек­се­ев, вы­ны­ри­вая из лю­ка, - лю­дей не хва­та­ет, при­хо­дит­ся за­ни­мать­ся про­стой ра­бо­той.

Но со­труд­ни­ки ко­мен­да­ту­ры не уны­ва­ют. По­хо­же, у них проснул­ся уже чи­сто на­уч­ный ин­те­рес - до че­го мо­жет дой­ти аб­сурд. К сло­ву, мест­ные уве­ре­ны, что и ко­мен­да­ту­ра пре­крас­но впи­сы­ва­ет­ся в «об­щий пей­заж». Так в го­ро­де отоп­ле­ния нет, ка­на­ли­за­ции то­же, при этом ко­мен­дант тре­бу­ет «лю­би­те Укра­и­ну!»

- Вы­го­ня­ет со­труд­ни­ков на раз­ные ак­ции… «Укра­и­на в мо­ем серд­це». Таб­лич­ки им раз­да­ет, фо­то­гра­фи­ру­ет и вы­кла­ды­ва­ет в Ин­тер­нет. Го­во­рит, «пре­ду­пре­ди­тель­ная» ме­ра - ес­ли кто ре­шит­ся пе­ре­мет­нуть­ся на дру­гую сто­ро­ну. Ди­рек­то­ров школ со­зы­вал, тре­бо­вал пи­сать со­чи­не­ния на те­му: «За что я люб­лю Укра­и­ну». Чис­ло - под­пись, - ози­ра­ясь по сто­ро­нам, спеш­но вы­ва­ли­ва­ет «сек­рет­ную ин­фор­ма­цию» со­труд­ни­ца ко­ор­ди­на­ци­он­но­го шта­ба по раз­да­че гу­ма­ни­тар­ки.

В об­щем, шан­та­жи­ру­ет мест­ных по ме­ре сил. Ну а что ему еще оста­ет­ся? Ка­кие у него здесь ар­гу­мен­ты на ру­ках кро­ме гра­на­ты и креп­ко­го слов­ца…

Ну а мест­ные жи­те­ли? Они ско­рее пе­ре­жи­да­ют: - Как в га­ре­ме жи­вем, по­ни­ма­ем, что вы­ку­рят, но не зна­ем, кто и ко­гда, ре­зю­ми­ру­ет ИВА­НЫЧ, мест­ный ба­ла­гур, быв­ший шах­тер.

В при­фрон­то­вых го­ро­дах по­че­му-то уве­ре­ны, что их ны­неш­ний ста­тус - еще не окон­ча­тель­ный ди­а­гноз. Укра­и­на, на­про­тив, уве­ре­на в об­рат­ном. По­сле экс­кур­сии в го­род­ках, та­ких как Крас­но­го­ров­ка, по­ни­ма­ешь - в укра­ин­ской по­ли­ти­ке по от­но­ше­нию к Дон­бас­су есть что-то ин­фан­тиль­ное. Во­дру­зил флаг на глав­ной пло­ща­ди - и точ­ка. При этом укра­ин­ский Дон­басс по умол­ча­нию ста­би­лен. Все хо­ро­шо и без экс­цес­сов, что чрез­вы­чай­но важ­но для го­су­дар­ствен­но­го ими­джа.

Ев­ге­ния Су­пры­чЕ­ва

Фо­то ав­то­ра

Зда­ние ад­ми­ни­стра­ции - мест­ный форт - пост укра­ин­ской вла­сти. И пусть окон нет, за­то но­вая таб­лич­ка ра­ду­ет глаз.

Цер­ковь еван­ге­ли­стов рас­по­ло­жи­лась в мест­ном До­ме куль­ту­ры и вы­дер­жа­ла не один штурм раз­гне­ван­ной паст­вы.

Во­ен­ный ко­мен­дант Олег Ливанчук и жи­вет и ра­бо­та­ет в ка­би­не­те. Дер­жит обо­ро­ну с по­мо­щью пу­ле­ме­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.