ДЕ­МОН ЖИ­ВО­ПИ­СИ

При жиз­ни его тра­ви­ли, а ра­бо­ты на­зы­ва­ли му­со­ром.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Вячеслав зайцев признался, что страдает болезнью п - Кон­стан­тин КУДРЯШОВ

«ЭТО ГЕ­НИЙ!»

160 ЛЕТ НА­ЗАД, 17 МАР­ТА 1856 Г., В ОМ­СКЕ В СЕ­МЬЕ ШТАБСКАПИТАНА ТЕНГИНСКОГО ПОЛ­КА РО­ДИЛ­СЯ СЫН. А ЧЕ­РЕЗ 1,5 МЕ­СЯ­ЦА БЫЛ ВПЕР­ВЫЕ ПОЛ­НО­СТЬЮ ОПУБ­ЛИ­КО­ВАН «ДЕ­МОН» - ПО­Э­МА ПО­КОЙ­НО­ГО ПО­РУ­ЧИ­КА ТЕНГИНСКОГО ПОЛ­КА МИ­ХА­И­ЛА ЛЕР­МОН­ТО­ВА. НО­ВО­РОЖ­ДЕН­НО­ГО СЫ­НА ОМ­СКО­ГО ОФИ­ЦЕ­РА ТО­ЖЕ НА­ЗВА­ЛИ МИ­ХА­И­ЛОМ. ФА­МИ­ЛИЯ - ВРУ­БЕЛЬ. НО ЕГО «ДЕ­МО­НУ» ТОЛЬ­КО ПРЕД­СТО­Я­ЛО ПО­ЯВИТЬ­СЯ.

Ас­со­ци­а­ция «Вру­бель - Де­мон» на­столь­ко проч­на, что неко­то­рые не брез­гу­ют да­же по­пе­нять ху­дож­ни­ку его лич­ной тра­ге­ди­ей и ду­шев­ной бо­лез­нью: «Ло­гич­ным фи­на­лом, рас­пла­той за де­мо­низм ста­ли для него смерть ре­бен­ка и су­ма­сше­ствие».

Хо­тя со­вре­мен­ни­ки оста­ви­ли нам иной порт­рет Вру­бе­ля. Его то­ва­рищ ху­дож­ник Кон­стан­тин Ко­ро­вин вспо­ми­нал: «Чи­стей­ший из лю­дей. Крот­ко сносил все уда­ры, тер­пел от зло­бы и неве­же­ства всю жизнь. Был бе­ден и го­ло­дал, слу­ча­лось, мог ме­сяц жить на 3 руб­ля, пи­та­ясь хле­бом да во­дой. Од­на­ко ви­дел лишь то, что зна­чи­тель­но и вы­со­ко. Не ко­пил и не жа­лел ни ра­бот сво­их, ни де­нег». А вот и сам Вру­бель стес­ни­тель­но при­зна­ет­ся: «Лю­дей де­рев­ни не люб­лю - они по­сто­ян­но ру­га­ют мать. «Мать твою», «мать ту­да» - это от­вра­ти­тель­но, это невы­но­си­мо... За гра­ни­цей мне ино­гда нра­вит­ся - там боль­ше ра­вен­ства. Но там пре­зи­ра­ют бед­ность. Это неспра­вед­ли­во, невер­но и нехо­ро­шо».

Неиз­вест­но, впро­чем, о чем имен­но го­во­рил ху­дож­ник. Его во­об­ще ма­ло по­ни­ма­ли. Вот что го­во­рил его со­вре­мен­ник кри­тик Вла­ди­мир Ста­сов: «Вру­бель очень хо­ро­ший и ми­лый че­ло­век, и да­же от­ча­сти небес­та­ла­нен». Но эта жал­кая по­хва­ла тут же пе­ре­чер­ки­ва­ет­ся сле­ду­ю­щей фра­зой: «Од­на­ко ра­бо­ты его до то­го неле­пы и без­об­раз­ны, что ни­ка­ко­го тер­пе­ния нет!»

Имен­но под та­кой ак­ком­па­не­мент Вру­бель во­шел в выс­шую ли­гу ху­дож­ни­ков сво­е­го вре­ме­ни. Про­изо­шло это до­воль­но позд­но - в 1891 г., ко­гда бы­ло за­ду­ма­но юби­лей­ное из­да­ние про­из­ве­де­ний Лер­мон­то­ва, при­уро­чен­ное к 50-ле­тию его ги­бе­ли. Для ил­лю­стри­ро­ва­ния ото­бра­ли 18 ма­сте­ров - Ре­пин, Шишкин, Ай­ва­зов­ский... и Вру­бель, «до сей по­ры со­вер­шен­но не из­вест­ный ши­ро­кой пуб­ли­ке». Воз­мож­но, имен­но по­это­му Вру­бе­лю до­стал­ся са­мый скром­ный го­но­рар - все­го лишь 800 руб­лей за 5 боль­ших и 13 ма­лых ил­лю­стра­ций. Од­на­ко по-на­сто­я­ще­му в этом про­ек­те за­пом­нил­ся толь­ко он - по­сле Вру­бе­ля боль­ше ни­кто и ни­ко­гда не пы­тал­ся ил­лю­стри­ро­вать лер­мон­тов­ско­го «Де­мо­на».

За­то за­ме­ти­ли ху­дож­ни­ка сра­зу. Прес­са ра­дост­но взвы­ла: «Вру­бель - это гру­бость, ка­ри­ка­тур­ность, урод­ли­вость, неле­пость!» Да­же учи­тель Вру­бе­ля, Илья Ре­пин, от­ме­тил: «Ми­ха­ил стал мне непри­я­тен в этих ил­лю­стра­ци­ях».

На­до ска­зать, что охла­жде­ние бы­ло вза­им­ным. Еще бу­дучи сту­ден­том, Вру­бель был непри­ят­но по­ра­жен кар­ти­ной Ре­пи­на «Крест­ный ход в Кур­ской гу­бер­нии». Пре­тен­зий бы­ло две. Пер­вая - ре­ли­ги­оз­ная. Вру­бе­лю ка­зал­ся чу­до­вищ­ным сам сю­жет: «Пья­ная тол­па, и нет ни од­но­го ве­ру­ю­ще­го, да­же сре­ди свя­щен­ни­ков! Не­уже­ли в Рос­сии нет Бо­га?» Вто­рая про­фес­си­о­наль­ная: «Ре­пин сри­со­вы­ва­ет, а не ри­су­ет». Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич не по­бо­ял­ся вы­ска­зать это сво­е­му учи­те­лю в гла­за. Од­но из пер­вых по­яв­ле­ний Вру­бе­ля в до­ме ме­це­на­та Сав­вы Ма­мон­то­ва укра­си­лось тихим скан­да­лом. Ни­ко­му не из­вест­ный мо­ло­дой че­ло­век, при­ве­ден­ный Ко­ро­ви­ным, по­до­шел к Ре­пи­ну, ко­то­рый с блок­но­том цар­ство­вал за сто­лом, ри­суя порт­рет хо­зяй­ки, и ска­зал: «Илья Ефи­мо­вич, а ведь вы ри­со­вать не уме­е­те». Оне­мев­ший от та­кой вы­ход­ки Мамонтов вы­та­щил Ко­ро­ви­на на тер­ра­су: «Ко­стя, ко­го ты при­вел?» На что по­лу­чил про­стой от­вет: «Сав­ва Ива­но­вич, это ге­ний».

«РИСУЙ И МОЛ­ЧИ»

Ге­ний - да. Ге­ний-тру­же­ник, не по­чи­ва­ю­щий на лав­рах. Непод­ра­жа­е­мый. В пря­мом смыс­ле это­го сло­ва - не за­ме­че­но ни од­ной по­пыт­ки пи­сать «под Вру­бе­ля». Фа­на­тич­ный ра­бот­ник. Он по­сто­ян­но твер­дит од­но и то же: «Все вре­мя рисуй, каж­дый день, каж­дую ми­ну­ту». «Ты рисуй и мол­чи; ко­гда на­ри­су­ешь, то­гда и го­во­ри об ис­кус­стве».

Ху­дож­ник Ми­ха­ил Не­сте­ров лю­бил вспо­ми­нать та­кую ис­то­рию. Од­на­ж­ды Вру­бель на­пи­сал по­лот­но «Мо­ле­ние о ча­ше». Геф­си­ман­ский сад, Хри­стос, все за­ли­то про­зрач­ным лун­ным све­том... Вас­не­цов был в вос­тор­ге, на­шел по­ку­па­те­ля, тот ку­пил кар­ти­ну, и оба умо­ля­ли Вру­бе­ля ни­че­го с ней не де­лать. А он по­шел в цирк. Вер­нул­ся под впе­чат­ле­ни­ем от но­ме­ра од­ной на­езд­ни­цы, очень хо­тел на­пи­сать ее по па­мя­ти. Хол­ста не бы­ло, и то­гда он взял свой уже про­дан­ный ше­девр. Ко­гда стем­не­ло, от «Мо­ле­ния о ча­ше» оста­вал­ся неза­пи­сан­ным толь­ко уголок...

Да, это по­хо­же на одер­жи­мость. Но не де­мо­ном, а ра­бо­той. Да­же ко­неч­ный ре­зуль­тат для него был не так уж ва­жен. Он мог из­ре­зать ри­су­нок, а то и во­все его вы­бро­сить. Меж­ду про­чим, имен­но с это­го на­ча­лось зна­ме­ни­тое вру­бе­лев­ское со­бра­ние Тре­тья­ков­ки. Ху­дож­ник на­ри­со­вал оче­ред­ную «Го­ло­ву Де­мо­на». По­том смял ее и ки­нул на пол. Кон­стан­тин Ко­ро­вин по­до­брал, со­хра­нил и по­да­рил Тре­тья­ко­ву.

«Смять и вы­бро­сить» - эта судь­ба мог­ла по­стиг­нуть и дру­гие ра­бо­ты ху­дож­ни­ка. На­при­мер, став­шие клас­си­кой пан­но «Ми­ку­ла Се­ля­ни­но­вич» и «Прин­цес­са Гре­за». За­ка­зан­ные Сав­вой Ма­мон­то­вым в 1896 г. для па­ви­льо­на вы­став­ки в Ниж­нем Нов­го­ро­де, они вы­зва­ли «оже­сто­чен­ную ру­гань, нена­висть и что-то звериное в жю­ри ху­дож­ни­ков из ака­де­мии». Их сня­ли и, ес­ли бы не заказчик, за­про­сто мог­ли бы уни­что­жить.

Спу­стя 14 лет по­сле это­го ин­ци­ден­та ху­дож­ник, по­ра­жен­ный ду­шев­ной бо­лез­нью, пол­но­стью ослеп­ший, умер в пси­хи­ат­ри­че­ской ле­чеб­ни­це. По иро­нии судь­бы гроб из церк­ви вы­но­си­ли те же лю­ди, что уби­ра­ли с вы­став­ки его пан­но.

«Со­ше­ствие Свя­то­го Ду­ха на апо­сто­лов» (1885 г.)

«Сне­гу­роч­ка» (1890 г.)

«Мо­царт и Са­лье­ри» (1884 г.)

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.