ГОСДОЛГ: ВЫ­РОС ИЛИ ПРОХУДИЛСЯ?

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - FRONT PAGE -

По­че­му укра­ин­ские дол­ги рас­тут в грив­нах, но па­да­ют в дол­ла­рах?

Соб­ствен­но, мысль о том, что со­кра­ще­ние госдол­га про­изо­шло ис­клю­чи­тель­но за счет со­кра­ще­ния внут­рен­не­го дол­га (и то толь­ко при пе­ре­во­де в дол­ла­ры, а в грив­нах и он вы­рос), не скры­ва­ют и в са­мом Мин­фине. В ве­дом­стве при­зна­ют, что со­кра­ще­ние сум­мы дол­га про­изо­шло за счет умень­ше­ния сум­мар­но­го внут­рен­не­го дол­га на 5,3% - до 20,9 млрд долл.

Ин­те­рес­но, за счет че­го рас­тет наш долг в ино­стран­ной ва­лю­те? Ка­за­лось бы, внеш­ние дол­ги ре­струк­ту­ри­зи­ро­ва­ны, но­вых за­им­ство­ва­ний мы де­лать не мо­жем: из-за от­сут­ствия тран­ша от МВФ нас ни­кто не хо­чет кре­ди­то­вать, фонд вы­сту­пал свое­об­раз­ным га­ран­том на­шей пла­те­же­спо­соб­но­сти. По ло­ги­ке дол­ги в ва­лю­те должны бы па­дать. Тем не ме­нее Укра­и­на умуд­ря­ет­ся уве­ли­чи­вать за­дол­жен­ность в ва­лю­те, несмот­ря на то, что ни­кто одал­жи­вать не хо­чет.

«Бы­ли дви­же­ния в ян­ва­ре­фев­ра­ле по са­мо­му дол­гу. В част­но­сти, по­зи­тив­ное саль­до по при­вле­че­нию ре­сур­сов на внут­рен­нем рын­ке со­ста­ви­ло 36 млрд грн, то есть объ­ем при­вле­чен­но­го ка­пи­та­ла в гривне и ва­лю­те (валютные ОВГЗ). Саль­до дви­же­ния по внеш­не­му дол­гу ока­за­лось ну­ле­вым: был сни­жен го­су­дар­ствен­ный долг на 0,3 млрд долл., но вы­рос внеш­ний га­ран­ти­ро­ван­ный долг на 0,3 млрд долл.», - го­во­рит А. Шев­чи­шин. Наш те­ку­щий мак­ро­эко­но­ми­че­ский про­гноз пред­по­ла­га­ет воз­об­нов­ле­ние кре­ди­то­ва­ния МВФ и свя­зан­но­го с ним фи­нан­си­ро­ва­ния во вто­ром квар­та­ле те­ку­ще­го го­да, при этом чи­стые за­им­ство­ва­ния со­ста­вят 7,3 млрд долл. (по срав­не­нию с 8,6 млрд долл. в 2015 г.) Мы ожи­да­ем, что к кон­цу го­да по­ка­за­тель «долг - к ВВП» со­ста­вит 84%», - счи­та­ет Е. Бе­лан.

Со­от­но­ше­ние госдол­га к ВВП это очень важ­ный по­ка­за­тель. Экс­пер­тов, как пра­ви­ло, пу­га­ет не сам огром­ный раз­мер госдол­га, сколь­ко его со­от­но­ше­ние с ва­ло­вым внут­рен­ним про­дук­том, мак­ро­эко­но­ми­че­ским по­ка­за­те­лем, от­ра­жа­ю­щим ры­ноч­ную сто­и­мость всех ко­неч­ных то­ва­ров и услуг, про­из­ве­ден­ных за год во всех от­рас­лях эко­но­ми­ки на тер­ри­то­рии го­су­дар­ства для по­треб­ле­ния, экс­пор­та и на­коп­ле­ния. Эксперты уве­ря­ют, что ес­ли про­гно­зи­ру­е­мые 80-84% ста­нут ре­аль­но­стью, то это очень опас­ные для Укра­и­ны циф­ры.

«Есть ре­ко­мен­да­ция МВФ, со­глас­но ко­то­рой со­от­но­ше­ние госдол­га к ВВП не долж­но пре­вы­шать 60%. Боль­ший про­цент по­вы­ша­ет риск стра­ны вой­ти в со­сто­я­ние де­фол­та. При по­ка­за­те­ле в 84% ве­ро­ят­ность де­фол­та очень вы­со­ка. Боль­шой госдолг озна­ча­ет, что ко­гда придется платить, не бу­дет за счет че­го. Чи­стые ЗВР упа­ли до кри­ти­че­ско­го уров­ня, они со­став­ля­ют по­ряд­ка 600 млн долл., а наш долг 64,3 млрд долл. Мы в зоне се­рьез­но­го риска», - убеж­ден А. Охри­мен­ко.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.