«ПО­РО­ШЕН­КО ОПАС­НО ИМЕТЬ В РА­ДЕ ТА­КО­ГО, КАК Я»

Ни­ко­лай То­мен­ко о том, почему его ли­ши­ли де­пу­тат­ско­го ман­да­та, как со­зда­ва­лась ко­а­ли­ция и о прин­ци­пах ра­бо­ты но­во­го Ка­б­ми­на.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ПАРУБИЙ ПООБЕЩАЛ США СУДЕБНУЮ РЕФОРМУ ЛЕТОМ - Али­са СВЕТЛАКОВА

«НЕ ПРИПОМ− НЮ, ЧТО­БЫ У НАС ЗАСЕ− КРЕЧИВАЛИ СПИС­КИ КО­А­ЛИ­ЦИИ».

«АБ­СО­ЛЮТ­НОЕ БОЛЬ­ШИН­СТВО ДЕ­ПУ­ТА­ТОВ В РА­ДЕ - МОИ СТО­РОН­НИ­КИ, НО ТИ­ХИЕ. ОНИ ВЕДЬ УКРА­ИН­ЦЫ, А БОЛЬ­ШИН­СТВО ПРЕД­СТА­ВИ­ТЕ­ЛЕЙ НА­ШЕЙ НА­ЦИИ - ЭТО ОЧЕНЬ СЕРДЕЧНЫЕ ЛЮ­ДИ. ВСЕ МНЕ ПРИСЫЛАЛИ СМС С ПОД­ДЕРЖ­КОЙ, ПЕРЕЗВАНИВАЛИ, ПИ­СА­ЛИ В ВАЙБЕРЕ, ОД­НА­КО ПУБ­ЛИЧ­НО МА­ЛО КТО ОСМЕЛИЛСЯ ПОД­ДЕР­ЖАТЬ», ГО­ВО­РИТ УКРА­ИН­СКИЙ ПО­ЛИ­ТИК, УЖЕ БЫВ­ШИЙ НА­РОД­НЫЙ ДЕ­ПУ­ТАТ НИ­КО­ЛАЙ ТО­МЕН­КО.

ЧЕМ НЕ УГО­ДИЛ?

- По­сле ли­ше­ния вас ман­да­та, вы об­ща­е­тесь с кем-ли­бо из БПП?

- Мно­гие де­пу­та­ты в пар­ла­мен­те про­дол­жа­ют мою ра­бо­ту - про­во­дят за­ко­но­про­ек­ты, ко­то­рые я не успел про­ве­сти. По­это­му я со мно­ги­ми про­дол­жаю ра­бо­тать - и с чле­на­ми БПП, и с внефрак­ци­он­ны­ми де­пу­та­та­ми. Мно­го сов­мест­ных за­ко­но­про­ек­тов у нас с «Бать­кив­щи­ной», есть и кол­ле­ги-де­пу­та­ты из «Са­мо­по­мо­чи». По боль­шо­му сче­ту, в мо­ей жиз­ни из­ме­ни­лось лишь то, что я не мо­гу на­хо­дить­ся в сес­си­он­ном за­ле и го­ло­со­вать. - Чем вы так не уго­ди­ли По­ро­шен­ко?

- На это есть це­лый ряд при­чин. На­при­мер, мы ак­тив­но про­дви­га­ли за­кон о воз­вра­те соц­стан­дар­тов для чер­но­быль­цев. Од­на­ко к 30-ле­тию со дня ава­рии пре­зи­дент, к со­жа­ле­нию, ве­ти­ро­вал эту ини­ци­а­ти­ву. Но мы ищем воз­мож­но­сти вер­нуть­ся к этой те­ме, пре­под­не­сти ее в ином ви­де. И та­ких за­ко­нов, где мы с ним не схо­дим­ся, но при этом ак­тив­но про­дви­га­ем, мно­го. Пре­зи­дент и дей­ству­ю­щая власть счи­та­ют, что мое при­сут­ствие в пар­ла­мен­те и дру­гая точ­ка зре­ния опас­ны для их даль­ней­шей ра­бо­ты. Бы­ло очень мно­го за­ко­но­про­ек­тов, за ко­то­рые мно­гие при­ни­ма­ли ре­ше­ние не го­ло­со­вать, а по­сле мо­их вы­ступ­ле­ний в пар­ла­мен­те ме­ня­ли свою точ­ку зре­ния и при­ни­ма­ли их. Иметь та­ко­го че­ло­ве­ка в Ра­де - это опас­но.

Пре­зи­дент, кста­ти, мог бы устра­нить ме­ня ме­нее неза­кон­ным пу­тем - по­ста­вил бы во­прос в Ра­де на по­вест­ку дня. Но он так не сде­лал, по­сколь­ку по­ни­мал, что эту ини­ци­а­ти­ву под­дер­жа­ло бы мак­си­мум 20 че­ло­век - 226 го­ло­сов моя от­став­ка ни­ко­гда не на­бра­ла бы.

ЗА­ЧЕМ СТОЛЬ­КО МИ­НИ­СТРОВ?

Ме­ня по­ра­зи­ло тай­ное со­бра­ние, на ко­то­ром был огла­шен спи­сок ко­а­ли­ции! Я не при­по­ми­наю та­ких вре­мен, что­бы у нас спи­сок ко­а­ли­ции был за­сек­ре­чен. Это зна­чит, что там при­сут­ству­ет часть лю­дей, ко­то­рым, как го­во­ри­ла моя ма­ма, «невдоб­но» в эту ко­а­ли­цию вхо­дить.

То есть там часть лю­дей Ко­ло­мой­ско­го, ко­то­рый до­го­во­рил­ся с пре­зи­ден­том. Дру­гая часть - быв­шие ре­ги­о­на­лы, си­дя­щие ныне в дру­гих груп­пах. Часть - быв­шие пред­ста­ви­те­ли «Са­мо­по­мо­чи». Они в эту ко­а­ли­цию по­па­ли по раз­ным при­чи­нам: кто-то хо­чет со­хра­нить за со­бой долж­ность пред­се­да­те­ля ко­ми­те­та, кто-то - иметь до­ступ к гос­бюд­же­ту... Вот та­ким об­ра­зом и бы­ла слеп­ле­на эта ко­а­ли­ция и на­бра­ны эти 237 че­ло­век. - Почему в ны­неш­нем Ка­б­мине так мно­го ви­це-пре­мье­ров?

- Это к во­про­су об од­ном из трен­дов Яце­ню­ка об оп­ти­ми­за­ции ра­бо­ты… Дей­стви­тель­но, те­перь шесть ви­це-пре­мье­ров. Ка­кой в них смысл? В. Ки­ри­лен­ко, ми­нистр по гу­ма­ни­тар­ным во­про­сам, к при­ме­ру, не за­ни­ма­ет­ся куль­ту­рой, но бу­дет за нее от­ве­чать, по­сколь­ку в са­мом пра­ви­тель­стве из­на­чаль­но за­ло­жен внут­рен­ний кон­фликт. По­то­му что Яце­нюк ска­зал, что его че­ло­век дол­жен воз­глав­лять Мин­культ лю­бой це­ной. Зна­чит, он бу­дет воз­глав­лять его, и пле­вать, что о его кан­ди­да­ту­ре ду­ма­ют дру­гие ми­ни­стры. В свою оче­редь Грой­сман гнет свою ли­нию, за­яв­ляя, что его вин­ниц­кие долж­ны де­лить день­ги, вы­де­лен­ные на Дон­басс, по­это­му ви­це-пре­мье­ром по во­про­сам Дон­бас­са дол­жен стать его быв­ший вин­ниц­кий за­ме­сти­тель. То есть лю­дей сно­ва под­би­ра­ли не по про­фес­си­о­наль­ным зна­ни­ям, а ис­клю­чи­тель­но по то­му, что один - из Вин­ни­цы, дру­гой - друг Яце­ню­ка, а тре­тий - со­сед По­ро­шен­ко. В ито­ге име­ем кон­фликт меж­ду быв­шим и но­вым ми­ни­стра­ми куль­ту­ры - Ки­ри­лен­ко и Ни­щу­ком…

- На ваш взгляд, но­вый Ка­б­мин мо- жет быть эф­фек­тив­ным?

- Об эф­фек­тив­но­сти в дан­ной си­ту­а­ции го­во­рить неумест­но. Я на­зы­ваю его «вре­мен­ным пра­ви­тель­ством стра­ха». Имею в ви­ду страх вла­сти пе­ред воз­мож­ны­ми до­сроч­ны­ми вы­бо­ра­ми, ко­то­рые чре­ва­ты для них по­те­рей ман­да­тов и долж­но­стей. На­счет это­го пра­ви­тель­ства ил­лю­зий нет аб­со­лют­но - от них ни­кто не ждет чу­дес и пе­ре­мен. Его от­ли­чие от преды­ду­ще­го бу­дет в том, что те­перь ни­кто не бу­дет при­кры­вать­ся Май­да­ном и Не­бес­ной сот­ней. Ведь во вре­мя ре­во­лю­ции Грой­сман за­щи­щал Яну­ко­ви­ча и да­же по­лу­чил от него ор­ден. К то­му же за ны­неш­нее пра­ви­тель­ство го­ло­со­ва­ла боль­шая часть тех лю­дей, ко­то­рые при­ни­ма­ли так на­зы­ва­е­мые дик­та­тор­ские за­ко­ны. Счи­таю это боль­шим плю­сом, по­то­му что пра­ви­тель­ство, воз­мож­но, мень­ше ста­нет за­ни­мать­ся по­пу­лиз­мом.

ЧТО МОЖ­НО ЗА­ПРЕ­ЩАТЬ?

- Экс­пер­ты утвер­жда­ют, что со­ве­ты МВФ ве­дут стра­ну в невер­ном на­прав­ле­нии. Что по это­му по­во­ду счи­та­е­те вы?

- Груп­па спе­ци­а­ли­стов МВФ на­пи­са­ла ряд ре­ко­мен­да­ций для Украины, и я не счи­таю, что это пря­мое ру­ко­вод­ство к дей­ствию, ко­то­рое не под­ле­жит об­суж­де­нию. Боль­шая часть стран, с ко­то­ры­ми ра­бо­тал МВФ, ни­ко­гда на 100% не со­гла­ша­лись с пред­ло­жен­ным им кур­сом. И, меж­ду про­чим, те, ко­то­рые не со­гла­ша­лась и пред­ла­га­ли свою аль­тер­на­ти­ву, все­гда по­лу­ча­ли боль­шее. Пред­ло­жен­ная ими клас­си­че­ская кон­цеп­ция ли­бе­ра­лиз­ма не бы­ла внед­ре­на ни в од­ной стране. При­ми­тив­ные схе­мы, ко­гда со­ци­ал­ку на­до умень­шить, все про­дать, что­бы го­су­дар­ство ни­чем не вла­де­ло, не ра­бо­та­ют ни­где. Нет ни од­но­го раз­ви­то­го го­су­дар­ства, у ко­то­ро­го не бы­ло бы сво­ей зем­ли, сво­их гос­пред­при­я­тий, где го­су­дар­ство не вли­я­ло бы на клю­че­вые от­рас­ли. Да­же в тех стра­нах, где в свое вре­мя бы­ла про­ве­де­на жест­кая при­ва­ти­за­ция, сей­час воз­вра­ща­ют­ся к на­ци­о­на­ли­за­ции пред­при­я­тий.

Бе­заль­тер­на­тив­ная док­три­на МВФ ста­ла для нас за­ме­ной Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии как ска­за­ли, так и де­ла­ем.

- Чер­ные спис­ки рос­сий­ских и про­чих де­я­те­лей куль­ту­ры долж­ны быть?

- Ко­неч­но, мы долж­ны ре­а­ги­ро­вать на ка­кие-то ан­ти­укра­ин­ские ве­щи. Но ес­ли бы я ра­бо­тал в Ми­ни­стер­стве куль­ту­ры, то стро­ил бы по­ли­ти­ку ина­че - сде­лал бы ак­цент на том, что­бы 99% вре­ме­ни по­свя­щать раз­ви­тию укра­ин­ской куль­ту­ры. То есть не во­е­вал бы с российской куль­ту­рой, а про­дви­гал укра­ин­скую. Это свое­об­раз­ное мяг­кое за­ме­ще­ние, ко­то­рое не бу­дет вы­зы­вать про­ти­во­дей­ствие. Но ко­гда речь идет о про­па­ган­дист­ских ве­щах, то я под­дер­жи­вал и под­дер­жи­ваю их стро­гую филь­тра­цию. Ес­ли ка­нал пред­ла­га­ет сво­им зри­те­лям не про­сто вра­нье, а вра­нье, по­дан­ное под со­усом ан­ти­укра­ин­ских на­стро­е­ний, - та­кие ве­щи стра­на не долж­на смот­реть. А ес­ли речь идет, к при­ме­ру, о филь­мах Рязанова - я не ду­маю, что их нуж­но за­пре­щать и что они пло­хо влияют на лю­дей. Нам не сто­ит за­бы­вать, что в со­вет­ские вре­ме­на укра­ин­ское го­су­дар­ство от­дель­но от Со­ю­за не су­ще­ство­ва­ло, это бы­ло ча­стью на­шей жиз­ни, ис­то­рии, куль­ту­ры. И все филь­мы бы­ли со­зда­ны в со­вет­ском го­су­дар­стве сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми.

- Вы во­е­ва­ли в Аф­га­ни­стане. Чем-то та вой­на срав­ни­ма с тем, что про­ис­хо­дит сей­час в Укра­ине?

- И там и здесь гиб­нут лю­ди. Все. Спе­ци­фи­ка и ха­рак­тер этих двух войн аб­со­лют­но раз­ные. В Аф­га­ни­стане я за­щи­щал ка­ки­е­то мни­мые про­ек­ты, ко­то­рые но­чью при­ду­мы­ва­ло По­лит­бю­ро. Ко­гда я при­е­хал ту­да по­сле пер­во­го кур­са, то це­лый год пы­тал­ся по­нять смысл этой войны и цель на­ше­го пре­бы­ва­ния там. То­гда ри­то­ри­ка во­круг той войны сво­ди­лась к то­му, что ес­ли бы не на­па­ли мы, то на­па­ли бы аме­ри­кан­цы. Ко­гда я вер­нул­ся к уче­бе в уни­вер­си­те­те, на­пи­сал вос­по­ми­на­ние, ко­то­рое на­звал «Мы бы­ли доб­ры­ми ок­ку­пан­та­ми». Из-за это­го мно­гие аф­ган­цы то­гда ме­ня не очень лю­би­ли, ведь они про­па­ган­ди­ро­ва­ли ге­ро­и­ку, а я счи­тал, что с на­шей сто­ро­ны это бы­ла ок­ку­па­ция.

Сей­час же мы за­щи­ща­ем свое го­су­дар­ство. Ко­гда вы бье­тесь за свою стра­ну, у вас со­всем дру­гие чув­ства, чем ко­гда вы бье­тесь непо­нят­но за что в чу­жой. Эти войны раз­ные по со­дер­жа­нию, по мен­таль­но­сти, по на­строю, по под­хо­ду. Ис­хо­дя из аф­ган­ско­го опы­та, мы пы­та­ем­ся учить укра­ин­цев не по­вто­рять тех оши­бок, ко­то­рые до­пус­ка­лись на той войне.

Фо­то УНИАН

Фрак­ция БПП в Вер­хов­ной Ра­де пред­по­чла из­ба­вить­ся от Ни­ко­лая То­мен­ко.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.