5

Алек­сандр Блок ждал ре­во­лю­ции и лю­то нена­ви­дел сред­ний класс.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - РАБОТА ДО 65 ЛЕТ ПОМОГАЕТ ЖИТЬ ДОЛЬШЕ -

135 ЛЕТ НА­ЗАД ПРО­ИЗО­ШЛО СО­БЫ­ТИЕ, О КО­ТО­РОМ В ТЕТРАДИ ОД­НОЙ ИЗ ДО­ЧЕ­РЕЙ РЕКТОРА ПЕ­ТЕР­БУРГ­СКО­ГО УНИВЕРСИТЕТА АН­ДРЕЯ БЕКЕТОВА ПОЗ­ЖЕ ПО­ЯВИ­ЛАСЬ ЗА­ПИСЬ: «ПРИ­Е­ХА­ЛА СЕСТ­РА АЛЯ С МУ­ЖЕМ, РЕ­ШИ­ЛАСЬ С НИМ РАЗОЙ­ТИСЬ И ОСТАТЬ­СЯ У НАС. РО­ДИЛ­СЯ У НЕЕ СЫН СА­ША... СА­ША - АНГЕЛОЧЕК, ВСЕ ЕГО ЛЮ­БЯТ». АЛЕК­САНДРА БЛО­КА ЛЮ­БЯТ И ДО СИХ ПОР.

МА­ЛЕНЬ­КИЙ ПРИНЦ

Со­вре­мен­ник и со­пер­ник Бло­ка, по­эт Ни­ко­лай Гу­ми­лев, оста­вил пре­крас­ный афо­ризм: «У по­эта непре­мен­но долж­но быть очень счаст­ли­вое дет­ство. Или очень несчаст­ное». Алек­сан­дру Алек­сан­дро­ви­чу вы­па­ло пер­вое. Впо­след­ствии Кор­ней Чу­ков­ский с яв­ной за­ви­стью пи­сал:

Блок уже в дет­стве су­мел рас­по­ло­жить к се­бе да­же по­сто­рон­них.

- пе­ре­вод­чи­ца Ан­на Эн­гель­гардт. А вот его бу­ду­щий тесть, уче­ный Дмит­рий Мен­де­ле­ев:

Да­же швей­цар рек­тор­ско­го до­ма, гру­бо­ва­тый от­став­ник Ка­ра­сев, по вос­по­ми­на­ни­ям тет­ки Бло­ка,

Кста­ти, его ни­ко­гда не при­хо­ди­лось уго­ва­ри­вать, как дру­гих де­тей, ку­шать кот­лет­ки или пить мо­ло­ко.

Впо­след­ствии о Бло­ке го­во­ри­ли, что он слиш­ком горд, необ­щи­те­лен и ме­лан­хо­ли­чен. Это бы­ло вид­но и то­гда. Са­ша мно­го ша­лил, но про­ще­ния не про­сил по­чти ни­ко­гда. Как-то раз ему при­гро­зи­ли вы­дво­ре­ни­ем из-за сто­ла и ли­ше­ни­ем слад­ко­го. Он сам спо­кой­но встал и вы­шел, вы­звав без­мер­ное удив­ле­ние:

К то­му вре­ме­ни от­но­сит­ся и пер­вое сти­хо­тво­ре­ние Бло­ка, ко­то­рое он на­пи­сал в пять лет. Кста­ти, оно уди­ви­тель­но точ­но опи­сы­ва­ет бу­ду­щий жиз­нен­ный путь и стиль бло­ков­ско­го об­ще­ния:

«УПРЯМ НЕ­ВЫ­НО­СИ­МО»

Вы­яс­нять, кто из по­этов Се­реб­ря­но­го ве­ка был луч­ше, - за­ня­тие за­ве­до­мо бес­тол­ко­вое. Тем не ме­нее очень мно­гие счи­та­ют (и счи­та­ли то­гда), что «но­ме­ром один» сле­ду­ет при­знать Алек­сандра Бло­ка. В кру­гу по­этов та­кое, ко­неч­но, не про­ща­ет­ся. Обя­за­тель­но бу­дут ис­кать, к че­му при­драть­ся, ста­рать­ся его ском­про­ме­ти­ро­вать. Ска­жем, Ни­ко­лай Гу­ми­лев пу­тем неко­то­рых ухищ­ре­ний и под­та­со­вок умуд­рил­ся обо­гнать Бло­ка на вы­бо­рах пред­се­да­те­ля Со­ю­за по­этов. При этом пе­ред его да­ром пре­кло­нял­ся. Как-то раз Гу­ми­лев и Блок го­ря­чо спо­ри­ли в при­сут­ствии по­эта Все­во­ло­да Рож­де­ствен­ско­го. Гу­ми­лев оста­вил спор и по­до­шел к нему, ки­пя от него­до­ва­ния: « . Но на за­ме­ча­ние, что сам он спо­рил чрез­вы­чай­но по­чти­тель­но, недо­умен­но от­ве­тил:

ВИДНЫЙ «ЧЕКИСТ»

Иван Бу­нин был, по сво­е­му обык­но­ве­нию, го­раз­до бо­лее жел­чен. «

- вспо­ми­на­ла Ни­на Бер­бе­ро­ва. -

. Сам Бу­нин в пись­ме Хо­да­се­ви­чу охот­но под­твер­жда­ет по­зи­цию:

Впро­чем, да­же он при­зна­вал Бло­ка большим ху­дож­ни­ком. При­чем не скры­вал свою рев­ность и за­висть:

Ча­сто упо­ми­на­ет­ся слу­чай, ко­гда из­вест­ная сво­ей яз­ви­тель­но­стью по­этес­са Зи­на­и­да Гип­пи­ус про­шлась по по­во­ду от­но­ше­ний Алек­сандра Алек­сан­дро­ви­ча и со­вет­ской вла­сти. Же­на Бло­ка неосто­рож­но по­жа­ло­ва­лась, что их уплот­ни­ли - под­се­ли­ли в квар­ти­ру двух мат­ро­сов-боль­ше­ви­ков. «

- буд­то бы воз­му­ти­лась Гип­пи­ус. -

И впрямь, за ре­во­лю­ци­он­ную по­э­му «Две­на­дцать» Бло­ка в неко­то­рых кру­гах воз­не­на­ви­де­ли. Осо­бен­ную непри­язнь вы­зы­вал фи­нал, тот са­мый, где ша­га­ет крас­ный пат­руль:

Сло­веч­ки вро­де «ко­щун­ство» и «кро­ва­вый боль- ше­вик» бы­ли са­мым невин­ным, что о Бло­ке го­во­ри­ли за гла­за. Но к боль­ше­ви­кам Блок от­но­ше­ние имел очень опо­сре­до­ван­ное. Са­мые зна­ме­ни­тые его по­э­мы, «Две­на­дцать» и «Ски­фы», са­мая скан­даль­ная ста­тья «Ин­тел­ли­ген­ция и ре­во­лю­ция» бы­ли на­пе­ча­та­ны в га­зе­те «Зна­мя тру­да» - пе­чат­ном ор­гане пар­тии эсе­ров, судь­ба ко­то­рых по­сле ре­во­лю­ции ока­за­лась пла­чев­ной.

Впро­чем, о Бло­ке хо­ди­ли слу­хи, что он ра­бо­та­ет в ЧК. Блок дей­стви­тель­но ра­бо­тал в ЧК - но при Ке­рен­ском. Чрез­вы­чай­ная ко­мис­сия Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства за­ни­ма­лась рас­сле­до­ва­ни­ем пре­ступ­ле­ний цар­ско­го ре­жи­ма. Блок был глав­ным ре­дак­то­ром сте­но­гра­фи­че­ских от­че­тов до­про­сов цар­ских ми­ни­стров. И, кста­ти, по­лу­чал за это 600 руб­лей в ме­сяц - да­же для ре­во­лю­ци­он­но­го 1917 г. сум­ма нема­лень­кая.

Но вряд ли Блок по­льстил­ся бы на день­ги. Он дей­стви­тель­но хо­тел ре­во­лю­ции. Прав­да, на по­ли­ти­ку ему бы­ло на­пле­вать. Он ждал дру­гих пе­ре­мен. Ха­рак­те­рен диа­лог меж­ду Чу­ков­ским и Бло­ком. Они еха­ли в трам­вае, и вдруг Блок ска­зал:

«Не­вы­но­си­мые пош­ля­ки», «ста­до ба­ра­нов», «па­даль» - имен­но так Блок от­зы­вал­ся о то­гдаш­нем сред­нем клас­се. Он ра­до­вал­ся ре­во­лю­ции, по­то­му что она долж­на бы­ла сме­сти это с ли­ца зем­ли. На­сколь­ко ис­кренне? Вот его днев­ни­ко­вая за­пись от 26 фев­ра­ля 1918 г.:

Кра­со­ту юно­го Бло­ка от­ме­ча­ли мно­гие.

«Ря­дом с ним мы, все осталь­ные, - под­ки­ды­ши без пред­ков и уюта. У нас не бы­ло под­мос­ков­ной усадь­бы, где под сто­лет­ни­ми дво­рян­ски­ми ли­па­ми ва­ри­лось бес­ко­неч­ное ва­ре­нье. У нас не бы­ло та­ких ло­ко­нов, та­ких де­дов и пра­де­дов, та­кой ку­чи иг­ру­шек, та­ко­го бе­ло­го и стат­но­го ко­ня...»

да­ли слад­кое блю­до, а он его так любил!» Блок в кру­гу се­мьи в име­нии Шах­ма­то­во, 1909 г.

Не хо­чет по­нять са­мых оче­вид­ных ис­тин» «А как же ина­че? Во­об­ра­зи­те, что вы бе­се­ду­е­те с жи­вым Лер­мон­то­вым! Что бы вы мог­ли ему воз­ра­зить? Как спо­рить?» В го­стях у Бу­ни­на вы­ну­ли с пол­ки то­мик бло­ков­ских сти­хов о Пре­крас­ной Да­ме,

Он был весь ис­пещ­рен нецен­зур­ны­ми ру­га­тель­ства­ми, ко­то­рые рань­ше на­зы­ва­ли за­бор­ны­ми»

«А что бы ска­зал Алек­сандр Сер­ге­е­вич по­кой­ный об оном Бло­ке? Бо­юсь, что очень ма­тер­но, невзи­рая на то, что сей пе­чаль­ный глу­пец со­всем не ли­шен да­ро­ва­ния».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.