«ГО­РЫ - КАК НАРКОТИК»

Пер­вая укра­ин­ка, по­ко­рив­шая Эве­рест, рас­ска­за­ла «АиФ» о том, как осу­ще­стви­ла свою меч­ту.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ОПРОС: УКРАИНЦЫ СТАЛИ ЧАЩЕ РАЗГОВАРИВАТЬ НА УКРАИН - Еле­на ГОР­ДЕ­Е­ВА

УКРА­ИН­КА ИРИ­НА ГА­ЛАЙ ПО­ПА­ЛА В НА­ЦИ­О­НАЛЬ­НЫЙ РЕ­ЕСТР РЕ­КОР­ДОВ УКРА­И­НЫ, БЛА­ГО­ДА­РЯ СВО­ЕЙ ВЫНОСЛИВОСТИ, УПРЯМСТВУ И ЖЕ­ЛА­НИЮ ОСУ­ЩЕ­СТВИТЬ ЗА­ВЕТ­НУЮ МЕЧ­ТУ. ИРА - ПЕР­ВАЯ ЖЕН­ЩИ­НА-УКРА­ИН­КА, КО­ТО­РАЯ ПО­КО­РИ­ЛА СА­МУЮ ВЫ­СО­КУЮ ВЕР­ШИ­НУ В МИРЕ - ЭВЕ­РЕСТ С ВЫ­СО­ТОЙ 8848 М НАД УРОВ­НЕМ МО­РЯ. СА­МО СО­БЫ­ТИЕ ПРО­ИЗО­ШЛО 20 МАЯ, В 4 ЧА­СА УТРА, А В КОН­ЦЕ МАЯ ИРИ­НА ВЕР­НУ­ЛАСЬ В УКРА­И­НУ.

«СЛУЧАЙНЫЙ» РЕ­КОРД

- Я с дет­ства ве­ла ак­тив­ный образ жиз­ни - за­ни­ма­лась бе­гом, пла­ва­ни­ем, ка­та­лась на сно­убор­де, хо­ди­ла в по­хо­ды, участ­во­ва­ла в ма­ра­фо­нах. В аль­пи­низм по­па­ла слу­чай­но. Про­спо­ри­ла дру­гу и по усло­ви­ям па­ри долж­на бы­ла от­пра­вить­ся на Эль­брус. Прав­да, с ним у ме­ня не по­лу­чи­лось, вме­сто него бы­ла го­ра Каз­бек. Прой­дя весь путь в груп­пе, я по­ня­ла, что аль­пи­низм - это мое. В об­щем, за­бо­ле­ла го­ра­ми, они для ме­ня как наркотик. Че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле Каз­бе­ка на­ча­ла под­го­тов­ку к вос­хож­де­нию на Ки­ли­ман­джа­ро.

- В про­шлом го­ду я бы­ла в Не­па­ле, под­ни­ма­лась на го­ру Ме­ру Пик. Так сов­па­ло по вре­ме­ни, что там слу­чи­лось зем­ле­тря­се­ние, мы по­мо­га­ли Крас­но­му Кре­сту. То­гда я впер­вые уви­де­ла Эве­рест. И по­ня­ла, что уже не успо­ко­юсь. Ко­гда вер­ну­лась до­мой, на­ча­ла узна­вать, кто из укра­ин­цев уже там по­бы­вал. На­шла зна­ме­ни­то­го ска­ло­ла­за Вик­то­ра Боб­ко, ко­то­рый по­бы­вал там три­жды. Раз­ны­ми пу­тя­ми. Спи­са­лись с ним, он сей­час жи­вет в Москве. Ока­за­лось, что на Эвересте еще не бы­ла ни од­на укра­ин­ка. Это ме­ня под­стег­ну­ло.

ГОСТЬ «АИФ»

- Я тре­ни­ро­ва­лась весь год. Хо­тя мно­гие опыт­ные аль­пи­ни­сты со­чтут, что это­го недо­ста­точ­но - знаю, что обыч­но тре­ни­ру­ют­ся по 2 или да­же по 3 го­да. Я хо­ди­ла на ска­ло­ла­за­ние, на­ра­ба­ты­ва­ла тех­ни­че­ские мо­мен­ты. Па­рал­лель­но за­ни­ма­лась про­беж­кой по утрам, бок­сом, фит-крос­сом.

- Да, мне вос­хож­де­ние на Эве­рест обо­шлось в 65 тыс. долл. Есте­ствен­но, это одежда, сна­ря­же­ние, спе­ци­аль­ная обувь. Око­ло 10 тыс. долл. сто­ит спе­ци­аль­ное раз­ре­ше­ние на вос­хож­де­ние. На ме­сте - это зар­пла­та шер­пам, пи­та­ние, про­жи­ва­ние, зар­пла­та лю­дям, ко­то­рые про­кла­ды­ва­ют пе­ри­ла. Я сна­ча­ла об­ра­ти­лась к дру­зьям, что­бы по­мог­ли мне со­брать необ­хо­ди­мую сум­му и во­пло­тить в жизнь меч­ту. Но от­клик­ну­лось все­го трое. По­мог­ли род­ствен­ни­ки - у му­жа мо­ей сест­ры биз­нес и он вы­де­лил недо­ста­ю­щую мне сум­му на эту по­езд­ку.

НИ МУЖ­ЧИН НИ ЖЕН­ЩИН

- Мы шли в груп­пе с ги­дом Вик­то­ром Боб­ко и еще од­ним пар­нем из Моск­вы - Же­ней. Так что нас бы­ло трое. Плюс еще трое шер­пов с на­ми. Шер­пы это мест­ное на­се­ле­ние, ко­то­рое по­мо­га­ет аль­пи­ни­стам, - несут сна­ря­же­ние, бал­ло­ны, по­мо­га­ют в пу­ти, го­то­вят еду. Эти лю­ди рож­да­ют­ся в го­рах, они при­выч­ны к гор­но­му воз­ду­ху. У них да­же лег­кие устро­е­ны ина­че, чем у нас - осо­бен­но це­нят­ся шер­пы, ко­то­рые ро­ди­лись на вы­со­те 4 ты­ся­чи мет­ров и боль­ше.

- У ме­ня еще в Ки­е­ве бы­ла фиш­ка - ро­зо­вый ле­доруб. Я спе­ци­аль­но та­кой по­ку­па­ла, так как я блон­дин­ка и мне очень хо­те­лось имен­но та­кой. Я его да­же стра­за­ми укра­си­ла, что­бы вы­гля­дел, как у блон­дин­ки. В прес­се уже мно­гие на­пи­са­ли, что я бра­ла с со­бой кос­ме­ти­ку на Эве­рест - но все де­ло в том, что там 40-гра­дус­ный мо­роз, и кос­ме­ти­ка в та­ких усло­ви­ях жен­щине необ­хо­ди­ма, что­бы не по­стра­да­ла ко­жа.

- С ба­зо­во­го ла­ге­ря. У под­но­жья го­ры и на опре­де­лен­ных вы­со­тах раз­би­ты та­кие ла­ге­ря, ку­да мож­но прий­ти, от­дох­нуть, пе­ре­но­че­вать, пе­ре­ждать непо­го­ду.

Сна­ча­ла мы бы­ли в ба­зо­вом ла­ге­ре на вы­со­те 5100 мет­ров. За­тем жда­ли в ла­ге­ре на вы­со­те 6400 мет­ров. Все де­ло в том, что в го­рах нель­зя так про­сто под­ни­мать­ся вверх. Во-пер­вых, нуж­на ак­кли­ма­ти­за­ция - у каж­до­го раз­ный ор­га­низм и не каж­дый мо­жет взой­ти на вы­со­ту. Во-вто­рых, чем вы­ше под­ни­ма­ешь­ся, тем тя­же­лее для мно­гих - у неко­то­рых раз­ви­ва­ет­ся гор­ная бо­лезнь, у дру­гих за­мед­ля­ют­ся про­цес­сы жиз­не­де­я­тель­но­сти. В-тре­тьих, на опре­де­лен­ной вы­со­те мож­но про­си­деть и несколь­ко ме­ся­цев, ожи­дая под­хо­дя­щей по­го­ды.

- Са­мое уди­ви­тель­ное, что мое са­мо­чув­ствие бы­ло аб­со­лют­но нор­маль­ным. Я лег­ко пе­ре­но­си­ла гор­ный воз­дух. Мно­гие аль­пи­ни­сты за­кан­чи­ва­ют свой по­ход взо­брав­шись на вы­со­ту 7020 мет­ров - она на­зы­ва­ет­ся Се­вер­ное сед­ло. Что­бы ту­да дой­ти, нуж­но вска­раб­кать­ся по 300-мет­ро­вой вер­ти­каль­ной стене. Мне как аль­пи­ни­сту бы­ло ин­те­рес­но. Мы с мо­им шер­пом под­ня­лись пер­вы­ми на Се­вер­ное сед­ло и пер­вые там раз­би­ли па­лат­ку.

- Еще пе­ред на­ча­лом вос­хож­де­ния я за­да­ла этот во­прос на­ше­му ги­ду Вик­то­ру Боб­ко. Он ска­зал, что для ме­ня са­мым тя­же­лым бу­дет ждать - так оно и ока­за­лось. Нам по несколь­ку дней при­хо­ди­лось си­деть в ба­зо­вых ла­ге­рях, ожи­дая по­го­ды. Это очень тя­же­ло для ме­ня. Ведь спа­ли в спаль­ни­ках на кам­нях, ино­гда па­лат­ки так за­но­си­ло сне­гом, что с утра вдох­нуть невоз­мож­но бы­ло, плюс ко все­му невоз­мож­но схо­дить в туа­лет в че­ло­ве­че­ских усло­ви­ях - ведь на­хо­ди­лись на ска­ле и укрыть­ся там невоз­мож­но. При­хо­ди­лось не ре­а­ги­ро­вать на муж­чин. Но на та­кой вы­со­те уже нет раз­ли­чий муж­чи­на ты или жен­щи­на - глав­ное, вы­жить. За­то я по­зна­ко­ми­лась с мас­сой ин­те­рес­ных лю­дей - из­вест­ны­ми аль­пи­ни­ста­ми, с Ти­мом Мел­вед­цом, ко­то­рый сни­мал пе­ре­да­чу для ка­на­ла Discovery.

ДО­РО­ГА СМЕР­ТИ

- Да, та­кое не ча­сто уви­дишь та­кое впе­чат­ле­ние, что смот­ришь вниз из кос­мо­са - ведь под но­га­ми об­ла­ка. Мне здо­ро­во по­вез­ло с по­го­дой - как раз бы­ло солнце. Мно­гие из взо­брав­ших­ся ви­дят толь­ко ту­ман и снег. А вот са­ма вер­ши­на немнож­ко разо­ча­ро­ва­ла. Я пред­став­ля­ла се­бе нечто па­фос­ное, не­обыч­ное. А на де­ле это ока­за­лась пло­щад­ка, раз­ме­ром с ком­на­ту, где все очень кри­чат и по­здрав­ля­ют друг дру­га. Там очень мно­го лю­дей бы­ло - ведь на вер­ши­ну есть несколь­ко пу­тей.

- Да, и это ужас­но. Я лич­но на­счи­та­ла пять тру­пов. По­ка мы под­ни­ма­лись. Лю­ди вы­гля­дят так, слов­но умер­ли вче­ра - все из-за мо­ро­за. Зо­на смер­ти на­чи­на­ет­ся где-то на вы­со­те 8600 - 8800. Все де­ло в том, что ес­ли на та­кой вы­со­те что-то слу­чит­ся - ни­кто уже не спу­стит вниз.

- Пря­мо там, на вер­шине взя­ла у Вик­то­ра Боб­ко спут­ни­ко­вый те­ле­фон. Ро­ди­те­лям не до­зво­ни­лась, по­зво­ни­ла дру­гу. Он был сон­ный, толь­ко ска­зал: «Да ты шу­тишь! От­ку­да там мо­биль­ная связь?» Род­ные все рав­но очень вол­но­ва­лись, по­ка мы не спу­сти­лись в ба­зо­вый ла­герь - ведь спу­стить­ся в два ра­за труд­нее, чем под­нять­ся.

- Я ее сня­ла, хо­тя Вик­тор воз­му­тил­ся. Еще сня­ла свою ва­реж­ку, оста­лась в тон­кой пер­чат­ке, по­ка зво­ни­ла. Ока­за­лось, что ру­ка за­мерз­ла. Я да­же за­пла­ка­ла от ужа­са, ко­гда пред­ста­ви­ла, что ее мо­гут и от­ре­зать от об­мо­ро­же­ния. Но все обо­шлось.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.