ЛЮ­БИ­МАЯ И ОДИ­НО­КАЯ

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - В КИЕВЕ ПОЯВИЛСЯ ОГРОМНЫЙ МУРАЛ С ДЕВУШКОЙ И ЦВЕТА -

Прав­да, с сы­ном от­но­ше­ния у нее не скла­ды­ва­лись, но не по Ва­ли­ной вине. Она мно­го ра­бо­та­ла, не все­гда мог­ла уде­лить ему вни­ма­ние, но все оби­ды на ее за­ня­тость - это его про­бле­ма. Я знаю, что она бы­ла ма­те­рью, обо­жав­шей сво­е­го сы­на».

БЕЗУМНАЯ ЛЮ­БОВЬ

«Мы бы­ли зна­ко­мы с Ва­лен­ти­ной Ва­си­льев­ной с 1993 го­да,рас­ска­зы­ва­ет «АиФ» пе­вец Юли­ан. - К сы­ну у нее дей­стви­тель­но бы­ла ка­кая-то ма­ни­а­каль­ная лю­бовь. Я ду­маю, это свой­ствен­но оди­но­ким жен­щи­нам. А Тол­ку­но­ва, что там го­во­рить, бы­ла очень оди­но­кой. Све­том в окош­ке для нее был, ко­неч­но, сын. Она все­гда дер­жа­ла его при се­бе, но все вре­мя пе­ре­жи­ва­ла: вдруг он ку­да-то ис­чез­нет, про­па­дет, пой­дет не ту­да, ку­да на­до? В 2000-х это все ста­ло про­грес­си­ро­вать. Бы­ли мы как-то на га­стро­лях, по­сле кон­цер­та устро­и­ли при­ем, со­бра­лись все ар­ти­сты, а сын Тол­ку­но­вой остал­ся в го­сти­ни­це. Ва­лен­ти­на, узнав об этом, от­ка­за­лась идти на при­ем. Чуть ли не раз­ру­гав­шись с организаторами, ко­то­рые умо­ля­ли ее остать­ся, она от­ре­за­ла: «Нет, я долж­на уй­ти!» И ушла ис­кать сы­на. Хо­ди­ла по го­сти­ни­це, спра­ши­ва­ла... А он все­го-на­все­го си­дел вни­зу в ре­сто­ране.

Ко­неч­но, от­но­ше­ния с сы­ном при та­кой чрез­мер­ной опе­ке у нее не скла­ды­ва­лись. Он же был взрос­лым муж­чи­ной, про­ти­вил­ся ма­те­рин­ским узам. Я его по­ни­маю: мне кажется, она слиш­ком уж его опе­ка­ла, я бы на его ме­сте со­шел с ума. Но она не мог­ла оста­но­вить­ся...

На мо­их гла­зах про­ис­хо­ди­ли все эти скан­да­лы. Она по­сто­ян­но одер­ги­ва­ла Ко­лю: «Так, иди сю­да!», «Так, стой здесь, не ухо­ди!» И он, здо­ро­вый му­жик, слу­шал­ся. В по­след­ние го­ды она эти се­мей­ные раз­бор­ки даже на лю­ди вы­но­си­ла. Вз­рос­лый па­рень, а она его при всех от­чи­ты­ва­ла! Вот си­дит он на ка­ком-ни­будь ме­ро­при­я­тии, ни­че­го пло­хо­го не де­ла­ет, а она по­дой­дет к нему и что-то вы­го­ва­ри­ва­ет. Как-то Ко­ля позд­но ве­че­ром за­шел ко мне в но­мер что-то спро­сить - бук­валь­но на пять се­кунд. Она спа­ла, но тут же просну­лась и по­бе­жа­ла его ис­кать - пря­мо в ноч­ной ру­баш­ке бе­га­ла по ко­ри­до­ру, сту­ча­ла в дверь: «Где мой сын?!» Я го­во­рю: «Да вот он, за­шел спро­сить...» Она: «Ой, ну сла­ва бо­гу, на­шел­ся!» Вот она се­бя и до­ве­ла... Это, воз­мож­но, бы­ла ос­нов­ная при­чи­на ее бо­лез­ни. Она бы­ла сплош­ным ком­ком нер­вов в по­след­ние го­ды. Не бы­ло че­ло­ве­ка ря­дом, ко­то­рый лю­бил бы ее, по­ни­мал и ждал до­ма. И, даже бу­дучи за­му­жем, она бы­ла оди­но­кой. Пер­вый муж (ком­по­зи­тор Юрий Са­уль­ский. - Ред.) ушел к другой, вто­рой уехал ра­бо­тать за гра­ни­цу…

Од­на из по­след­них песен Ва­лен­ти­ны Тол­ку­но­вой - «Оди­но­кие жен­щи­ны». Имен­но в ней она всю свою ду­шу из­ли­ла на пуб­ли­ку. Так не сыг­ра­ешь, это мож­но толь­ко пе­ре­жить! Тол­ку­но­ва на сцене улы­ба­лась, све­ти­лась, но со­фи­ты гас­ли - и че­ло­век ухо­дил в хо­лод­ный дом. Мил­ли­о­ны ее лю­би­ли, но то­го,

«В жиз­ни я все вре­мя слы­ша­ла: «Ты не так жи­вешь, не так все де­ла­ешь», - вспо­ми­на­ет Ка­ри­на Фи­лип­по­ва-Ди­о­до­ро­ва. - Все мне го­во­ри­ли, как на­до жить. Но ни­кто не го­во­рил, как на­до ухо­дить. Это сде­ла­ла толь­ко Ва­ля Тол­ку­но­ва, ко­то­рая 12 лет бо­ро­лась с бо­лез­нью... Ка­кто она по­зво­ни­ла мне и говорит: «Ка­рин­ка, я долж­на ехать в Бе­ло­рус­сию, толь­ко я се­бя очень пло­хо чув­ствую». Я уди­ви­лась: «Валь, за­чем ты то­гда едешь?» А она: «Я обе­ща­ла…»

«При­ми, Гос­подь, мои ла­до­ни в небо! По­ми­луй и про­сти, и дашь нам днесь на­сущ­но­го хо­тя бы

крош­ку хле­ба...» Она чи­та­ла эти сти­хи на кон­цер­те в Мо­ги­ле­ве, уже по­ка­чи­ва­ясь, а пе­ред за­лом ее жда­ла «ско­рая». По­том она ока­за­лась в Бот­кин­ской боль­ни­це, но про­дол­жа­ла ре­пе­ти­ро­вать, пла­ни­ро­ва­ла сде­лать со Свет­ло­вым во­ен­ную про­грам­му. И вдруг мне зво­нит ее ди­рек­тор: «В пят­ни­цу Ва­ля се­бя пло­хо по­чув­ство­ва­ла. В суб­бо­ту по­про­си­ла со­бо­ро­вать и по­го­во­рить со свя­щен­ни­ком. А в вос­кре­се­нье, ко­гда ма­ма вез­ла ее в ре­ани­ма­цию, она ей ска­за­ла: «Ма­ма, зна­ешь, сей­час ко мне при­хо­дил Гос­подь и ска­зал: «Не вол­нуй­ся, я те­бя за­бе­ру к се­бе». В по­не­дель­ник уже все услы­ша­ли по ра­дио и те­ле­ви­де­нию, что Ва­ли Тол­ку­но­вой не ста­ло. Это ме­ня по­тряс­ло. Я до сих пор слу­шаю ее пес­ни и пла­чу».

че­го она всю жизнь хо­те­ла, - се­мей­но­го сча­стья - у нее не бы­ло. При­ми­ри­лись они с сы­ном, на­вер­ное, толь­ко по­сле ее кон­чи­ны. На по­хо­ро­нах Ва­лен­ти­ны Ва­си­льев­ны Ни­ко­лай пла­кал и про­сил у нее про­ще­ния.

Ме­ня по­тряс­ло, как она ухо­ди­ла, как мол­ча­ла о сво­ей бо­ли. Ни­кто из кол­лег до по­след­не­го не знал, что она боль­на ра­ком. Ее, скорее все­го, мож­но бы­ло спа­сти, но Ва­ля по­шла к вра­чам, ко­гда рак у нее уже был на по­след­ней ста­дии. Пы­та­лась ле­чить­ся у це­ли­те­лей. А по­том уста­ла и пу­сти­ла все на са­мо­тек... В по­след­ний год жиз­ни Ва­ля ра­бо­та­ла на из­нос - чув­ство­ва­ла, что вре­ме­ни оста­лось ма­ло. И в этот год она спе­ла луч­шие свои пес­ни. А еще со­зда­ла спектакль, ко­то­рый иг­ра­ла из по­след­них сил, а за ку­ли­са­ми сто­я­ли лю­ди, что­бы под­дер­жать ее, ес­ли она вдруг нач­нет па­дать».

«ПРИ­МИ, ГОС­ПОДЬ...»

Фото Persona Stars

«В жиз­ни Ва­ля бы­ла уди­ви­тель­но скром­ным че­ло­ве­ком».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.