«ПА­ПУ НЕ ПРЕДАМ!»

Ак­три­са Ни­на Ма­за­е­ва: «Жизнь - это вер­ность».

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ТВ - Вла­ди­мир КОЖЕМЯКИН

«ПОПОВСКАЯ ДОЧ­КА»

Мед­сест­ра Зоя из филь­ма «Небо Моск­вы», вы­шед­ше­го на экра­ны в 1944-м, ме­тео­ро­лог Ася в лен­те «Ост­ров Безы­мян­ный» (1946 г.), ди­рек­тор шко­лы из «Вам и не сни­лось…», сель­ская жен­щи­на в филь­ме «Вдо­вы»… Ее твор­че­ская судьба со­сто­я­лась в со­вет­ское вре­мя. Ни­что не ме­ша­ло ей скрыть са­мый тра­гич­ный факт сво­ей био­гра­фии, пав­ший те­нью на всю ее жизнь. Хо­тя бы ра­ди ка­рье­ры. Но в каж­дой ан­ке­те ак­три­са те­ат­ра и ки­но Ни­на Ма­за­е­ва упря­мо пи­са­ла, что она - дочь рас­стре­лян­но­го свя­щен­ни­ка.

Сей­час ей 94. Но день, ко­гда уво­ди­ли от­ца, она пом­нит до ме­ло­чей…

Отец, Яков Ма­за­ев, был свя­щен­ни­ком в с. Ле­го­ста­е­во, ныне Но­во­си­бир­ской об­ла­сти. Его аре­сто­ва­ли по до­но­су од­но­сель­чан ле­том 1937-го и вско­ре рас­стре­ля­ли. Нине бы­ло то­гда 15 лет.

Она ро­ди­лась там же, в Ле­го­ста­е­ве. До 6 лет рос­ла как прин­цес­са - свой дом, сад, па­се­ка. Лю­би­мая доч­ка, креп­кая, ве­се­лая и ин­тел­ли­гент­ная се­мья, на­сто­я­щий до­мо­строй, у па­пы - боль­шая биб­лио­те­ка. Но уже в шко­ле сказ­ка рас­се­я­лась - де­воч­ку на­ча­ли пре­сле­до­вать. На об­щем со­бра­нии ди­рек­тор объ­яв­лял: «Поповская дочь Ма­за­е­ва, ку­лац­кая дочь Зай­це­ва, по­кинь­те со­бра­ние!» Де­воч­кам бы­ло по 8-9 лет. Как про­ка­жен­ные, они бре­ли ми­мо ря­дов у всех на ви­ду, вы­хо­ди­ли на ули­цу, бро­са­лись друг друж­ке в объ­я­тия и ры­да­ли.

В 1929-м их рас­ку­ла­чи­ли: ото­бра­ли дом, 19 го­лов ско­та и почти все иму­ще­ство. Они взя­ли толь­ко сун­дук, одеж­ду и пе­ре­еха­ли в сто­рож­ку око­ло церк­ви, где бы­ла од­на ком­на­та, кух­ня и рус­ская печь.

По­сле рас­стре­ла от­ца де­тям при­хо­ди­лось про­би­вать­ся в лю­ди с «чер­ной мет­кой». Мож­но бы­ло не афи­ши­ро­вать этот факт био­гра­фии. Но, по­сту­пая в ин­сти­тут, Ни­на не скры­ва­ла прав­ду о сво­ем про­ис­хож­де­нии и пи­са­ла в ан­ке­тах: «Дочь свя­щен­ни­ка, отец ре­прес­си­ро­ван».

К сча­стью, во ВГИКе на это не об­ра­ща­ли вни­ма­ния.

Вой­на за­ста­ла ее в Москве. На­ка­нуне, в фев­ра­ле 41-го, она по­сту­пи­ла во ВГИК. Объ­яв­ле­ние по ра­дио о на­ча­ле вой­ны услы­ша­ла в об­ще­жи­тии, ко­то­рое раз­ме­ща­лось в зда­нии жен­ско­го За­ча­тьев­ско­го мо­на­сты­ря. В кон­це июня их груп­пу из 12 де­ву­шек от­пра­ви­ли рыть око­пы. Не успе­ли вый­ти из ав­то­бу­сов по­яви­лись немец­кие са­мо­ле­ты.

«До сих пор пом­ню, как я бе­жа­ла по неболь­шой по­лян­ке, ви­де­ла во­круг се­бя трас­си­ру­ю­щие пу­ли и кри­ча­ла: «Ма­ма, я хо­чу жить!»

Во вре­мя съе­мок «Неба Моск­вы» она неожи­дан­но столк­ну­лась на аэро­дро­ме с ге­не­ра­лом ар­мии Ро­кос­сов­ским. Ле­то 43-го вы­да­лось жар­кое: в пе­ре­ры­ве меж­ду съем­ка­ми Ни­на ушла в тень, рас­стег­ну­ла гим­на­стер­ку и бе­лый ха­лат, сня­ла ко­сын­ку...

«Вдруг ви­жу: вда­ле­ке идет груп­па во­ен­ных, по­го­ны так и свер­ка­ют на солн­це, от нее от­де­ля­ет­ся ка­кой-то че­ло­век, под­хо­дит ко мне и су­ро­во говорит: «По­че­му не по фор­ме? Сей­час же за­стег­ни­тесь!» Это был Кон­стан­тин Ро­кос­сов­ский - кра­са­вец, при пол­ном па­ра­де и ор­де­нах. А с ним дру­гие во­ен­ные чи­ны, че­ло­век 8-10, и все то­же с на­гра­да­ми. Я стою ни жи­ва ни мерт­ва, во­рот­ни­чок рас­крыт, сум­ка на­бе­крень, вся в по­ту от жа­ры и вол­не­ния. А сле­дом за Ро­кос­сов­ским бе­жит на­чаль­ник аэро­дро­ма и кри­чит на хо­ду: «Да это ар­тист­ка, ар­тист­ка!»

Но на про­ща­ние Ро­кос­сов­ский все-та­ки улыб­нул­ся, по­жал ей ру­ку, по­же­лал твор­че­ских успе­хов и ска­зал спо­кой­нее: «Раз на вас во­ен­ная фор­ма, то и но­сить ее вы долж­ны по пра­ви­лам».

«Я СПАСЛА ВОЛОДЮ…»

В те­ат­ре она встре­ти­ла свою лю­бовь. Ее пер­вым мужем был фо­то­кор­ре­спон­дент га­зе­ты «Ве­чер­ний Ле­нин­град» Григорий Чер­тов. Про­жив с ним 10 лет, она по-на­сто­я­ще­му влю­би­лась в сво­е­го парт­не­ра по сцене - бу­ду­ще­го на­род­но­го ар­ти­ста Рос­сии Вла­ди­ми­ра Ля­хо­ва. Сей­час Ни­на Ма­за­е­ва живет в До­ме ве­те­ра­нов сце­ны » в Пе­тер­бур­ге, на Пет­ров­ском ост­ро­ве. Так слу­чи­лось, что она узна­ла о нем еще в 1957-м.

«Ко­гда мы с Во­ло­дей по­же­ни­лись, он оста­вил квар­ти­ру сво­ей се­мье, и я то­же ушла от му­жа без жи­лья. Но лю­бовь лю­бо­вью, а жить-то где-то на­до. Нам по­мог­ла ак­три­са на­ше­го те­ат­ра, ко­то­рая пе­ре­еха­ла в этот дом, а нам по­да­ри­ла свою ком­на­ту».

И око­ло 30 лет они, ве­ду­щие ар­ти­сты од­но­го те­ат­ра, про­жи­ли по ком­му­нал­кам.

Вла­ди­ми­ра Ля­хо­ва не ста­ло в 1990-м. Их двух­ком­нат­ная квар­ти­ра, в ко­то­рой они про­жи­ли вме­сте все­го 3 го­да, ста­ла для нее слиш­ком пустой.

«Ре­ше­ние о пе­ре­ез­де в Дом ве­те­ра­нов да­лось мне нелег­ко, я при­ня­ла его не сра­зу и дол­го при­жи­ва­лась на но­вом ме­сте. Но сей­час уже не жа­лею об этом… На свою судь­бу не жа­лу­юсь. Я всю жизнь за­ни­ма­лась лю­би­мым де­лом. А ря­дом был че­ло­век, ко­то­рый ме­ня по­ни­мал и лю­бил».

ОНА НИ­КО­ГДА НЕ СКРЫ­ВА­ЛА, ЧТО ЕЕ ОТЕЦ-СВЯ­ЩЕН­НИК РАС­СТРЕ­ЛЯН.

Фото www.kino-teatr.ru и из лич­но­го ар­хи­ва Н. Я. Ма­за­е­вой

Сы­грав­шая мед­сест­ру Зою в «Небе Моск­вы» Ни­на Ма­за­е­ва пе­ре­жи­ла все ужа­сы на­ле­тов и бом­бе­жек в во­ен­ной сто­ли­це.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.