ТЕ­ЛЕ­ВЕ­ДУ­ЩАЯ ТА­ТЬЯ­НА ЛАЗАРЕВА:

Те­ле­ве­ду­щая Та­тья­на Лазарева - о рас­ста­ва­нии с му­жем и ми­тин­гах.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Первая страница -

«Толь­ко юмор и спа­са­ет»

21 ИЮЛЯ У ТЕ­ЛЕ­ВЕ­ДУ­ЩЕЙ  БЫЛ ЮБИ­ЛЕЙ. Жен­щи­ны из­ме­ня­ют в двух слу­ча­ях: по необходимости и про­сто так. При­слал Ев­ге­ний Ка­ще­ев

«ТА­КОЕ НА­ПРЯ­ЖЕ­НИЕ ВО ВСЕМ МИ­РЕ, ЧТО СЕ­ГО­ДНЯ ТОЛЬ­КО ЮМОР И МО­ЖЕТ СПА­СТИ. МО­ЖЕТ БЫТЬ, ПО­ЭТО­МУ ЮМОР СО­ВСЕМ ПРО­СТОЙ СЕ­ГО­ДНЯ ОЧЕНЬ ВОС­ТРЕ­БО­ВАН».

ЛУЧ­ШЕ К ПРОСТИТУТКЕ

- Та­тья­на, 21 июля вы празд­ну­е­те юби­лей. Боль­шая часть ва­шей жиз­ни бы­ла свя­за­на с юмо­ром. Но в по­след­нее вре­мя вы ста­ли мень­ше шу­тить. Не до сме­ха? На­до­е­ло?

- Ко­гда я со­при­кос­ну­лась с ра­бо­той в бла­го­тво­ри­тель­ном фон­де, у ме­ня ста­ли от­кры­вать­ся гла­за на дру­гую сто­ро­ну жиз­ни, ко­то­рую я до сих пор не осо­бен­но-то и ви­де­ла. Я вдруг по­ня­ла, что во­круг мас­са лю­дей, ко­то­рым не до сме­ха. И по­том с воз­рас­том про­сто сме­ять­ся, ни о чем не за­ду­мы­ва­ясь, ста­ло неинтересно.

- Смот­ри­те ли вы се­го­дня КВН, и ес­ли да, то ка­кие чув­ства ис­пы­ты­ва­е­те?

- Те­ле­ви­зор по­чти не смот­рю. А КВН, на­сколь­ко я по­ня­ла, стал та­ким... бо­лее коммерческим, что ли. Пре­вра­тил­ся в стар­то­вую пло­щад­ку для лю­дей, ко­то­рые хо­тят на те­ле­ви­де­нии за­све­тить­ся и за­кре­пить­ся. И по­это­му шут­ки ста­ли до­ста­точ­но про­сты­ми и вре­ме­на­ми плос­ки­ми. А что ка­са­ет­ся юмо­ра во­об­ще, он в жиз­ни все рав­но оста­ет­ся. Та­кое на­пря­же­ние во всем ми­ре, что се­го­дня толь­ко он и мо­жет спа­сти. Мо­жет быть, по­это­му юмор со­всем про­стой очень вос­тре­бо­ван.

- Вы при­зна­ва­лись, что несколь­ко раз чуть не раз­ве­лись с Ми­ха­и­лом Ша­цем. Эти несо­сто­яв­ши­е­ся раз­во­ды бы­ли свя­за­ны со спа­дом ка­рье­ры? - Нет. А у ко­го в се­мье не бы­ло си­ту­а­ций, ко­гда до раз- во­да чуть не до­хо­ди­ло? Я та­ких не знаю. Два че­ло­ве­ка - это уже кол­лек­тив. А кол­лек­тив всегда име­ет эта­пы ро­ста и пе­ри­од уста­ло­сти друг от дру­га. В ка­кой-то мо­мент надоели друг дру­гу. За­хо­те­ли по­жить от­дель­но. Разо­шлись. А по­том вер­ну­лись друг к дру­гу. Не ска­жу, что у нас с Ми­шей это бы­ло ка­та­стро­фич­но. На­до быть го­то­вым к то­му, что се­мья - это се­рьез­ный труд. И преж­де все­го ра­бо­та над со­бой, по­то­му что ты не мо­жешь ра­бо­тать над дру­гим че­ло­ве­ком.

- Обыч­но твор­че­ские лю­ди ред­ко так дол­го жи­вут вме­сте. Что вас удер­жи­ва­ет с Ми­ха­и­лом?

- Воз­мож­но, по­то­му что мы встре­ти­лись в осо­знан­ном воз­расте - в 33-34 го­да. И к это­му вре­ме­ни уже успе­ли все, что нуж­но и не нуж­но, по­про­бо­вать, «по­тре­ни­ро­вать­ся на кош­ках». А ко­гда у нас от­но­ше­ния за­шли в ту­пик, мы с ним на­шли воз­мож­ность ска­зать друг дру­гу: или да­вай, по­ка не позд­но, разой­дем­ся, или да­вай уже при­мем обо­юд­ное ре­ше­ние, что бу­дем вме­сте до кон­ца, и то­гда на­до ис­кать ком­про­мис­сы. - Что­бы уже не дер­гать­ся...

- Ес­ли Ми­ша за­хо­чет «по­дер­гать­ся» - ра­ди бо­га. Ес­ли бы ле­га­ли­зо­ва­ли про­сти­ту­цию, я бы пер­вая это под­дер­жа­ла. Это хо­тя бы чет­ко очер­чен­ные от­но­ше­ния - ты пла­тишь день­ги, по­лу­ча­ешь услу­гу и ухо­дишь до­мой. - И не рев­но­ва­ли бы Ша­ца?

- Нет. Он бы мне по­том рас­ска­зал, как это бы­ло, и мы бы «Толь­ко юмор и спа­са­ет». Фото Иго­ря ХАРИТОНОВА вме­сте поржа­ли. А то тут та­кое де­ло - в Москве сей­час столь­ко де­ву­шек мо­ло­дых и кра­си­вых. И все ра­ды при­кар­ма­нить по­жи­ло­го от­ца тро­их де­тей. Так что пусть уж луч­ше с про­сти­тут­ка­ми...

ЧТО ОСТА­ЛОСЬ ОТ ПРОТЕСТОВ

- Вы ни­ко­гда не жа­ле­ли с Ми­ха­и­лом о том, что вы­сту­па­ли на ми­тин­ге оп­по­зи­ции на Бо­лот­ной пло­ща­ди?

- Ко­неч­но жа­ле­ли. Ма­ло то­го что вы­сту­па­ли, так еще и в ко­ор­ди­на­ци­он­ный со­вет во­шли. И это, ко­неч­но, сыг­ра­ло ре­ша­ю­щую роль в вы­дав­ли­ва­нии нас из ме­дий­но­го про­стран­ства. Жа­ле­ли. Но то­гда бы­ло ощу­ще­ние, что мы спо­соб­ны что-то из­ме­нить. Все бы­ли так во­оду­шев­ле­ны. Из это­го про­тестно­го дви­же­ния у нас оста­лось мно­го но­вых зна­комств - очень ин­те­рес­ных. В тот мо­мент нам ка­за­лось, что на­ча­лась но­вая жизнь, по­яви­лась воз­мож­ность уви­деть во­круг се­бя небезразличных лю­дей, ко­то­рые чув­ству­ют от­вет­ствен­ность

за все, что про­ис­хо­дит в стране.

- Это прав­да, что вы очень ра­но ста­ли про­яв­лять свою граж­дан­скую по­зи­цию? Это я про то, что вы пе­ли в груп­пе по­ли­ти­че­ской пес­ни «Ами­го».

- Мое дет­ство про­шло в Ака­дем­го­род­ке под Но­во­си­бир­ском. И там с граж­дан­ской по­зи­ци­ей у всех всегда бы­ло нор­маль­но. Она, ви­ди­мо, с мо­ло­ком ма­те­ри впи­ты­ва­лась. А в груп­пе - да, пе­ла про им­пе­ри­а­лизм, ко­то­рый ско­ро нас по­гло­тит, и во­об­ще «Ней­трон­ной бом­бе - нет». То есть все, что про­ис­хо­ди­ло пло­хо­го, оно, су­дя по пес­ням, бы­ло за гра­ни­ца­ми СССР. А в Со­вет­ском Со­ю­зе все бы­ло пре­крас­но. Мно­гим, кста­ти, так до сих пор ка­жет­ся.

- У вас два неза­кон­чен­ных выс­ших об­ра­зо­ва­ния. Несмот­ря на это, вы на те­ле­ви­де­нии мно­го­го до­би­лись. Мо­жет быть, выс­шее образование во­об­ще не нуж­но?

- Это наш веч­ный спор с му­жем. Он ме­ня все вре­мя упре­ка­ет, что у ме­ня нет выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния. А я ему от­ве­чаю, что у него есть выс­шее образование - он ре­ани­ма­то­лог и ане­сте­зио­лог, но ка­кое от­но­ше­ние име­ет это образование к ра­бо­те на те­ле­ви­де­нии - я не очень по­ни­маю.

Ма­те­ри­а­лы по­ло­сы под­го­то­вил Вла­ди­мир ПОЛУПАНОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.