«ЭТО НЕ ЖИЗНЬ, А СУ­ЩЕ­СТВО­ВА­НИЕ»

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - НОВОСТИ - Еле­на ГОР­ДЕ­Е­ВА

соб­ствен­ных де­тей. Плюс у че­ло­ве­ка долж­ны быть цен­но­сти. У нас же сплошь и ря­дом - за­нес, за­пла­тил, от­ку­пил­ся, дал на ла­пу, съе­хал. Ко­гда об­ще­ство к это­му при­вы­ка­ет, по­ня­тие от­вет­ствен­но­сти раз­мы­ва­ет­ся. - Неуже­ли все упи­ра­ет­ся в от­вет­ствен­ность?

- Все на­чи­на­ет­ся с нее. Лю­дей с дет­ства учат дви­гать­ся хит­ро, пре­по­да­ют ка­кой-то ал­го­ритм, что­бы вы­кру­тить­ся, от­ку­пить­ся. Мож­но не учить ни­че­го в шко­ле и ин­сти­ту­те, дать де­нег и по­лу­чить ди­плом док­то­ра. И об­ще­ство на­чи­на­ет на­вод­нят­ся та­ки­ми вот «спе­ци­а­ли­ста­ми». А по фак­ту граж­дане вы­нуж­де­ны стро­ить свою жизнь, не до­ве­ряя ни­ко­му. По­то­му что зна­ют, что врач, юрист, ин­же­нер, про­ку­рор, пи­лот - все ку­пи­ли ди­пло­мы. Да­лее лю­ди на­чи­на­ют адап­ти­ро­вать­ся к этим усло­ви­ям, ко­гда жизнь ни­чем не под­стра­хо­ва­на, так как спе­ци­а­ли­стов ма­ло. Мы им не ве­рим. Об­ще­ство пе­ре­сы­ща­ет­ся вот этим «я им не ве­рю», а жить в по­сто­ян­ном недо­ве­рии очень труд­но.

- И что бу­дет даль­ше, ес­ли жить в ат­мо­сфе­ре пол­но­го недо­ве­рия?

- Лю­ди на­чи­на­ют ис­кать для се­бя об­на­де­жи­ва­ю­щие ал­го­рит­мы. Один спра­ши­ва­ет у дру­го­го - есть ли у те­бя на при­ме­те хо­ро­ший док­тор или тол­ко­вый юрист? То есть, на­чи­на­ют при­ме­нять лич­ные свя­зи. В по­след­ние го­ды очень мно­го го­во­рят о ку­мов­стве в по­ли­ти­ке. Ну а ко­му недо­вер­чи­вый че­ло­век мо­жет до­ве­рять, как не род­ствен­ни­ку или ку­му? Го­во­рят о непро­фес­си­о­на­лах во всех сфе­рах - так это от недо­ве­рия.

- Но во все вре­ме­на в стране бы­ла ин­тел­ли­ген­ция, ко­то­рая ду­ма­ет, ана­ли­зи­ру­ет. Где она сей­час?

- Ин­тел­ли­ген­ция бы­ла не всегда. Ее по­яв­ле­ние воз­мож­но лишь то­гда, ко­гда в стране по­яв­ля­ет­ся из­бы­точ­ный про­дукт, что­бы со­дер­жать эту са­мую ин­тел­ли­ген­цию. То есть, в ка­ком-то эко­но­ми­че­ски и по­ли­ти­че­ски со­сто­яв­шем­ся ре­жи­ме по­яв­ля­ет­ся ин­тел­ли­ген­ция. Вот в Аф­ри­ке, на­при­мер, нет ее. А у нас бы­ла, по­то­му что бы­ло сы­тое вре­мя. А в не сы­тое вре­мя ин­тел­ли­ген­ция бе­жит «чел­но­ка­ми» в Поль­шу, ста­но­вит­ся тор­го­вать на рын­ке или спи­ва­ет­ся. По­лу­ча­ет­ся эта­кий бег по кру­гу, а на бе­гу нет вре­ме­ни по­ду­мать, оце­нить что-то, осмыс­лить. Это раб­ство.

КРИ­ЗИС ЖИЗ­НИ

- Все боль­ше лю­дей жа­лу­ют­ся на то, что чув­ству­ют се­бя раз­дав­лен­ны­ми. Ко­го-то уволили, кто-то по­лу­чил но­вые пла­теж­ки, ко­му-то не хва­та­ет на жизнь, да и по те­ле­ви­зо­ру кру­тят ужа­сы… Что де­лать?

- Я не мо­гу сни­зить та­ри­фы или ко­го-то тру­до­устро­ить, но мо­гу по­со­ве­то­вать вы­клю­чить те­ле­ви­зор. Нель­зя че­рез се­бя все вре­мя про­пус­кать нега­тив. Ина­че сго­рят предо­хра­ни­те­ли. Мно­гие го­во­рят, что при­вык­ли ве­че­ром про­смат­ри­вать по­след­ние но­во­сти. Я им от­ве­чаю - у на­ших де­дов и пра­де­дов не бы­ло те­ле­ви­зо­ра и но­во­стей. Они са­ди­лись друг на­про­тив дру­га, об­ща­лись, на­хо­ди­ли се­бя дру­гие за­ня­тия и не схо­ди­ли с ума и бы­ли здо­ро­вее нас. Бе­ри­те при­мер. По­пи­ли чай­ку, по­го­во­ри­ли, по­чи­та­ли кни­гу - и до­ба­вит­ся в жизнь ду­шев­но­сти, по­коя, ми­ра. Я к то­му, что ка­кие-то агрес­сив­ные фак­то­ры мож­но от се­бя от­ве­сти обыч­ным по­во­ро­том тум­бле­ра.

По по­во­ду цен и пла­те­жек - опять же мы име­ем де­ло с ме­рой от­вет­ствен­но­сти. Раз­ве власть иму­щие со­зда­ли нам усло­вия, что­бы мы с ва­ми мог­ли опла­тить наши ком­му­наль­ные та­ри­фы? Ес­ли со­зда­ли - то по­жа­луй­ста, по­вы­шай­те та­ри­фы. Ес­ли не со­зда­ли - то вы проф­не­при­год­ны. Ухо­ди­те, зна­чит.

- Мно­гие пси­хо­ло­ги со­ве­ту­ют на­чи­нать с се­бя - му­сор в ур­ну, усту­пить ме­сто в транс­пор­те, не ха­мить в оче­ре­ди. Это дей­ству­ет?

- Ес­ли че­ло­век один на­чал это де­лать - он вряд ли за­ме­тит перемены, но да­же ему бу­дет лег­че. Он пой­мет, что он пе­ре­стал оско­ти­ни­вать­ся и это важ­но. Мне очень нра­вит­ся ис­то­рия о че­ло­ве­ке, ко­то­рый ез­дил от­ды­хать с дру­зья­ми на при­ро­ду и по­сто­ян­но во­зил с со­бой му­сор­ные па­ке­ты. Му­сор он уби­рал за всей ком­па­ни­ей. Ко­гда ему го­во­ри­ли - да брось, посмот­ри сколь­ко во­круг му­со­ра, он всегда от­ве­чал: а мо­е­го здесь нет. Я с этим со­гла­сен. Ро­ди­на на­чи­на­ет­ся с то­го, му­со­ришь ты или нет. И все вопли про патриотизм на за­га­жен­ной зем­ле я про­сто не вос­при­ни­маю. Ес­ли лю­бишь свою стра­ну, сде­лай так, что­бы твоя зем­ля не вздра­ги­ва­ла от тво­е­го при­хо­да. - С че­го бы сто­и­ло на­чать перемены?

- Нам сто­ит за­дать­ся во­про­сом: а ка­ки­ми мы хо­тим ви­деть от­но­ше­ния между людь­ми в на­шей стране? Хо­тим, что­бы лю­ди от­но­си­лись друг к дру­гу бе­реж­но, с по­ни­ма­ни­ем, с ува­же­ни­ем? Зна­чит, нуж­но вся­че­ски де­мон­стри­ро­вать, что мы при­вет­ству­ем та­кое вот по­ве­де­ние, что оно есть нор­маль­ным, а не от­кло­нять его или пре­се­кать. Мы долж­ны пе­ре­стать стес­нять­ся об этом го­во­рить.

ВОЙ­НА И ВЛАСТЬ

- Во вре­мя вой­ны на­род жмет­ся к вла­сти. За­чем власть пу­га­ет соб­ствен­ный и без то­го на­пу­ган­ный на­род? Вот толь­ко на днях Алек­сандр Тур­чи­нов анон­си­ро­вал воз­мож­ное вве­де­ние во­ен­но­го по­ло­же­ния. Это необ­хо­ди­мость или за­пу­ги­ва­ние?

- Ес­ли взять те стра­ны, ко­то­рые под­вер­га­лись опас­но­сти, мы уви­дим, что лю­дей снаб­жа­ли ка­ки­ми-то пра­ви­ла­ми по­ве­де­ния. На­при­мер, эта тер­ри­то­рия опас­на, сю­да нель­зя хо­дить, при объ­яв­ле­нии воз­душ­ной тре­во­ги нуж­но спус­кать­ся в под­вал, из это­го ис­точ­ни­ка мож­но брать во­ду, а из это­го нель­зя. Это со­вер­шен­но нор­маль­но, ко­гда власть под­ска­зы­ва­ет лю­дям, как пра­виль­но дей­ство­вать в кри­ти­че­ской си­ту­а­ции, ис­хо­дя из их же без­опас­но­сти и поль­зы. Лю­ди жмут­ся в та­кой си­ту­а­ции к вла­сти, что­бы чув­ство­вать се­бя за­щи­щен­ны­ми. И ко­гда мы ви­дим, что та­ко­го не де­ла­ет­ся, то вста­ет во­прос о про­фес­си­о­на­лиз­ме вла­сти. А ко­гда ис­пу­ган­но­му на­ро­ду по­вы­ша­ют це­ны или та­ри­фы, то это зна­чит, что ис­пу­ган­ный на­род вдо­ба­вок лу­пят элек­тро­шо­ке­ром. Как мож­но жать­ся к то­му, кто бьет те­бя элек­тро­шо­ке­ром? - Вам не ка­жет­ся, что в ны­неш­них усло­ви­ях в об­ще­стве пре­об­ла­да­ет ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния, ко­гда уже не до человечности, а мно­гие пы­та­ют­ся про­сто вы­жить?

- Да, он ос­но­ван на стра­хе. Че­ло­век се­бе ни­че­го не га­ран­ти­ру­ет. В мир­ной жиз­ни мы неко­то­рые ве­щи вос­при­ни­ма­ем с га­ран­ти­ей и да­же что-то пла­ни­ру­ем - мы зна­ем, что по­лу­чим сле­ду­ю­щую зар­пла­ту, пла­ни­ру­ем от­пуск, по­куп­ку те­ле­ви­зо­ра. Ко­гда пла­ни­ро­вать ни­че­го невоз­мож­но, в си­лу всту­па­ет дру­гой рас­чет. Жизнь ста­но­вит­ся бо­лее рас­чет­ли­вой, а зна­чит еще бо­лее тя­же­лой. Хо­тя на­ша пси­хи­ка так устро­е­на, что бу­дет цеп­лять­ся за при­выч­ные ве­щи, фор­мы жиз­ни. На­при­мер, та­ри­фы по­вы­ша­ют­ся, а до­ро­гие ка­фе за­би­ты. Че­ло­век бе­жит ту­да, ку­да он при­вык хо­дить при нор­маль­ной жиз­ни, что­бы успо­ко­ить се­бя и до­ка­зать се­бе, что все нор­маль­но. Зав­тра он че­го-то недо­ест, в чем-то сэкономит, но он при­дет сю­да опять - вы­пить чаш­ку до­ро­гу­ще­го ко­фе. Так устро­е­на на­ша пси­хи­ка.

- И сколь­ко так мож­но жить в ре­жи­ме рас­че­та и неста­биль­но­сти?

- Бес­ко­неч­но. Толь­ко это не жизнь, а су­ще­ство­ва­ние. А во­об­ще у всех раз­ные фи­зи­че­ские ре­сур­сы. Эмо­ци­о­наль­ность у всех раз­ная, культура вла­де­ния со­бой и свой­ствен­ность жиз­ни то­же раз­ная. Имен­но по­это­му бу­дет мо­ло­деть ин­фаркт и ин­сульт, бу­дет по­вы­шать­ся про­цент су­и­ци­дов, на все стрес­сы и стра­хи од­ни­ми из пер­вых ре­а­ги­ру­ют поч­ки. Боль­шин­ство не вы­дер­жи­ва­ет дол­го та­ко­го со­сто­я­ния, а неко­то­рые спо­соб­ны про­жить так всю жизнь.

Лю­дям труд­но жить без пер­спек­ти­вы, в стра­хе, без на­дежд на бу­ду­щее. Лег­че тем лю­дям, для ко­то­рых в жиз­ни есть смысл - но это за­ви­сит от то­го, на­сколь­ко че­ло­век на­учил­ся жить. Один по­те­ря­ет ра­бо­ту и пой­дет ве­шать­ся, дру­гой зай­мет­ся дру­гим де­лом, уде­лит вре­мя се­бе и де­тям.

Но боль­шин­ство бу­дут су­ще­ство­вать на уровне «по­шел на ра­бо­ту - по­ел - при­шел с ра­бо­ты - по­смот­рел те­ле­ви­зор - по­спал». Сво­е­го уча­стия в жиз­ни нет прак­ти­че­ски ни­ка­ко­го. Та­кое по­ло­же­ние ве­щей поз­во­лит вы­жить ор­га­низ­му, но вот ска­зать, что та­кая жизнь твор­че­ская, осмыс­лен­ная - нель­зя.

- Ка­кие со­ве­ты вы мог­ли бы дать ря­до­во­му укра­ин­цу, во­лей судьбы ока­зав­ше­му­ся в слож­ной си­ту­а­ции?

- Учить­ся жить пра­виль­но, по­че­ло­ве­че­ски, при­нять про­стые и ба­наль­ные ис­ти­ны. Не врать се­бе и окру­жа­ю­щим, ува­жать се­бя и окру­жа­ю­щих, не бо­ять­ся брать от­вет­ствен­ность, уби­рать за со­бой, ста­рать­ся жить пол­но­цен­но, осмыс­лен­но, ис­кать смысл во всех про­яв­ле­ни­ях жиз­ни, рас­ти эмо­ци­о­наль­но и ду­хов­но. Я по­ни­маю, что в стране вой­на и кри­зис, но каж­дый сам во­лен вы­би­рать, как ему жить, да­же в са­мой слож­ной си­ту­а­ции.

Фото УНИАН

Учить­ся жить пра­виль­но, ува­жать се­бя и окру­жа­ю­щих, - со­вет укра­ин­цам от пси­хо­ло­га.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.