#Я НЕ БО­ЮСЬ СКА­ЗАТЬ

По­мо­жет ли ре­шить про­бле­му на­си­лия флеш­моб в соц­се­тях?

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ТВ - Али­на ВЕТ­РО­ВА

В НА­ЧА­ЛЕ ИЮЛЯ В FACEBOOK СТАР­ТО­ВАЛ ФЛЕШ­МОБ ПРО­ТИВ ЗАМАЛЧИВАНИЯ НА­СИ­ЛИЯ. ПОД ХЕ­Ш­ТЕ­ГОМ #ЯНЕБОЮСЬСКАЗАТИ УКРАИНКИ НА­ЧА­ЛИ РАС­СКА­ЗЫ­ВАТЬ СОБ­СТВЕН­НЫЕ ИС­ТО­РИИ О СЕК­СУ­АЛЬ­НЫХ ДОМОГАТЕЛЬСТВАХ И О НЕГА­ТИВ­НОМ ОПЫ­ТЕ ОБ­ЩЕ­НИЯ С ПРО­ТИ­ВО­ПО­ЛОЖ­НЫМ ПОЛОМ. АК­ЦИЮ НА СВО­ЕЙ СТРА­НИ­ЦЕ В FACEBOOK НА­ЧА­ЛА АНА­СТА­СИЯ МЕЛЬНИЧЕНКО, ОБ­ЩЕ­СТВЕН­НЫЙ ДЕ­Я­ТЕЛЬ И ЖУР­НА­ЛИСТ. К НЕЙ СТА­ЛИ ПРИСОЕДИНЯТЬСЯ ПОЛЬ­ЗО­ВА­ТЕ­ЛИ СОЦ­СЕ­ТИ ИЗ РАЗ­НЫХ СТРАН. АК­ЦИЮ ДА­ЖЕ НА­ЗВА­ЛИ СА­МЫМ ВЫ­ДА­Ю­ЩИМ­СЯ ЯВ­ЛЕ­НИ­ЕМ, КО­ТО­РОЕ ПРО­ИЗО­ШЛО В FACEBOOK ЗА ВСЕ ГО­ДЫ ЕГО СУ­ЩЕ­СТВО­ВА­НИЯ. ЭТИ ОТ­КРО­ВЕ­НИЯ ИНО­ГДА СТРАШ­НО ЧИ­ТАТЬ. ОСО­БЕН­НО КО­ГДА ПИ­ШУТ ТВОИ ДРУ­ЗЬЯ ИЛИ ХО­РО­ШО ЗНА­КО­МЫЕ ЛЮ­ДИ. КОМ­МЕН­ТА­РИИ К НИМ - ОТ «ДЕРЖИСЬ, МЫ С ТО­БОЙ» ДО «СА­МА ВИНОВАТА» - ТО­ЖЕ НЕ ДЛЯ РАССЛАБЛЕННОГО ЧТЕ­НИЯ.

ЧТО У КО­ГО БО­ЛИТ

Са­мое страш­ное - мас­шта­бы это­го бед­ствия. О сво­ем дав­нем и дол­го за­мал­чи­ва­е­мом стра­хе на­ча­ли го­во­рить как обыч­ные жен­щи­ны, так и зна­ме­ни­то­сти. В том чис­ле и укра­ин­ские. Прав­да, не все они го­то­вы во­ро­шить лич­ное непри­ят­ное про­шлое. Лолита Ми­ляв­ская, пе­ви­ца:

«В де­ся­том клас­се у ме­ня бы­ла по­пыт­ка из­на­си­ло­ва­ния, но я на­столь­ко му­же­ствен­но сра­жа­лась, что у ме­ня из-под ног­тей его эпи­дер­мис вы­ни­ма­ли, - я ему ли­цо рас­ца­ра­па­ла так силь­но, успе­ла вы­рвать­ся и убе­жа­ла. Но это бы­ло очень дав­но. С тех пор на чер­ный вход я не хо­жу. У ме­ня был вто­рой этаж, я ре­ши­ла, что на лиф­те не по­еду. И по­шла... Глав­ное, что ни­че­го дру­го­го в мо­ей ис­то­рии, сла­ва бо­гу, не слу­чи­лось. А для тех, у ко­го про­изо­шло, это очень бо­лез­нен­ная те­ма».

Са­ша Коль­цо­ва (Ка­ша Саль­цо­ва), пе­ви­ца и об­ще­ствен­ный де­я­тель:

«Ес­ли бы все жен­щи­ны, пе­ре­жив­шие сек­су­аль­ное на­си­лие, по­пыт­ку сек­су­аль­но­го на­си­лия, до­мо­га­тель­ства или оскорб­ле­ния сек­су­аль­но­го ха­рак­те­ра вы­шли се­го­дня (в лю­бой день или еже­днев­но) на ули­цу в крас­ном, то Зем­ля бы вы­гля­де­ла кро­ва­вым пят­ном». Вот та­кой встреч­ный флеш­моб. Со­ня Сот­ник, му­зы­кант и ра­дио­ве­ду­щая:

«Се­го­дня жен­щи­ны рас­ска­зы­ва­ют свои ис­то­рии #Яне­бо­юсь­ска­зать. Боль, от­вра­ще­ние, страх - и ни­че­го не по­де­ла­ешь. А я до сих пор бо­юсь ска­зать». Бо­рис Фи­ла­тов, мэр Дне­пра:

«Эту ис­то­рию рас­ска­за­ла мне моя по­кой­ная ма­ма. Ко­гда к ней воз­ле ма­га­зи­на на­ча­ла при­ста­вать пья­ная ком­па­ния, то мой по­кой­ный па­па, услы­шав ее кри­ки со дво­ра, взял де­душ­ки­ну тро­фей­ную саб­лю. Саб­лю. Тро­фей­ную. Не­мец­кую. Блю­хе­ров­ско­го ти­па. И по­бе­жал ма­му спа­сать. И очень дол­го го­нял­ся за ком­па­ни­ей по улице. С саб­лей. Доб­ро долж­но быть с ку­ла­ка­ми. А луч­ше с саб­лей. Ме­ня на­учил это­му па­па. По­кой­ся с ми­ром, ста­рик». Ок­са­на За­буж­ко, пи­са­тель:

«Мы же го­то­вы об этом услы­шать, прав­да, со­оте­че­ствен­ни­ки? И ни у ко­го не по­вер­нет­ся язык ска­зать, что «их­там­не­бы­ло»? Что все те, за­бран­ные «на под­вал», де­воч­ки - это «да­ун­бась­кие суч­ки», ко­то­рые «са­ми­ви­на­ва­ты» («са­ми по­бе­жа­ли»)? .. И «Ма­ри­на из Сла­вян­ска» (ес­ли она жи­ва), или ее ро­ди­те­ли - мо­гут НеБо­ят­сяСка­зать, пе­ред Бо­гом, людь­ми и за­ко­ном, все, что долж­но быть за­фик­си­ро­ва­но и пе­ре­да­но в Га­а­гу для бу­ду­ще­го су­да?

По­то­му что с 1990-х го­дов - со вре­ме­ни вой­ны в Юго­сла­вии - сек­су­аль­ные на­си­лия ок­ку­па­ци­он­ной ар­мии над граж­дан­ским на­се­ле­ни­ем впер­вые в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства ВВЕ­ДЕ­НЫ В ПРАВОВОЕ ПО­ЛЕ, вот в чем шту­ка. Про­ве­де­на огром­ная ра­бо­та, на­пи­са­ны се­рьез­ные кни­ги - в том чис­ле, и о та­ких вот во­ен­ных тюрь­мах-бор­де­лях для плен­ных жен­щин, это мест­ная прак­ти­ка (дав­но до­би­ва­юсь, что­бы пе­ре­ве­ли на укра­ин­ский Дра­ку­лич!). Так, мо­жет, хва­тит де­лать вид, буд­то все это нас не ка­са­ет­ся?..

Нет луч­шей те­ра­пии от де­ся­ти­ле­ти­я­ми скры­ва­е­мой бо­ли, чем по­мочь дру­го­му - то­му, ко­му се­го­дня ху­же, чем те­бе. Здесь - и смысл, и вы­ход, и пси­хо­ло­ги­че­ская раз­ряд­ка, и жиз­нен­ный кон­струк­тив. И все, кто ре­ша­ет­ся вы­го­во­рить свою дав­нюю трав­му, и не ре­ша­ют­ся, но узна­ют, и кто спо­со­бен чув­ство­вать чу­жую боль и неме­ет от до­нель­зя чем-то по­мочь, - мы все мо­жем те­перь стать на­сто­я­щей «сте­ной на­род­ной обо­ро­ны» для тех, неиз­вест­ных нам де­во­чек Сла­вян­ска и дру­гих ок­ку­пи­ро­ван­ных го­ро­дов, ко­то­рые здесь, ря­дом, в этом же вре­ме­ни пе­ре­жи­ли (или - и пе­ре­жи­ва­ют?) та­кой «сек­су­аль­ный ГУ­ЛАГ», от ко­то­ро­го, дей­стви­тель­но, кам­ни взы­ва­ют к небу… Где ты, Ма­рин­ка из Сла­вян­ска?»

ЛУЧ­ШЕ НЕ МОЛ­ЧАТЬ

Этот флеш­моб в соц­се­ти по­ка­зал мас­штаб про­бле­мы. Но ста­ло ли лег­че тем, кто на­ко­нец вы­ска­зал­ся в соц­се­тях? И как ре­а­ги­ро­вать на это близ­ким и дру­зьям?

«Из­на­си­ло­ва­ние - это трав­ма очень тя­же­лая, и ее, ко­неч­но, на­до ле­чить, - счи­та­ет Алек­сандр ПОЛЕЕВ, пси­хо­те­ра­певт,

сек­со­лог. - Иде­аль­ное ле­че­ние - это ра­бо­та в груп­пе под ру­ко­вод­ством пси­хо­ло­гов. Еще один ком­по­нент из­ле­че­ния - это на­ка­за­ние на­силь­ни­ка. По­то­му что лег­че пе­ре­не­сти го­ре, ес­ли ты зна­ешь, что тот, кто те­бя оби­дел, в это вре­мя си­дит на на­рах. Но, к со­жа­ле­нию, ма­ло кто из на­силь­ни­ков бы­ва­ет на­ка­зан.

Рас­ска­зать об этом на стра­ни­цах соц­се­ти - то­же те­ра­пия. Она не та­кая эф­фек­тив­ная, как ра­бо­та с пси­хо­ло­гом, но все-та­ки это луч­ше, чем за­мал­чи­ва­ние. Ко­гда ты рас­ска­зы­ва­ешь, ты умень­ша­ешь эмо­ци­о­наль­ное на­пря­же­ние. Мне ка­жет­ся, по­ло­жи­тель­ная чер­та это­го флеш­мо­ба еще и в том, что мы на са­мом де­ле не зна­ем мас­шта­бов сек­су­аль­но­го на­си­лия. Ведь толь­ко 5% жертв при­зна­ют­ся в том, что их из­на­си­ло­ва­ли. Есть так на­зы­ва­е­мые ядер­ные на­силь­ни­ки, ко­то­рые толь­ко этим и жи­вут. Они пре­крас­но мас­ки­ру­ют­ся, зна­ют, где на­па­дать, ко­гда на­па­дать. И вот та­кие флеш­мо­бы нам под­ска­зы­ва­ют ис­тин­ную кар­ти­ну про­ис­хо­дя­ще­го».

Од­на­ко тут, про­дол­жа­ет пси­хо­те­ра­певт, есть од­но но: сре­ди жен­щин есть опре­де­лен­ный про­цент му­же­не­на­вист­ниц, ко­то­рые лю­бят со­чи­нять ис­то­рии о том, как к ним при­ста­ва­ли… Так что неко­то­рым ис­то­ри­ям ве­рить не сто­ит. А что ка­са­ет­ся близ­ких, ко­то­рые про­чи­та­ли на­сто­я­щие от­кро­ве­ния сво­е­го род­но­го че­ло­ве­ка об из­на­си­ло­ва­нии, им на­до по­ста­рать­ся очень де­ли­кат­но под­дер­жать то­го, кто пе­ре­жил на­си­лие. Луч­шее, что мож­но сде­лать, от­ве­сти к спе­ци­а­ли­сту. А са­мое худ­шее, это ко­гда все бу­дут мол­чать, и на­си­лие ста­нет нор­мой на­шей жиз­ни.

ЖЕРТВ НА­СИ­ЛИЯ ПОД­ДЕР­ЖА­ЛИ ДЕ­ПУ­ТА­ТЫ

В от­вет на флеш­моб «Я не бо­юсь ска­зать» на­род­ный де­пу­тат Ири­на Лу­цен­ко под­го­то­ви­ла за­ко­но­про­ект, ко­то­рым вно­сят­ся из­ме­не­ния в неко­то­рые за­ко­ны Укра­и­ны в свя­зи с ра­ти­фи­ка­ци­ей Кон­вен­ции Со­ве­та Ев­ро­пы о предот­вра­ще­нии на­си­лия по от­но­ше­нию к жен­щи­нам, до­маш­не­го на­си­лия и борь­бу с эти­ми яв­ле­ни­я­ми. До­ку­мент под­пи­са­ли де­пу­та­ты из раз­ных фрак­ций, все­го - бо­лее 20 под­пи­сей. Об этом со­об­щил в Facebook внефрак­ци­он­ный на­род­ный де­пу­тат Бо­ри­слав Бе­ре­за. «Помни­те вал ис­то­рий о на­си­лии про­тив жен­щин в рам­ках #яне­бо­юсь­ска­зать? Вот ре­ак­ция де­пу­тат­ско­го кор­пу­са. И это толь­ко на­ча­ло», - на­пи­сал Бе­ре­за и опуб­ли­ко­вал фото до­ку­мен­та с под­пи­ся­ми.

Несмот­ря на мас­со­вую под­держ­ку ини­ци­а­ти­вы со сто­ро­ны де­пу­та­тов, про­дол­жа­ет Б. Бе­ре­за, ее при­ня­тие мо­жет быть услож­не­но из-за то­го, что, по со­сто­я­нию на ко­нец июня 2016 г., Укра­и­на до сих пор не ра­ти­фи­ци­ро­ва­ла ука­зан­ную Кон­вен­цию. Хо­тя она бы­ла от­кры­та для под­пи­са­ния с 11 мая 2011 го­да. Имен­но по­это­му груп­па де­пу­та­тов за­ре­ги­стри­ро­ва­ла 5 июля это­го го­да про­ект по­ста­нов­ле­ния №4894. В нем Вер­хов­ная Ра­да обра­ща­ет­ся к пре­зи­ден­ту Укра­и­ны и Ка­би­не­ту ми­ни­стров для при­ня­тия ими мер по уско­ре­нию вне­се­ния на рас­смот­ре­ние пар­ла­мен­та про­ек­та за­ко­на Укра­и­ны о ра­ти­фи­ка­ции Кон­вен­ции Со­ве­та Ев­ро­пы о предот­вра­ще­нии на­си­лия в от­но­ше­нии жен­щин и до­маш­не­го на­си­лия и борь­бу с эти­ми яв­ле­ни­я­ми (Стам­буль­ской кон­вен­ции).

Как от­ме­ча­ет­ся в По­яс­ни­тель­ной за­пис­ке к про­ек­ту по­ста­нов­ле­ния, толь­ко в 2015 г. за­ре­ги­стри­ро­ва­но бо­лее 116 тыс. за­яв­ле­ний по фак­там со­вер­ше­ния на­си­лия в се­мье, со­став­ле­но бо­лее 78 тыс. ад­мин­про­то­ко­лов. И это толь­ко офи­ци­аль­ные дан­ные по­ли­ции. А ведь как у нас при­ня­то, боль­шин­ство жертв на­си­лия мол­чат дол­гие го­ды.

Со­глас­но офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, каждая пя­тая жен­щи­на в Укра­ине стра­да­ет от на­си­лия. Экс­пер­ты же го­во­рят о ре­аль­ном по­ка­за­те­ле, ко­то­рый в четыре ра­за вы­ше офи­ци­аль­ных дан­ных. А по ста­ти­сти­ке ООН, прак­ти­че­ски 4 млн укра­ин­ских жен­щин от 15 до 49 лет хо­тя бы один раз в жиз­ни под­вер­га­лись фи­зи­че­ско­му на­си­лию.

В свою оче­редь Стам­буль­ская кон­вен­ция обя­зы­ва­ет го­су­дар­ства вве­сти уго­лов­ную от­вет­ствен­ность за та­кие дей­ствия, как опе­ра­ции на жен­ских ге­ни­та­ли­ях, ко­то­рые ка­ле­чат, при­ну­ди­тель­ные бра­ки, до­ма­га­ния, при­ну­ди­тель­ные абор­ты и при­ну­ди­тель­ная сте­ри­ли­за­ция. Кон­вен­ция та­к­же при­зы­ва­ет при­вле­кать к ра­бо­те по борь­бе с на­си­ли­ем в от­но­ше­нии жен­щин и до­маш­ним на­си­ли­ем все со­от­вет­ству­ю­щие гос­учре­жде­ния и служ­бы, обес­пе­чив их ко­ор­ди­на­цию.

ЭКС­ПЕР­ТЫ ООН СЧИ­ТА− ЮТ, ЧТО ОТ НА­СИ­ЛИЯ ХО­ТЯ БЫ ОДИН РАЗ ПОСТРАДА− ЛИ 4 МЛН УКРАИНОК.

На­си­лие в се­мье и за ее пре­де­ла­ми, как по­ка­зал флеш­моб, - вещь ед­ва ли не по­все­мест­ная.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.