СЦЕ­НА­РИСТ И РЕ­ЖИС­СЕР КРИ­СТО­ФЕР ХЭМПТОН:

«По­сле «Оска­ра» 6 лет не мог сде­лать но­вый фильм»

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ПЕРВАЯСТРАНИЦА - Олег ШАПАРЕНКО

БРИ­ТАН­СКИЙ СЦЕ­НА­РИСТ И РЕ­ЖИС­СЕР КРИ­СТО­ФЕР ХЭМПТОН - О НЕСНЯТЫХ КАРТИНАХ, РА­БО­ТЕ В ГОЛ­ЛИ­ВУ­ДЕ И ПРЕ­МИИ «ОСКАР».

Кри­сто­фер Хэмптон на­чи­нал свою ка­рье­ру как дра­ма­тург, став са­мым мо­ло­дым ав­то­ром для те­ат­ров Вест-Эн­да в воз­расте 20 лет и об­ла­да­те­лем

4 пре­мий «То­ни» (эк­ви­ва­лент те­ат­раль­но­го «Оска­ра». - Ред.). Позд­нее Хэмптон пи­шет сценарии для ки­не­ма­то­гра­фа: он ав­тор сце­на­рия к филь­му Сти­ве­на Фри­рза «Опас­ные свя­зи» (1988), в ко­то­ром сни­ма­лись Ума Тур­ман, Джон Мал­ко­вич, Ми­шель Пфайф­фер и Ки­а­ну Ривз. Имен­но за эту кар­ти­ну наш со­бе­сед­ник по­лу­чил пре­мию «Оскар» за луч­ший адап­ти­ро­ван­ный сце­на­рий. А в 1995 г. он стал об­ла­да­те­лем спе­ци­аль­но­го при­за жю­ри Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля за свой ре­жис­сер­ский де­бют «Кэр­ринг­тон». Так­же Хэмптон ав­тор та­ких филь­мов, как «Пол­ное за­тме­ние» (1995) с юным Леонардо Ди Ка­прио и «Опас­ный ме­тод» (2011) с Ки­рой Найт­ли и Вен­са­ном Кас­се­лем. В этом го­ду 70-лет­ний Кри­сто­фер воз­гла­вил меж­ду­на­род­ное жю­ри Одес­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля, а в пе­ре­ры­вах меж­ду фе­сти­валь­ной ра­бо­той рас­ска­зал «АиФ» о сво­ем твор­че­стве...

ИС­ТО­РИЯ НЕСНЯТОГО КИ­НО

- Кри­сто­фер, вы на­чи­на­ли как дра­ма­тург, ра­бо­тая в те­ат­ре, как вы про­шли путь в ки­но?

- В 17 лет я по­пал в театр в Лон­доне, пи­сал сценарии для спек­так­лей. Я был са­мый мо­ло­дой пи­са­тель-сце­на­рист, по­ста­нов­ки ко­то­ро­го ста­ви­лись. Че­рез год на­чал об­ра­щать вни­ма­ние на сценарии для филь­мов, мне пред­ло­жи­ли пи­сать для ки­но и я со­гла­сил­ся, хо­тя да­же не имел пред­став­ле­ния, как это де­ла­ет­ся. То­гда я сде­лал глу­пый вы­вод, что пи­сать сценарии для филь­мов лег­че, чем пье­сы для те­ат­ра. Мне ка­за­лось, что в те­ат­ре сце­на­рист свя­зан опре­де­лен­ным про­стран­ством, ко­то­рое ста­вит тех­ни­че­ские рам­ки, а в филь­ме за од­ну се­кун­ду лег­ко пе­ре­не­сти сце­ну из Одес­сы в Гон­конг. Од­на­ко чем боль­ше сво­бо­ды ты име­ешь, тем слож­нее с нею управ­лять­ся. Бы­ло не лег­че, а слож­нее. Ко­гда я на­чал пи­сать свой пер­вый сце­на­рий для филь­ма, я еще не по­те­нан­та.

ни­мал это­го. Пер­вое что я сде­лал - ку­пил пять сце­на­ри­ев Га­роль­да Пин­те­ра (ан­глий­ско­го дра­ма­тур­га, ла­у­ре­а­та Но­бе­лев­ской пре­мии

по ли­те­ра­ту­ре. - Ред.), они бы­ли на­пи­са­ны по пя­ти раз­ным ро­ма­нам, это и ста­ло мо­им об­ра­зо­ва­ни­ем. Впро­чем, за пер­вые 10 лет сво­ей сце­нар­ной ра­бо­ты я ни­че­го сто­я­ще­го не на­пи­сал. - Что ста­ло пе­ре­лом­ным мо­мен­том?

- В кон­це 70-х я на­чал ра­бо­тать над филь­мом с ос­ка­ро­нос­ным ре­жис­се­ром Фре­дом Цин­не­ма­ном, ко­то­рый снял та­кие лен­ты, как «Ров­но в пол­день» и «От­сю­да в веч­ность». Ме­ня очень тро­ну­ла те­ма, ко­то­рую он вы­брал для филь­ма. Это ма­ло­из­вест­ный факт: по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны мно­гие рус­ские, в осо­бен­но­сти сол­да­ты-ка­за­ки, ко­то­рые сра­жа­лись на немец­кой сто­роне, бы­ли по­са­же­ны в тюрь­му. Их от­пра­ви­ли об­рат­но в СССР че­рез шесть недель по­сле кон­ца вой­ны, и там боль­шин­ство из них казнили. Лю­дей бро­са­ли в ма­ши­ны, вы­во­зи­ли це­лы­ми гру­зо­ви­ка­ми ту­да, где вой­на со все­ми ужа­са­ми про­дол­жа­лась. По­стра­да­ло в об­щей слож­но­сти бо­лее двух мил­ли­о­нов человек. Мы хо­те­ли по­ка­зать боль­шую ис­то­рию.

Нам нуж­ны бы­ли лю­ди, пе­ре­жив­шие те со­бы­тия. Мы по­еха­ли по ми­ру: в Аме­ри­ку, Гер­ма­нию, Шот­лан­дию, на­шли лю­дей и за­сня­ли их сви­де­тель­ские по­ка­за­ния, за­пи­са­ли око­ло 50 ча­сов ин­тер­вью. А ко­гда на­хо­ди­лись в Шот­лан­дии, встре­ти­ли жен­щи­ну ро­дом из Одес­сы, в 14 лет она с по­дру­гой учи­лась в шко­ле, и весь ее класс вы­вез­ли то­гда в Ос­вен­цим, где их под­вер­га­ли ме­ди­цин­ским экс­пе­ри­мен­там. Та де­вуш­ка не бы­ла ев­рей­кой, поэтому по­том ее не уби­ли, а от­пра­ви­ли на ра­бо­ты, чуть поз­же она сбе­жа­ла. Един­ствен­ное, че­го хо­те­ла одес­сит­ка, это вер­нуть­ся в род­ной го­род к сво­ей се­мье. Ко­гда она бы­ла в се­вер­ной Ита­лии, то встре­ти­лась с огром­ной груп­пой - 50 ты­ся­ча­ми ка­за­ков. Де­вуш­ка бы­ли ра­да та­кой встре­че, по­ду­мав, что те­перь она вер­нет­ся в СССР, но ка­за­ки не хо­те­ли это­го. То­гда и воз­ник­ла идея о сю­жет­ной ли­нии глав­ной ге­ро­и­ни в филь­ме. Кста­ти в ре­аль­но­сти она так и не вер­ну­лась до­мой, по­то­му что уже пе­ред по­сад­кой укра­ин­ки в по­езд слу­чил­ся бунт, ее ра­ни­ли и от­вез­ли в боль­ни­цу. А там она влю­би­лась в ка­над­ско­го офи­це­ра и вы­шла замуж. Спу­стя 50 лет она так ни ра­зу не бы­ла в Со­вет­ском Со­ю­зе, по­лу­чи­лась та­кая ис­то­рия со счаст­ли­вым кон­цом. Урок для ме­ня был в том, что­бы най­ти один мо­мент из всей ис­то­рии, ко­то­рый рас­кро­ет ис­то­рию для сю­же­та. - Этот фильм вы­шел на экра­ны?

- Нет, фильм дол­жен был на­зы­вать­ся «Последний сек­рет», но его так и не сня­ли. У нас уже бы­ли ак­те­ры, при­чем с име­на­ми: Ро­берт Де Ни­ро дол­жен был иг­рать со­вет­ско­го офи­це­ра, а Эн­то­ни Хоп­кинс ан­глий­ско­го лей- Мы уже го­то­вы бы­ли за­пу­стить­ся в про­из­вод­ство в Ав­стрии, но за 1,5 месяца до стар­та съе­мок ком­па­ния 20th Century Fox по­ме­ня­ла ре­жис­се­ра, ко­то­рый взгля­нул на сце­на­рий и ска­зал, мол, это очень де­прес­сив­но, и от­ка­зал­ся сни­мать. Это бы­ло ужас­но, в та­кие мо­мен­ты серд­це раз­ры­ва­ет­ся на ча­сти. Ты пи­шешь сценарии, а толь­ко не­ко­то­рые из них ста­но­вят­ся филь­ма­ми. Ко­гда ты пи­шешь для те­ат­ра, там все ра­ци­о­наль­но - его при­ни­ма­ют и ста­вят на сцене. С филь­ма­ми - это как по­пасть в ка­зи­но, си­дишь за крас­ным сто­лом, ста­вишь свою фиш­ку на ру­лет­ку, и по­лу­ча­ешь та­кие же шан­сы, как и на экра­ни­за­цию сво­е­го филь­ма. Хо­тя мне вез­ло мно­го раз, я на­пи­сал бо­лее 50 сце­на­ри­ев и 18 из них бы­ли экра­ни­зи­ро­ва­ны.

СЛУ­ЧАЙ­НЫЙ РЕ­ЖИС­СЕР

- Над од­ним сце­на­ри­ем вы ра­бо­та­ли 18 лет. Для че­го по­на­до­би­лось столь­ко вре­ме­ни?

- Это бы­ла ра­бо­та, ко­то­рую я впер­вые на­пи­сал в 1977 г. Я не мог най­ти ни­ко­го, кто взял­ся бы экра­ни­зи­ро­вать сце­на­рий. Стан­дарт­ная ис­то­рия для Гол­ли­ву­да: фильм уже по­чти на­чи­на­ли сни­мать, как вдруг воз­ник­ла ка­ка­я­то про­бле­ма. На­ко­нец в 1994-м у нас бы­ло до­ста­точ­но де­нег, я на­шел ре­жис­се­ра Майк­ла Йор­ка, он по­мо­гал мне под­би­рать ак­те­ров, и вдруг за че­ты­ре месяца до стар­та он зво­нит и от­ка­зы­ва­ет­ся. В последний мо­мент Майк решил, что не хо­чет этим за­ни­мать­ся. Он то­гда толь­ко снял фильм, ко­то­рый ему очень не по­нра­вил­ся, и вол­но­вал­ся по по­во­ду то­го, как его при­мут. Это был фильм «Че­ты­ре сва­дьбы и од­ни по­хо­ро­ны» (са­мый успеш­ный бри­тан­ский фильм, вы­шед­ший в про­кат. - Ред.). Я был в рас­те­рян­но­сти, но мой фран­цуз­ский про­дю­сер на­сто­ял, что я дол­жен ста­вить этот фильм са­мо­сто­я­тель­но - во Фран­ции счи­та­ет­ся нор­мой, ко­гда про­дю­сер ре­жис­си­ру­ет филь­мы. Но я не хо­тел быть ре­жис­се­ром. Од­на­ко ку­пил кни­гу «Пер­вые ша­ги в ре­жис­сер­ской ра­бо­те» и на­чал сни­мать. Фильм «Кэр­ринг­тон» рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию о жен­щине и муж­чине нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции, они в ка­че­стве дру­зей про­жи­ли вме­сте 16 лет, но ко­гда он уми­ра­ет мо­ло­дым, она за­кан­чи­ва­ет жизнь са­мо­убий­ством. На самом деле это не толь­ко тра­ге­дия, там есть и по­зи­тив­ный смысл. - Как вы вы­би­ра­е­те те­мы для сце­на­ри­ев?

- Не мо­гу ска­зать, что я как-то опре­де­ляю их, ско­рее, поз­во­ляю им вы­би­рать ме­ня. Если что-то ме­ня тро­га­ет или долго пре­сле­ду­ет, я, ско­рее все­го, об этом на­пи­шу. Ча­сто идеи под­ска­зы­ва­ли кол­ле­ги. Так, мы пла­ни­ро­ва­ли экра­ни­зи­ро­вать фан­та­сти­че­ский ро­ман «Но­стро­мо». То­гда у ме­ня был хо­ро­ший учитель Де­вид Лин был эпич­ным, зре­лищ­ным ре­жис­се­ром. Це­лый год 6 дней в неде­лю с утра я при­ез­жал в его боль­шой дом на бе­ре­гу Тем­зы, и ра­бо­тал там как в офи­се. Кни­га очень слож­ная, она рас­ска­зы­ва­ет о трех раз­ных муж­чи­нах: ра­бо­чем, по­ли­ти­ке и ан­гли­чане, ко­то­рый вла­де­ет се­реб­ря­ны­ми шах­та­ми. Даль­ше к ра­бо­те под­клю­чил­ся Сти­вен Спил­берг, он вы­сту­пал в ка­че­стве про­дю­се­ра. Имен­но он то­гда рас­крыл гла­за на то, что глав­ным от­ри­ца­тель­ным ге­ро­ем в филь­ме бы­ли день­ги…

ПРО­КЛЯ­ТИЕ «ОСКА­РА»

- Со­бы­тия в Украине мог­ли бы стать те­мой для ва­ше­го сце­на­рия?

- Очень лю­бо­пыт­но, что вы это спра­ши­ва­е­те, по­то­му что за па­ру дней до по­езд­ки в Укра­и­ну, я за­кон­чил сце­на­рий о бе­жен­цах, ко­то­рые при­бы­ва­ют в Ан­глию. Это ис­то­рия о де­вуш­ке из Ке­нии, ей при­шлось ис­кать по­ли­ти­че­ское убе­жи­ще. Мне ка­жет­ся, те­ма о лю­дях, ко­то­рые ищут но­вую жизнь в но­вой стране, сей­час очень ак­ту­аль­на. Ка­кие-то стра­ны бо­лее ак­тив­но при­ни­ма­ют бе­жен­цев, дру­гие - ме­нее. Не мо­гу ска­зать, что Ан­глия ра­душ­но от­кры­ва­ет две­ри пе­ред пе­ре­се­лен­ца­ми. А я ду­маю, что эми­гра­ция - это как удоб­ре­ние для стра­ны. На­ция ста­но­вит­ся бо­лее ин­те­рес­ной и все на­чи­на­ет дви­гать­ся бо­лее ак­тив­но, ста­но­вит­ся бо­лее ко­ло­рит­ным.

- Вы по­лу­чи­ли «Оскар» в 89-м го­ду. На­вер­ное, та­кие впе­чат­ле­ния за­по­ми­на­ют­ся на всю жизнь?

- Для ме­ня это был длин­ный «Оскар», то­гда це­ре­мо­нию ста­вил но­вый ре­жис­сер. На­при­мер, зри­те­ли смот­ре­ли 20-ми­нут­ную фан­та­зию на те­му Уол­та Дис­нея, по­сле че­го ком­па­ния еще и по­да­ла в суд, так как ре­жис­сер сде­лал это без их раз­ре­ше­ния. По­том по­сле­до­ва­ли три ча­са на­граж­де­ний. Ре­жис­сер сде­ла­ли еще од­ну ошиб­ку: те, кто пред­став­лял ак­те­ров, и те, кто по­лу­чал ста­ту­эт­ки, вы­хо­ди­ли из раз­ных кон­цов за­ла, но­ми­нан­там пред­сто­я­ло пройти по длин­ной лест­ни­це. Ме­ня объ­яви­ла Ми­шель Пфайф­фер, и по тай­мин­гу бы­ло все­го 40 се­кунд, что­бы вый­ти, взять ста­ту­эт­ку в ру­ки, про­из­не­сти речь и уй­ти. Ко­гда я вы­шел, ма­ло то­го, что был взвол­но­ван, так еще и за­це­пил­ся на лест­ни­це, в ито­ге ед­ва не упал. На ме­ня на­пра­ви­ли крас­ный свет, ко­то­рый раз­дра­жи­тель­но ми­гал. И толь­ко я от­крыл рот, что­бы по­бла­го­да­рить ко­ман­ду, за ка­ме­рой по­явил­ся муж­чи­на в бе­лых пер­чат­ках и по­ка­зал мне - по­ра ухо­дить. Моя речь не успе­ла ис­пор­тить ат­мо­сфе­ру - я ни­че­го тол­ком и не ска­зал. Смеш­но, ко­гда ду­ма­ют, что по­сле по­лу­че­ния «Оска­ра» ты ста­но­вишь­ся бо­лее вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мым, бо­лее власт­ным… Я по­сле «Оска­ра» лишь спу­стя 6 лет смог сде­лать сле­ду­ю­щий фильм.

Кри­сто­фер Хэмптон при­знал­ся, что два из трех сце­на­ри­ев пи­шет в стол.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.