ВИ­ТА­ЛИЙ КАСЬКО:

Ви­та­лий Касько о кор­руп­ции, Ген­про­ку­ра­ту­ре, Шо­кине, Лу­цен­ко и сво­ей но­вой партии.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ПЕРВАЯСТРАНИЦА - Еле­на МАР­ЧЕН­КО

«Нуж­но уво­лить всех в про­ку­ра­ту­ре»

«Я В ПРО­КУ­РА­ТУ­РЕ С 1998 Г. НА­ЧИ­НАЯ С 2002-ГО СИ­СТЕ­МА СТА­ЛА ПРЕ­ВРА­ЩАТЬ­СЯ В НЫ­НЕШ­НЮЮ, ПРОПИТЫВАТЬСЯ КОР­РУП­ЦИ­ЕЙ. КО­ГДА В ГПУ ПРИ­ШЕЛ ПШОНКА, Я СРА­ЗУ НА­ПИ­САЛ ЗА­ЯВ­ЛЕ­НИЕ «ПО СОБ­СТВЕН­НО­МУ ЖЕ­ЛА­НИЮ». Я ТО­ГДА РА­БО­ТАЛ В ГЕН­ПРО­КУ­РА­ТУ­РЕ НА ДОЛЖ­НО­СТИ СТАР­ШЕ­ГО ПРО­КУ­РО­РА ОТ­ДЕ­ЛА, ЗА­НИ­МА­Ю­ЩЕ­ГО­СЯ МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫМ СО­ТРУД­НИ­ЧЕ­СТВОМ. НО Я ЗНАЛ ПШОНКУ И ВИ­ДЕЛ, КУ­ДА ДВИ­ЖЕТ­СЯ ГО­СУ­ДАР­СТВО, ПО­НИ­МАЯ, ЧТО НИ­КА­КО­ГО МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НО­ГО СО­ТРУД­НИ­ЧЕ­СТВА БЫТЬ В ПРИН­ЦИ­ПЕ НЕ МОЖЕТ. ВСЯ НА­ША МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НАЯ ДЕ­Я­ТЕЛЬ­НОСТЬ ТО­ГДА СВО­ДИ­ЛАСЬ К ТО­МУ, ЧТО­БЫ УБЕ­ДИТЬ ИНО­СТРАН­НЫХ КОЛ­ЛЕГ В ТОМ, ЧТО ОСУЖДЕНИЕ ТИ­МО­ШЕН­КО И ЛУ­ЦЕН­КО - ЭТО НОР­МАЛЬ­НЫЙ АКТ, ОНИ ЖЕ ПРЕ­СТУП­НИ­КИ. Я НЕ ХО­ТЕЛ ПРИ­НИ­МАТЬ В ЭТОМ УЧА­СТИЯ», - РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ ВИ­ТА­ЛИЙ КАСЬКО, ЭКСЗАМГЕНПРОКУРОРА УКРА­И­НЫ.

УНИ­ЧТО­ЖИТЬ СИ­СТЕ­МУ

- В Ген­про­ку­ра­ту­ру вы вер­ну­лись по­сле Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства и сно­ва ушли в фев­ра­ле это­го го­да. Не­уже­ли ни­что не по­ме­ня­лось?

- Я при­ни­мал уча­стие в Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства. Но зна­е­те, я не был до кон­ца уве­рен, что сме­на вла­сти про­изо­шла и что есть по­ли­ти­че­ская во­ля ме­нять си­ту­а­цию. То­гда Мах­ниц­кий, ис­пол­няя обязанности ген­про­ку­ро­ра, ме­ня пы­тал­ся в этом убе­дить, и я по­ве­рил. За­тем у нас по­явил­ся пре­зи­дент, но­вый ген­про­ку­рор и на­ча­лись буд­ни. Ко­гда я пы­тал­ся убеж­дать ген­про­ку­ро­ра и за­ме­сти­те­лей что-то де­лать, что­бы по­ме­нять, мне от­ве­ча­ли, что ре­фор­ма­ми я не бу­ду за­ни­мать­ся. На во­прос «По­че­му?» мне от­ве­ча­ли: «Вы уни­что­жи­те си­сте­му».

- Не­ко­то­рые экс­пер­ты го­во­рят о том, что ре­фор­му нуж­но бы­ло бы на­чать со сме­ны уго­лов­но­го-про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са, раз­ра­бо­тан­но­го Ан­дре­ем Порт­но­вым еще при Яну­ко­ви­че…

- Я бы не ска­зал, что УПК, ко­то­рым сей­час поль­зу­ют­ся, раз­ра­бо­тал Порт­нов. Я знаю лю­дей, ко­то­рые ра­бо­та­ли над ним изна­чаль­но, за­тем уже его взя­ла в работу Ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та с Ген­про­ку­ра­ту­рой. Сла­ва бо­гу, из­на­чаль­ный по­зво­ноч­ник это­го ко­дек­са не сло­ма­ли по­сле всех до­ра­бо­ток. В це­лом - это кодекс, ко­то­рый от­ве­ча­ет ев­ро­пей­ским стан­дар­там. Но если да­вать его в ру­ки не ре­фор­ми­ро­ван­ным пра­во­охра­ни­тель­ным ор­га­нам, то по­лу­ча­ет­ся то, что мы сей­час ви­дим каж­дый день в СМИ: од­но­го по­са­ди­ли, вто­ро­го вы­пу­сти­ли не­пра­виль­но.

- С че­го же на­чи­нать ре­фор­мы в про­ку­ра­ту­ре?

- На­чать нуж­но с со­кра­ще­ний. Сей­час у нас око­ло 15 ты­сяч со­труд­ни­ков про­ку­ра­ту­ры на всех уров­нях. Ко­гда я на­чи­нал работу в ГПУ - их бы­ло 12 ты­сяч и при этом про­ку­ра­ту­ра име­ла боль­шие пол­но­мо­чия. При Пшон­ке штат раз­рос­ся до 18 ты­сяч. У нас в стране са­мое боль­шое чис­ло про­ку­ро­ров на ду­шу на­се­ле­ния и это неоправ­дан­но. За­чем мы со­дер­жим та­кую ар­мию? Что ин­те­рес­но, по­ка обыч­ные про­ку­ро­ры ра­бо­та­ют «на зем­ле» и жа­лу­ют­ся на чрез­мер­ную за­груз­ку, в Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ре за­се­да­ет 1 200 про­ку­ро­ров.

Кста­ти, если со­кра­тить ко­ли­че­ство, мож­но уве­ли­чить зар­пла­ту тем, кто оста­нет­ся и при­дет. За­тем про­ве­сти про­зрач­ные кон­кур­сы при уча­стии об­ще­ствен­но­сти и на­брать лю­дей - всех, на­чи­ная от Ген­про­ку­ра­ту­ры. То есть пол­ная пе­ре­за­груз­ка. Но я бы дал воз­мож­ность людям из про­ку­ра­ту­ры при­ни­мать уча­стие в кон­кур­сах. В Гру­зии, на­при­мер, так сде­ла­ли в свое вре­мя. Но толь­ко 5-7% про­ку­рор­ских по­па­ли на работу на­зад. В осталь­ном в кон­кур­се при­ни­ма­ли уча­стие юри­сты, ад­во­ка­ты, мно­же­ство про­фес­си­о­на­лов - и они до сих пор успеш­но ра­бо­та­ют.

ДЕЛО НЕ В ШО­КИНЕ

- Го­во­рят, что ге­не­раль­ный про­ку­рор - это обыч­но человек пре­зи­ден­та. Вы с этим со­глас­ны?

- Я ши­ре смот­рю на про­бле­му. Мож­но го­во­рить, что ген­про­ку­рор - человек пре­зи­ден­та, но это дол­жен быть человек не­за­ви­си­мый от по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния. У нас же и пре­зи­дент, и де­пу­та­ты это­го не по­ни­ма­ют. Де­пу­та­ты, на­при­мер, име­ют пра­во со­брать под­пи­си за от­став­ку ген­про­ку­ро­ра. И вот при­хо­дит груп­па де­пу­та­тов в Ген­про­ку­ра­ту­ру и на­чи­на­ет шан­таж: ли­бо ты сде­лай то и то, ли­бо нач­нем под­пи­си за твою от­став­ку со­би­рать. Ни­где в ев­ро­пей­ских стра­нах де­пу­та­ты не хо­дят к Ген­про­ку­ро­ру, а ген­про­ку­рор не ез­дит в ре­зи­ден­цию пре­зи­ден­та, как уже бы­ло сде­ла­но на­шим но­вым ген­про­ку­ро­ром.

Если уж ге­не­раль­ный на­столь­ко за­ви­сим, то что го­во­рить о ря­до­вом про­ку­ро­ре? По­сту­пи­ло не­за­кон­ное ука­за­ние, и ты дол­жен ис­пол­нить, по­то­му что бу­дет дис­ци­пли­нар­ное взыс­ка­ние, бу­дут про­вер­ки. А про­ве­ря­ют у нас тра­ди­ци­он­ные со­вет­ские по­ка­за­те­ли - вот в том го­ду бы­ло 10 убийств, а в этом толь­ко 5. Зна­чит, про­ку­рор пло­хо ра­бо­та­ет.

- Сей­час ГПУ ши­ро­ко анон­си­ру­ет ан­ке­ты доб­ро­по­ря­доч­но­сти про­ку­ро­ров. Это как-то по­мо­жет?

- Та­кие ан­ке­ты со­вер­шен­но пу­сты. Каж­дый про­ку­рор при вступ­ле­нии на свою долж­ность по­да­ет де­кла­ра­цию, под­пи­сы­ва­ет при­ся­гу, где он обе­ща­ет быть чест­ным до кон­ца сво­ей жиз­ни. Я бы ска­зал, что ан­ке­ты - это ско­рее по­ка­зу­ха, чем ре­аль­ная борь­ба с кор­руп­ци­ей.

- Ухо­дя из Ген­про­ку­ра­ту­ры, вы го­во­ри­ли, что Вик­тор Шо­кин ли­шил вас всех пол­но­мо­чий…

- На­ши от­но­ше­ния с Шо­ки­ным бы­ли не без­об­лач­ны­ми, но в июле про­шло­го го­да они ис­пор­ти­лись окон­ча­тель­но по­сле де­ла «брил­ли­ан­то­вых про­ку­ро­ров». То­гда с брил­ли­ан­та­ми по­па­лись пер­вый за­ме­сти­тель Шо­ки­на Владимир Ша­па­кин и за­ме­сти­тель про­ку­ро­ра Ки­ев­ской об­ла­сти Алек­сандр Кор­ни­ец. То­гда Ша­па­ки­на по­до­зре­ва­ли в кор­руп­ции - речь шла о 200 тыс. долл. Но в про­цес­се обыс­ка на­шли еще пол­мил­ли­о­на и брил­ли­ан­ты. Что­бы вы по­ни­ма­ли, Ша­па­кин - пер­вый зам ру­ко­во­ди­те­ля Глав­но­го след­ствен­но­го ко­ми­те­та, ко­то­рый за­ни­мал­ся рас­стре­ла­ми на Май­дане, де­ла­ми быв­ших боль­ших чи­нов­ни­ков.

В мае про­шло­го го­да как раз бы­ла со­зда­на так на­зы­ва­е­мая Ге­не­раль­ная ин­спек­ция - это ор­ган Ген­про­ку­ра­ту­ры, ко­то­рый дол­жен был рас­сле­до­вать де­ла про­ку­ро­ров, в том чис­ле и кор­руп­ци­он­ные де­ла. Ин­спек­ция бы­ла двой­но­го подчинения, по­сколь­ку там бы­ли и сле­до­ва­те­ли, и про­ку­ро­ры. Сле­до­ва­те­ля­ми ру­ко­во­дит Да­вид Са­к­ва­ре­лид­зе, а про­ку­ро­ра­ми - я. Я по­обе­щал сво­им людям, что они бу­дут иметь воз­мож­ность ра­бо­тать сво­бод­но, без дав­ле­ния и мо­гут рас­счи­ты­вать на мою за­щи­ту. Но так слу­чи­лось, что вто­рое дело на­шей ин­спек­ции за­це­пи­ло «брил­ли­ан­то­вых про­ку­ро­ров», ко­то­рые поз­же ока­за­лись людь­ми из близ­ко­го окру­же­ния Шо­ки­на.

Поэтому мы уже в июле по­чув­ство­ва­ли дав­ле­ние: уго­лов­ное про­из­вод­ство про­тив нас, про­тив на­ших про­ку­ро­ров. И осу­ществ­ля­лось все это тем са­мым Глав­ным след­ствен­ным управ­ле­ни­ем, ру­ко­во­ди­те­ля ко­то­ро­го мы пой­ма­ли, по ука­за­нию Шо­ки­на, ко­неч­но. Так что Шо­кин - это то­же часть си­сте­мы, не в Шо­кине дело. Если не сло­мать си­сте­му, то фа­ми­лия ген­про­ку­ро­ра не бу­дет иметь зна­че­ния - си­сте­ма бу­дет функ­ци­о­ни­ро­вать и за­щи­щать са­ма се­бя от ино­род­ных тел.

БЕЗ ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЯ

- Сей­час об­ще­ство ап­ло­ди­ру­ет но­во­му ген­про­ку­ро­ру Юрию Лу­цен­ко: то он в Ро­вен­ской об­ла­сти раз­би­ра­ет­ся с «кры­ше­ва­те­ля­ми» ян­та­ря, те­перь вот за­дер­жал Еф­ре­мо­ва. От­ку­да та­кая ги­пе­р­ак­тив­ность?

- Ме­ня то­же удив­ля­ет та­кая си­ту­а­ция. Но да­вай­те раз­бе­рем­ся: не все пре­ступ­ле­ния от­но­сят­ся к ком­пе­тен­ции Ген­про­ку­ра­ту­ры. Лу­цен­ко дей­стви­тель­но за­дер­жал на Ро­вен­щине про­ку­ро­ра, ко­то­рый что-то там «кры­ше­вал», что ка­са­лось ян­та­ря. Но «кры­ше­ва­ние» - это коррупция, про­ку­рор - чи­нов­ник. А это зна­чит, что де­лом долж­но за­ни­мать­ся НАБУ. И Ген­про­ку­ра­ту­ра вме­ши­ва­ет­ся неза­кон­но. И в бу­ду­щем мож­но со­здать боль­шие про­бле­мы с до­ка­за­тель­ной ба­зой. Та­кие пре­це­ден­ты уже бы­ли - Ген­про­ку­ра­ту­ра пы­та­лась от­пра­вить де­ла в НАБУ, по­то­му что это в его ком­пе­тен­ции, но НАБУ воз­вра­ща­ло их на­зад - мол, на­ча­ли, зна­чит и за­кан­чи­вай­те. Так что это спор­ная ак­тив­ность. Един­ствен­ное, что мо­гу при­вет­ство­вать - это за­дер­жа­ние Еф­ре­мо­ва. Но да­вай­те посмот­рим, что бу­дет даль­ше. По­то­му что я скло­ня­юсь к мысли, что без юри­ди­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния в дан­ной сфе­ре до­ста­точ­но труд­но ра­бо­тать.

- Еф­ре­мо­ву уже про­ро­чат до­лю бег­ло­го оли­гар­ха Онищенко.

- Здесь мы воз­вра­ща­ем­ся уже в по­ли­ти­ку. Алек­сандр Онищенко ведь на­род­ный де­пу­тат. И наш ген­про­ку­рор огра­ни­чен той же де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­стью, ко­то­рую нам на­ши из­бран­ни­ки ре­гу­ляр­но обе­ща­ют упразд­нить. НАБУ в случае с Онищенко дей­ство­ва­ло в рам­ках за­ко­но­да­тель­ства в со­от­вет­ствии с про­це­ду­рой - по­ка схо­ди­ли в пар­ла­мент за по­лу­че­ни­ем раз­ре­ше­ния на сня­тие де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти, Онищенко ока­зал­ся за пре­де­ла­ми Укра­и­ны. Ина­че си­ло­ви­ки про­сто не мог­ли сде­лать - вс­пом­ни­те случай с нар­де­пом Мо­сий­чу­ком, ко­гда на­ру­ши­ли все про­це­ду­ры. Что ка­са­ет­ся Еф­ре­мо­ва, здесь все про­ще. Но мне неиз­вест­но, по ка­ким об­ви­не­ни­ям кон­крет­но за­дер­жа­ли Еф­ре­мо­ва.

- В прес­се уже про­зву­ча­ло, что за се­па­ра­тизм. До­воль­но рас­плыв­ча­тое по­ня­тие, не на­хо­ди­те?

- Я так по­ни­маю, что Еф­ре­мо­ва за­дер­жа­ли без по­ста­нов­ле­ния судьи. А за­дер­жа­ние без та­ко­го до­ку­мен­та воз­мож­но толь­ко в трех слу­ча­ях: ко­гда ли­цо за­ста­ли на ме­сте пре­ступ­ле­ния, ко­гда ли­цо за­ста­ли по­сле со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния или в ре­зуль­та­те пре­сле­до­ва­ния и тре­тий случай - ко­гда речь идет о кор­руп­ци­он­ном пре­ступ­ле­нии и есть вес­кие при­чи­ны по­ла­гать, что ли­цо со­би­ра­ет­ся убе­жать. Я так по­ни­маю, что се­па­ра­тизм нель­зя от­не­сти к этим трем пунк­там.

- Вы с Да­ви­дом Са­к­ва­ре­лид­зе ре­ши­ли со­здать свою пар­тию. За­чем? И чем она бу­дет от­ли­чать­ся от со­тен дру­гих?

- Мы по­зна­ко­ми­лись с Да­ви­дом, ко­гда я ра­бо­тал в Ген­про­ку­ра­ту­ре. То­гда мы на­шли об­щий язык. Ока­за­лось, что у нас мно­го об­щих взгля­дов - на по­ли­ти­ку, на ре­фор­мы, на про­ку­ра­ту­ру. При Шо­кине мы со­труд­ни­ча­ли, но на­ши по­пыт­ки что-то из­ме­нить не увен­ча­лись успе­хом. Вме­сте мы при­шли к вы­во­ду, что для то­го что­бы что-то из­ме­нить, нуж­но со­зда­вать свою по­ли­ти­че­ски здо­ро­вую си­лу и иметь ка­кие-то ин­стру­мен­ты для из­ме­не­ний в го­су­дар­стве. Не сек­рет, что за боль­шин­ством пар­тий сто­ят всем из­вест­ные ста­рые ли­ца, ко­то­рые про­сто рас­став­ля­ют фи­гу­ры на шах­мат­ной дос­ке. На­ша за­да­ча сей­час - со­здать но­вую по­ли­ти­че­скую си­лу, ко­то­рая не управ­ля­ет­ся кем бы то ни бы­ло. По­ка у нас неболь­шая ко­ман­да: я, Са­к­ва­ре­лид­зе, Вик­тор Чу­мак, На­та­лья Новак, Владимир Коз­лен­ко. Для нас важ­но, что­бы ни один из чле­нов на­шей партии не имел пя­тен на ре­пу­та­ции.

Фо­то УНИАН

Ви­та­лий Касько на­де­ет­ся, что с помощью партии смо­жет что-то из­ме­нить в этой стране.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.