КАР­ПА­ТЫ НЕ ШУ­ТЯТ

«АиФ» на­про­сил­ся в го­сти к гор­ным спа­са­те­лям на За­кар­па­тье и узнал, ка­ко­во это ра­бо­тать в экс­тре­маль­ных усло­ви­ях.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ВО ЛЬВОВЕ НА ТЕРРИТОРИИ МУЗЕЯ НАЙДЕНО МАССОВОЕ ЗАХ - Еле­на ГОРДЕЕВА

ДЛЯ МНО­ГИХ УКРА­ИН­ЦЕВ ГО­РЫ ЭТО ПРЕЖ­ДЕ ВСЕ­ГО ОТ­ДЫХ, РО­МАН­ТИ­КА И ПРИ­КЛЮ­ЧЕ­НИЯ. А ВОТ ДЛЯ СПАСАТЕЛЕЙ ИЗ ПОД­РАЗ­ДЕ­ЛЕ­НИЙ ГОР­НОЙ ПО­ИС­КО­ВО-СПАСАТЕЛЬНОЙ ЧА­СТИ АВАРИЙНО-СПА­СА­ТЕЛЬ­НО­ГО ВЗВО­ДА СПЕ­ЦИ­АЛЬ­НО­ГО НА­ЗНА­ЧЕ­НИЯ ГСЧС УКРА­И­НЫ - ЭТО КАЖДОДНЕВНЫЙ ТРУД, СОПРЯЖЕННЫЙ С ОГРОМ­НЫМ РИСКОМ. ВЕДЬ СПА­САТЬ И ОКА­ЗЫ­ВАТЬ ПЕРВУЮ ПО­МОЩЬ ИМ ПРИ­ХО­ДИТ­СЯ ВЫ­СО­КО В ГО­РАХ ИЛИ В ТРУДНОДОСТУПНЫХ УЩЕЛЬЯХ.

РА­БО­ТА СПА­САТЬ

«Пар­ня спу­сти­ли!» -вдруг за­го­во­ри­ла ра­ция за­ме­сти­те­ля ру­ко­во­ди­те­ля гор­ной по­ис­ко­воспа­са­тель­ной ча­сти За­кар­пат­ской об­ла­сти Виктора Опа­ле­ни­ка, с ко­то­рым мы про­бол­та­ем в ито­ге несколь­ко ча­сов. «Хух!» - вы­ды­ха­ет Вик­тор Ива­но­вич под счастливые улыб­ки кол­лег - ра­не­но­го ту­ри­ста на­шли, спу­сти­ли и все вер­ну­лись на ба­зу.

«В та­ких слу­ча­ях для транс­пор­ти­ров­ки по­стра­дав­ших в го­рах мы ис­поль­зу­ем на­ше «ко­ле­со», - де­мон­стри­ру­ют нам спа­са­те­ли хит­рое при­спо­соб­ле­ние-по­воз­ку. - Но­сил­ки нести тя­же­ло, а на од­ном ко­ле­се - в са­мый раз».

Меж­ду со­бой спа­са­те­ли на­зы­ва­ют свое мо­но­ко­ле­со ав­стрий­ской по­воз­кой. Ее им по­да­ри­ла се­мья из Ав­стрии, ко­то­рые несколь­ко лет на­зад от­ды­ха­ли в го­рах с ре­бен­ком. У маль­чи­ка слу­чил­ся при­ступ ап­пен­ди­ци­та пря­мо на вер­шине го­ры. При­шлось экс­трен­но ехать, спус­кать, до­став­лять в боль­ни­цу. В бла­го­дар­ность за спа­сен­но­го ма­лы­ша су­пру­ги ку­пи­ли укра­ин­ским спа­са­те­лям эту по­воз­ку сто­и­мо­стью несколь­ко ты­сяч ев­ро.

…Вик­тор Опа­ле­ник ра­бо­та­ет спа­са­те­лем уже бо­лее 30 лет, из них 16 - в го­рах. Рас­ска­зы­ва­ет, что рань­ше в Укра­ине бы­ло че­ты­ре под­раз­де­ле­ния гор­ных спасателей: в За­кар­пат­ской, Ль­вов­ской, Ива­но-Фран­ков­ской об­ла­сти и в Кры­му. Сей­час, по по­нят­ным при­чи­нам, оста­лось толь­ко три. В са­мой За­кар­пат­ской об­ла­сти ра­бо­та­ют 10 от­де­ле­ний - немно­гим бо­лее 60 че­ло­век. Раз­бро­са­ны ба­зы по ме­стам наи­боль­шей ту­ри­сти­че­ской ак­тив­но­сти. По сло­вам на­ше­го со­бе­сед­ни­ка, ле­том боль­ше все­го вы­зо­вов от ту­ри­стов и за­блу­див­ших­ся гриб­ни­ков. Кро­ме то­го, при­хо­дит­ся вы­ез­жать в вы­со­ко­гор­ные се­ла на от­кач­ку во­ды, об­рез­ку ава­рий­ных де­ре­вьев. Зи­мой - спа­сать лыж­ни­ков из-под ла­вин. Толь­ко с на­ча­ла 2016 г. гор­ные спа­са­те­ли За­кар­па­тья вы­ез­жа­ли на 136 вы­зо­вов.

В ГО­РЫ… НА КАБ­ЛУ­КАХ

Гор­ные спа­са­те­ли все­гда в со­сто­я­нии го­тов­но­сти. Но боль­ше все­го вы­зо­вов при­хо­дит­ся на ле­то и зиму. Вес­ной и осе­нью ту­ри­стов в Кар­па­тах зна­чи­тель­но мень­ше. Несмот­ря на то что по­пав­ших в бе­ду в го­рах не бро­са­ют, вес­ной, ко­гда схо­дит снег, ча­сто на­хо­дят тру­пы. На­хо­дят их, как пра­ви­ло, по пти­цам: ес­ли над од­ним ме­стом кру­жат во­ро­ны там сме­ло мож­но ис­кать труп. Во­ро­ны, как со­ба­ки, чув­ству­ют па­даль, ко­гда еще да­же снег не со­шел и ни­ка­ко­го за­па­ха нет.

75% вы­зо­вов ле­том - от за­блу­див­ших­ся ту­ри­стов и гриб­ни­ков. Нам объ­яс­ня­ют, что при та­ком вы­зо­ве очень важ­но опе­ра­тив­но со­брать ин­фор­ма­цию: от­ку­да шли, ку­да, во что бы­ли оде­ты, есть ли у них спич­ки и во­да.

«Че­го толь­ко ни при­хо­ди­лось ви­деть в го­рах, - рас­ска­зы­ва­ет В. Опа­ле­ник. - От жен­щин на каб­лу­ках до ту­ри­стов, ко­то­рые пря­чут­ся от спасателей. Несколь­ко лет на­зад к нам в го­ры при­е­ха­ла груп­па ту­ри­стов из Лу­ган­ско­го уни­вер­си­те­та - сту­ден­ты и пре­по­да­ва­тель-до­цент. - По­шли в го­ры, и до­цент про­пал! Мы его три дня ис­ка­ли. Из уни­вер­си­те­та нам да­же рек­тор зво­нил и объ­яс­нял: «Хлоп­цы, он не мос­каль, он ваш - бан­де­ро­вец. Не бро­сай­те его, ищите», чем неве­ро­ят­но нас по­ве­се­лил. Нам-то, спа­са­те­лям, без раз­ни­цы - нам глав­ное че­ло­ве­ка спа­сти. Ока­за­лось, этот до­цент все три дня от нас пря­тал­ся. Бо­ял­ся, что мы его най­дем и вы­ста­вим счет за услу­ги, а еще не так его при­мем, он ведь из Лу­ган­ска», - хо­ром сме­ют­ся спа­са­те­ли.

«ПРИ­ВЕТ» ЮЩЕН­КО

А еще мно­гие спа­са­те­ли пом­нят зна­ме­ни­тое мас­со­вое вос­хож­де­ние на Го­вер­лу во вре­ме­на пре­зи­дент­ства Виктора Ющен­ко. То­гда чу­дом уда­лось из­бе­жать мас­со­вых жертв.

«Ко­гда объ­яви­ли мас­со­вый по­ход, лю­ди ста­ли под­ни­мать­ся на Го­вер­лу с трех сто­рон - от нас и со сто­ро­ны Ива­но-Фран­ков­щи­ны, - вспо­ми­на­ет Вик­тор Ива­но­вич. - Где-то 10 или 15 ты­сяч че­ло­век ха­о­тич­но на­ча­ли подъ­ем. Кто-то в пла­тье и на каб­лу­ках, кто-то с вод­кой и шаш­лы­ка­ми, кто-то с ма­лень­ки­ми детьми. Тем вре­ме­нем над Го­вер­лой уже сгу­ща­лись ту­чи. Мы со сво­ей сто­ро­ны за­кры­ли про­ход, но лю­ди под­ни­ма­лись из Ива­но-Фран­ков­ской об­ла­сти. Пом­ню муж­чи­ну, ко­то­рый при­е­хал с же­ной и ма­лень­ким ре­бен­ком из Сум­ской об­ла­сти, что­бы уви­деть Ющен­ко. Мы его еле убе­ди­ли оста­вить су­пру­гу с ма­лы­шом в ма­шине и под­ни­мать­ся са­мо­му. Бла­го с боем он та­ки под­дал­ся на­шим уго­во­рам».

Ко­гда тол­па до­шла до вер­ши­ны го­ры, хлы­нул дождь. Но гро­за на рав­нине и гро­за в го­рах - это со­вер­шен­но раз­ные ве­щи. Гре­мит в го­рах ку­да гром­че, да и тем­пе­ра­ту­ра рез­ко па­да­ет на несколь­ко гра­ду­сов. Сто­ит ли го­во­рить, что лю­ди шли за пре­зи­ден­том на празд­ник и со­вер­шен­но не по­ду­ма­ли о па­лат­ках, зон­ти­ках и курт­ках.

Са­мо­го Ющен­ко экс­трен­но эва­ку­и­ро­ва­ли вер­то­ле­том, а вот у лю­дей на­ча­лась па­ни­ка. Од­но­го из жи­те­лей За­кар­па­тья уби­ло мол­нией на гла­зах у сы­на, еще один скон­чал­ся от ин­фарк­та. Это еще боль­ше по­до­гре­ло па­ни­ку и лю­ди бро­си­лись бе­жать в раз­ные сто­ро­ны.

«Трав­ми­ро­ван­ных бы­ло очень мно­го, - вспо­ми­на­ет В. Опа­ле­ник. - А тех, кто по­те­рял каблуки или туфли и съе­хал на по­пе вниз, мы да­же не счи­та­ли. За­то муж­чи­на, ко­то­ро­го мы убе­ди­ли оста­вить же­ну с ма­лы­шом вни­зу в ав­то­мо­би­ле, бро­сил­ся к нам об­ни­мать­ся - очень бла­го­да­рил, что мы его та­ки уго­во­ри­ли оста­вить се­мью».

ОПАС­НОЕ ЗА­КАР­ПА­ТЬЕ

Са­мые опас­ные ме­ста в Кар­па­тах - по­ло­ни­ны. Они спе­ци­фич­ны тем, что на вер­ши­ны идут ка­нат­ные до­ро­ги, ухо­дя­щие аж на греб­ни. А по­го­да там на­вер­ху мо­жет ме­нять­ся каж­дые 15 ми­нут. До­брав­шись по ка­нат­ной до­ро­ге к греб­ню, мно­гие на­чи- на­ют пе­ший спуск, но там без сна­ря­же­ния и опы­та спу­стить­ся прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

«Три го­да на­зад в та­кую ло­вуш­ку по­па­ли два мо­ло­дых ту­ри­ста, - рас­ска­зы­ва­ет спа­са­тель. - Один из них по­гиб сра­зу, а вто­рой по­чти сут­ки ле­жал весь по­ло­ман­ный - ко­гда мы его на­шли, ме­ди­кам при­шлось ам­пу­ти­ро­вать ему но­гу. Мо­биль­ной свя­зи там нет. Но пе­ре­ло­ман­ный па­рень на­пи­сал смс нам и на­чал под­бра­сы­вать вверх свой те­ле­фон, что­бы тот пой­мал сиг­нал. Под­бра­сы­вал его 6 (!) ча­сов и та­ки от­пра­вил смс-ку».

Са­мые труд­но­до­ступ­ные ме­ста на За­кар­па­тье - в Тя­чев­ском рай­оне, на гра­ни­це с Ива­ноФран­ков­ской об­ла­стью. Там идет тер­ри­то­рия На­ци­о­наль­но­го пар­ка - лю­ди в тех ме­стах прак­ти­че­ски не хо­дят, свя­зи то­же нет. Про­блем­ный так­же Ра­хов­ский рай­он, где про­хо­дит гра­ни­ца с Ру­мы­ни­ей - до Чер­но­гор­ско­го хреб­та. Там прак­ти­че­ски нет до­рог. А Бор­жав­ские по­ло­ни­ны счи­та­ют­ся са­мы­ми смер­тель­ны­ми ме­ста­ми, ко­то­рые ре­гу­ляр­но «за­би­ра­ют» ту­ри­стов.

«Са­мая страш­ная си­ту­а­ция в мо­ей прак­ти­ке бы­ла в 2001 г. как раз в Тя­чев­ском рай­оне, - вспо­ми­на­ет Вик­тор Опа­ле­ник. - Мы при­ни­ма­ли уча­стие в лик­ви­да­ции по­след­ствий на­вод­не­ния. Бы­ла под­ня­та по тре­во­ге ар­мия - нуж­но спа­сать це­лое се­ло. Мы усе­лись в пла­ву­чий ар­мей­ский танк и по­плы­ли от од­но­го хреб­та к дру­го­му по Ти­се. Во вре­мя то­го на­вод­не­ния Ти­са не про­сто вы­шла из бе­ре­гов - ми­мо нас по бур­но­му те­че­нию как спич­ки уно­си­ло огром­ные брев­на! И вдруг по­сре­ди ре­ки танк глох­нет и нас несет в сто­ро­ну Ру­мы­нии. Мы ка­ким-то чу­дом все вы­ско­чи­ли и взо­бра­лись на де­ре­во, а наш танк унес­ло к ру­мы­нам. Це­лые сут­ки мы вме­сте с во­ен­ны­ми про­си­де­ли на де­ре­ве. При­вя­за­ли друг дру­га, что­бы не упасть, по­то­му что нас бук­валь­но стря­хи­ва­ло каж­дую ми­ну­ту, ко­гда в на­ше де­ре­во уда­ря­лись брев­на. Ко­неч­но, ка­пи­та­ну и во­ди­те­лю тан­ка при­шлось вы­слу­шать все, что мы ду­ма­ем о со­сто­я­нии ар­мии, тан­ке и о них лич­но... Нас сня­ли вер­то­ле­том толь­ко че­рез сут­ки. Но ту ночь на де­ре­ве над бур­ля­щей ре­кой, по ко­то­ро­му вни­зу лу­пят брев­на, - ни­ко­гда не за­быть».

Во­об­ще, объ­яс­ня­ют спа­са­те­ли, са­мое слож­ное в их ра­бо­те - пережить оче­ред­ную смерть. И не верь­те, ес­ли го­во­рят, что к это­му при­вы­ка­ешь. Соп­лей они хоть и не рас­пус­ка­ют, но каж­дый по­гиб­ший на­все­гда вре­за­ет­ся в па­мять.

«Очень жал­ко всех, но ес­ли по­ги­ба­ет ре­бе­нок или мо­ло­дой че­ло­век - то­гда осо­бен­но тя­же­ло, - го­во­рит В. Опа­ле­ник. - Пом­ню, зи­мой из-под ла­ви­ны до­ста­ли труп муж­чи­ны. По­гру­зи­ли, ве­зем вниз. А у него в кар­мане те­ле­фон за­зво­нил… У ме­ня да­же серд­це ек­ну­ло - ведь на том кон­це же­на или ма­ма зво­нит. Но брать труб­ку в та­ком слу­чае мы не име­ем пра­ва - это уже де­ло по­ли­ции. Так всю до­ро­гу вниз этот те­ле­фон и зво­нил…

Вик­тор Опа­ле­ник по­ка­зы­а­ет эва­ку­а­ци­он­ное мо­но­ко­ле­со, по­да­рен­ное ав­стра­лий­ски­ми ту­ри­ста­ми.

Спа­са­те­ли на ра­бо­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.