ЩИТ И МЕЧНИКОВ

Илья Мечников не мог ви­деть стра­да­ния лю­дей и ста­вил опы­ты на се­бе.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ЕЛЕНА КРАВЕЦ НАЗВАЛА НОВОРОЖДЕННЫХ ДЕТЕЙ КАТЕЙ И В - Сер­гей КОРМИЛИЦЫН

ЧУТЬ БО­ЛЕЕ 100 ЛЕТ НА­ЗАД, В ИЮЛЕ 1916 Г., НАД ЗДАНИЕМ ПАСТЕРОВСКОГО ИН­СТИ­ТУ­ТА В ПА­РИ­ЖЕ БЫЛ ПРИСПУЩЕН И ПОВЯЗАН ТРАУРНЫМ КРЕПОМ НА­ЦИ­О­НАЛЬ­НЫЙ ФЛАГ. ТАК ОТ­ДА­ЛИ ДАНЬ ПА­МЯ­ТИ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КУ, КО­ТО­РЫЙ ДА­ЖЕ СВОЕ ТЕ­ЛО ЗАВЕЩАЛ НА­У­КЕ. ЗВА­ЛИ ЕГО ИЛЬЯ МЕЧНИКОВ.

С фор­маль­ной точ­ки зре­ния ни­ка­ких осо­бых по­че­стей ему не по­ла­га­лось. Про­жив и про­ра­бо­тав во Фран­ции без ма­ло­го 30 лет, Илья Ильич так и не за­хо­тел сме­нить граж­дан­ство. Хо­тя ему как чле­ну Фран­цуз­ской ака­де­мии на­ук, ко­ман­до­ру ор­де­на По­чет­но­го ле­ги­о­на да еще и но­бе­лев­ско­му ла­у­ре­а­ту это пред­ла­га­ли неод­но­крат­но.

На ро­дине уход из жиз­ни ве­ли­ко­го уче­но­го и «бла­го­де­те­ля человечества» спус­ка­ни­ем фла­га удо­сто­ен не был. Воз­мож­но, по при­чине то­го, что спус­кать его бы­ло бы не над чем. Де­ти­ще Меч­ни­ко­ва - пер­вая в рос­сий­ской им­пе­рии и вто­рая в ми­ре бак­те­рио­ло­ги­че­ская ла­бо­ра­то­рия - бы­ло уни­что­же­но. Вы­шел лишь га­зет­ный некро­лог: «По­мо­лим­ся за упо­кой души ве­ли­ко­го тру­же­ни­ка и по­про­сим Бо­га, что­бы та­кие лю­ди, как Илья Мечников, не пе­ре­во­ди­лись на Ру­си».

ГОС­ПО­ДИН РТУТЬ

Как на такое стан­дарт­ное со­бо­лез­но­ва­ние смог бы от­ре­а­ги­ро­вать сам Илья Ильич, оста­ет­ся толь­ко га­дать. Под­спо­рьем в этом за­ня­тии мо­жет стать од­но из его про­звищ, за­ра­бо­тан­ное еще в школьные го­ды. Пре­по­да­ва­тель сло­вес­но­сти Харь­ков­ской гим­на­зии За­хар Пар­фе­нов оце­нил од­но со­чи­не­ние ма­лень­ко­го Илю­ши так: «Гос­по­да! Со­чи­не­ние пре­крас­но. Но в нем гим­на­зист Мечников от­ри­ца­ет су­ще­ство­ва­ние Бо­га. На­де­юсь, в мо­ем клас­се не най­дет­ся мер­зав­цев и до­нос­чи­ков и со­дер­жа­ние его оста­нет­ся сре­ди нас». Мер­зав­цев не ока­за­лось, но про­зви­ще Илю­ша по­лу­чил ха­рак­тер­ное: «Бо­га нет».

Из­вест­ны еще как ми­ни­мум три его про­зви­ща - Гос­по­дин Ртуть, Вун­дер­кинд и Ле­бе­ди­ная Пес­ня. Как это ча­сто бы­ва­ет, про­зви­ща эти весь­ма пол­но об­ри­со­вы­ва­ют ха­рак­тер, де­я­тель­ность и при­выч­ки че­ло­ве­ка.

Гос­по­ди­ном Ртуть Илью на­зы­ва­ла ма­ма. Ее млад­ший сын был чрез­вы­чай­но увле­ка­ю­щей­ся на­ту­рой. Хва­тал­ся за все под­ряд и по­чти вез­де до­би­вал­ся успе­хов. В се­ми­лет­нем воз­расте по­лю­бил му­зы­ку и без­оши­боч­но мог вос­про­из­во­дить по па­мя­ти це­лые опе­ры и сим­фо­нии. Го­дом поз­же увлек­ся при­ро­дой и, на­дев на нос соб­ствен­но­руч­но сде­лан­ные из про­во­ло­ки оч­ки, чи­тал сверст­ни­кам лек­ции, де­мон­стри­руя жи­вых ля­гу­шек, ры­бок и мы­шей, что при­во­ди­ло ауди­то­рию в вос­торг. Не­уди­ви­тель­но, что с та­ким ха­рак­те­ром его под­сте­ре­га­ли непри­ят­но­сти. И весь­ма се­рьез­ные. Так, со­глас­но се­мей­ным ар­хи­вам, 20 июля 1856 г. он два­жды был на во­ло­сок от смер­ти. Утром ло­вил в пру­ду ры­бок для сво­их «лек­ций». Осту­пил­ся и стал то­нуть. Из во­ды его вы­та­щи­ли в бес­со­зна­тель­ном со­сто­я­нии и дол­го от­ка­чи­ва­ли. Ве­че­ром во фли­ге­ле, где жи­ли де­ти, за­го­ре­лась кры­ша. Пы­ла­ю­щее зда­ние рух­ну­ло, ко­гда Илью вы­но­си­ли. Как в сказ­ке огонь, во­да и мед­ные тру­бы.

До по­след­них, то есть до ис­пы­та­ния сла­вой, бы­ло еще да­ле­ко. Нет, зна­ме­ни­тый уче­ный Иван Се­че­нов вы­со­ко оце­нил на­уч­ные по­дви­ги юно­го Меч­ни­ко­ва и дал ему про­зви­ще Вун­дер­кинд. Еще бы не оце­нить - первую ра­бо­ту по фи­зио­ло­гии ин­фу­зо­рий Илья опуб­ли­ко­вал в 15 лет. Но то бы­ло при­зна­ние сре­ди кол­лег. Чи­нов­ни­ки от на­у­ки, ко­гда сту­дент Мечников хо­да­тай­ство­вал о сти­пен­дии для обу­че­ния за гра­ни­цей, на­ло­жи­ли ре­зо­лю­цию: «За неиме­ни­ем средств от­ка­зать».

ВЫЗОВ СМЕР­ТИ

Учить­ся за гра­ни­цу он все же по­ехал. За свои день­ги. И от­ча­ян­но эко­но­мил: «Ми­лая ма­ма… Я пи­та­юсь чем бог по­шлет, из­дер­жи­вая 30 ко­пе­ек на еду…» Это сту­ден­че­ские го­ды. Но вот Мечников уже док­тор Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та, пре­по­да­ет зоо­ло­гию и ана­то­мию. Усло­вия не луч­ше: «Ла­бо­ра­то­рии нет, при­хо­дит­ся ютить­ся меж­ду шка­фов в му­зее… За­ни­ма­юсь, не сни­мая паль­то, му­зей не отап­ли­ва­ет­ся». А вот он уже ве­ли­чи­на ми­ро­во­го уров­ня. И пре­тен­ду­ет все­го лишь на зва­ние ор­ди­нар­но­го про­фес­со­ра с жа­ло­ва­ньем 3 тыс. руб­лей в год. На вы­бо­рах его про­ва­ли­ва­ют с уни­каль­ной фор­му­ли­ров­кой: «По на­уч­ным за­слу­гам г-на Меч­ни­ко­ва его на­до при­знать до­стой­ным зва­ния и про­фес­со­ра, и да­же ака­де­ми­ка, но его нам не нуж­но».

Еще уди­ви­тель­нее ис­то­рия той са­мой бак­те­рио­ло­ги­че­ской стан­ции, пер­вой в им­пе­рии. Ее ра­бо­та бы­ла на­прав­ле­на на вак­ци­на­цию ско­та от бе­шен­ства и си­бир­ской яз­вы. Про­во­ди­лись опы­ты и по про­ти­во­сто­я­нию хо­ле­ре. Смерт­ность жи­вот­ных от бе­шен­ства сни­жа­ет­ся в 5 раз. Од­на­ко спу­стя два го­да ра­бо­ты бы­ли пре­кра­ще­ны под сме­хо­твор­ным пред­ло­гом: «Дан­ная стан­ция мо­жет быть опас­ной как рас­про­стра­ни­тель бо­лез­ней».

А меж­ду тем ес­ли Меч­ни­ко­ва и мож­но в чем-то об­ви­нить, то лишь в том, что ту же са­мую хо­ле­ру он при­вил се­бе, что­бы про­ве­рить соб­ствен­ные ги­по­те­зы о рас­про­стра­не­нии бак­те­рий. Это не един­ствен­ный экс­пе­ри­мент, по­став­лен­ный над со­бой. Илья Ильич на­ме­рен­но за­ра­зил се­бя си­фи­ли­сом, до­ка­зы­вая дей­ствен­ность раз­ра­бо­тан­ной им ма­зи. При­вил он се­бе и та­кую бо­лезнь, как воз­врат­ный тиф. Бо­лел три неде­ли. Тем­пе­ра­ту­ра до­хо­ди­ла до 41,2 гра­ду­са. Мечников чув­ство­вал, что уми­ра­ет. Но ему уда­лось вы­здо­ро­веть.

Кста­ти, без­воз­врат­но ушел не толь­ко тиф. По­сле вы­здо­ров­ле­ния Мечников об­на­ру­жил, что у него улуч­ши­лось зре­ние. И, ко все­му про­че­му, про­па­ли де­прес­сия и нер­воз­ность. По вос­по­ми­на­ни­ям близ­ких, по­сле это­го опы­та он стал «са­мым жиз­не­ра­дост­ным оп­ти­ми­стом, учив­шим лю­бить жизнь».

В этой на­у­ке он то­же пре­успел. Три­жды из­ба­вив­шись от неми­ну­е­мой смер­ти, он ре­шил из­ба­вить от нее все че­ло­ве­че­ство. А ес­ли не из­ба­вить, то хо­тя бы ото­дви­нуть ее и обес­пе­чить здо­ро­вую ста­рость лет до ста. Его ста­тья «Несколь­ко слов о кис­лом мо­ло­ке» до сих пор яв­ля­ет­ся клас­си­кой, а меч­ни­ков­скую про­сто­ква­шу спра­вед­ли­во на­зы­ва­ют элик­си­ром дол­го­ле­тия.

Свою соб­ствен­ную ста­рость он вос­при­ни­мал ра­дост­но, утвер­ждая, что это са­мый пло­до­твор­ный пе­ри­од жиз­ни. Кста­ти, в его слу­чае так оно и бы­ло свою Но­бе­лев­скую пре­мию он по­лу­чил в воз­расте 63 лет. А по ко­ли­че­ству но­ми­на­ций на нее (46) Мечников усту­па­ет толь­ко Ива­ну Пав­ло­ву (у него 62).

Что еще? Рас­се­ян­ный - не­ред­ко са­дил­ся на свою шля­пу и хо­дил в раз­ных бо­тин­ках, как и за­пе­чат­лен на фран­цуз­ской ка­ри­ка­ту­ре, где пот­чу­ет всю пла­не­ту про­сто­ква­шей. Бес­среб­ре­ник - па­тент на свою про­сто­ква­шу от­дал швей­ца­ру Пастеровского ин­сти­ту­та, что­бы по­мочь ему в ста­ро­сти. И, глав­ное, па­то­ло­ги­че­ски доб­рый. Его ма­ма го­во­ри­ла: «Не за­ни­май­ся ме­ди­ци­ной. У те­бя слиш­ком мяг­кое серд­це - ты не бу­дешь в со­сто­я­нии по­сто­ян­но ви­деть стра­да­ния лю­дей». Хо­ро­шо, что он всю жизнь был та­ким непо­слуш­ным.

«Ста­рость на­ша есть бо­лезнь, ко­то­рую нуж­но ле­чить, как вся­кую дру­гую».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.