ТА­ЛАНТ ПОД КОЖАНКОЙ

«Го­во­ру­хи­ну бра­тья Вай­не­ры на­го­ва­ри­ва­ли: на роль Ша­ра­по­ва Кон­кин не тя­нет».

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Первая страница - Оль­га ШАБЛИНСКАЯ Фо­то PhotoXPress.ru

Вла­ди­мир Кон­кин - о том, как сло­жи­лась его лич­ная и твор­че­ская жизнь

ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ АР­ТИСТ ВЛА­ДИ­МИР КОН­КИН РАС­СКА­ЗАЛ О СЕ­БЕ В ПРЕД­ДВЕ­РИИ ЮБИ­ЛЕЯ.

ЯРЛЫК «КОЖАНКА» - Вла­ди­мир Алек­се­е­вич, вы ска­за­ли, Кон­ки­на по­сле «Как за­ка­ля­лась сталь» Го­с­ки­но «при­тап­ли­ва­ло»... Но я по­смот­ре­ла ва­шу филь­мо­гра­фию - по­сле Пав­ки каж­дый год бы­ло по две кар­ти­ны!

- То­гдаш­ний «ру­леж» Го­с­ки­но прин­ци­пи­аль­но от­ли­чал­ся от се­го­дняш­не­го, от ко­то­ро­го кро­ва­вые кус­ки мя­са уле­та­ют: нор­маль­ным ак­те­рам не да­ют ро­лей, а ни­что­же­ство вся­кое на уровне са­мой пло­хой са­мо­де­я­тель­но­сти по­че­му-то тут же на­зы­ва­ют звез­дой, га­лак­ти­кой. Со­вет­ские ру­ко­во­ди­те­ли от куль­ту­ры бы­ли по­тонь­ше, по­изощ­рен­нее. На­при­мер, ты сде­лал хо­ро­шо об­раз Пав­ла Кор­ча­ги­на. Пре­крас­но, го­во­рят те­бе. И... на­ве­ши­ва­ют ярлык: «Бо­рец за свет­лое бу­ду­щее». По­сле Пав­ки каж­дая ки­но­сту­дия СССР меч­та­ла ме­ня уви­деть в ро­ли мест­ной идео­ло­ги­че­ской «ко­жан­ки», дру­гие мои ак­тер­ские ка­че­ства уже ни­кто не хо­тел про­ве­рять... Но есть ар­ти­сты, как Кон­кин, ко­то­рые об­ла­да­ют раз­ны­ми то­на­ми та­лан­та. Хо­тя это не зна­чит, что ты смо­жешь его по­ка­зать, вот в чем трагедия про­фес­сии! Это бы­ло все­гда, к ве­ли­чай­ше­му со­жа­ле­нию, в на­шей стране.

Но я пре­крас­но по­ни­мал, несмот­ря на свой мо­ло­дой воз­раст: ес­ли пой­ду по пу­ти од­но­пла­но­вых ро­лей«ко­жа­нок», очень быст­ро ста­ну ни­ко­му не нуж­ным, такое слу­ча­лось сплошь и ря­дом. Я от «ко­жа­нок» от­ка­зы­вал­ся. Я маль­чик до­ста­точ- но силь­ный был все­гда. И ока­зал­ся прав: по­том был «Ро­манс о влюб­лен­ных». Кон­ча­лов­ский ме­ня ждал пол­го­да. Вна­ча­ле я дол­жен был иг­рать глав­но­го ге­роя. Но мне по­сле «Как за­ка­ля­лась сталь» все рав­но бы­ло невоз­мож­но иг­рать вме­ня­е­мую роль. По­это­му Же­ня Кин­ди­нов по­том ис­пол­нил Сер­гея, а я - его бра­та… А по­том был фильм «Ма­ри­на», Лео­нид Бы­ков мне еще во вре­мя съе­мок «Как за­ка­ля­лась сталь» го­во­рил: «Во­лодь, ты ко­ме­дий­ный ар­тист». А воз­вра­ща­ясь к ро­ли Пав­ки Кор­ча­ги­на... Я ни в ко­ем слу­чае не про­тив этой ро­ли. Ре­жис­сер Ма­щен­ко и опе­ра­тор Иты­ги­лов во­пло­ти­ли свою за­да­чу на экране: они хо­те­ли сде­лать из Кор­ча­ги­на ико­ну. По­это­му до сих пор, ко­гда по­ка­зы­ва­ют мои круп­ные пла­ны из этой кар­ти­ны, лю­ди про­сто изум­ля­ют­ся. Кста­ти, ко­гда я ра­бо­тал на сту­дии До­в­жен­ко пять лет и при­хо­ди­ла боль­шая пар­тия плен­ки для 15-16 филь­мов, ее ка­че­ство про­ве­ря­ли на мне. Тон ли­ца без гри­ма был та­ков, что это был эта­лон, я уж не го­во­рю о мо­их го­лу­бых гла­зах.

- Дру­гая роль-ве­ха Кон­ки­на - Ша­ра­пов из «Ме­сто встре­чи из­ме­нить нель­зя». Но по­че­му вы од­на­ж­ды ре­ши­ли по­ки­нуть съе­моч­ную пло­щад­ку?

- По­то­му что там бы­ло неком­форт­но. По­ве­де­ние бра­тьев Вай­не­ров бы­ло очень... свое­об­раз­ным. Они Го­во­ру­хи­на все вре­мя сби­ва­ли с пан­та­лы­ку, на­го­ва­ри­вая ему, что Кон­кин не го­дит­ся для ро­ли Ша­ра­по­ва. Я-то ду­мал, что они при­лич­ные лю­ди. Ки­но-то бла­го­да­ря мне по­лу­чи­лось, не по­лу­чи­лось бы ки­на без ме­ня...

Но я рад, что не по­ки­нул пло­щад­ку... По­то­му что это не си­ла - хлоп­нуть две­рью и уй­ти, это про­яв­ле­ние сла­бо­сти.

Я к че­му гла­гол-то свой ве­ду... С од­ной сто­ро­ны, вро­де бы все скла­ды­ва­лось в мо­ей жиз­ни. А с дру­гой сто­ро­ны, мне все­гда со­пут­ство­ва­ла за­висть. Ко­гда ты в 22 го­да за­слу­жен­ный ар­тист, ко­гда в 25 лет ез­дишь на сво­ей соб­ствен­ной чер­ной «Вол­ге», это ни­как не мо­жет уми­лять и ра­до­вать 99 про­цен­тов гос­под. Я за­ра­ба­ты­вал столь­ко де­нег, что се­го­дняш­ним мил­ли­ар­де­рам Леп­сам и про­чим и не сни­лось. В СССР он бы толь­ко ка­бац­кие пес­ни гун­до­сил за три ко­пей­ки. А я был очень со­сто­я­тель­ным че­ло­ве­ком, в 80-м го­ду я уже ез­дил на «Воль­во» - это сей­час вся Шве­ция ра­бо­та­ет на Рос­сию, а то­гда их бы­ло пять штук на СССР, вот это пи­ло­таж.

Бы­ли про­тив ме­ня ин­три­ги, под­нож­ки, мне про­ка­лы­ва­ли ши­ны у ма­ши­ны... Се­го­дня мы с то­бой вы­пи­ли, ах, ка­кой ты гар­ный хло­пец, че­рез три се­кун­ды те­бя пре­да­ли, по­то­му что от те­бя что-то услы­ша­ли, а ты про­сто по­те­рял бди­тель­ность. Лю­бой твор­че­ский кол­лек­тив - это та­кая ко­сто­ло­мия... По­это­му у ме­ня в жиз­ни бы­ло 11 те­ат­ров, а же­на од­на.

ЖЕН­ЩИ­НЫ НА МЕ­НЯ КИДАЛИСЬ

- Но, пом­нит­ся, в на­шем про­шлом ин­тер­вью вы ска­за­ли, что су­пру­га вам «про­ща­ла мно­гие ша­ло­сти»...

- Ал­лоч­ке бы­ло непро­сто: на ме­ня в бук­валь­ном смыс­ле кидались жен­щи­ны на ули­цах, со­вер­шен­но не об­ра­щая вни­ма­ния на то, что я иду с су­пру­гой... Но бла­го­да­ря сво­е­му вос­пи­та­нию мне уда­лось из­бе­жать безу­мия, хо­тя по­на­ча­лу ощу­ще­ние, что я са­мый луч­ший, у ме­ня бы­ло каж­дую се­кун­ду... А ваш во­прос... Увле­че­ния, ка­ки­е­то влюб­лен­но­сти, ко­то­рые не име­ли под со­бой фи­зи­че­ской бли­зо­сти, по­сто­ян­но бы­ва­ют в на­шей про­фес­сии. Как иг­рать лю­бовь с ак­три­сой, ес­ли я в нее чуть-чуть не влюб­лен? Это ни­че­го не озна­ча­ет, ни­че­го.

- Вла­ди­мир Алек­се­е­вич, я за­дам слож­ный во­прос... Эм­ма­ну­ил Ви­тор­ган рас­ска­зы­вал: ко­гда Ал­ла Бал­тер умирала от ра­ка, он ухо­дил в ван­ную и бил­ся го­ло­вой о сте­ну от от­ча­я­ния.

- Ес­ли бы я уда­рил­ся го­ло­вой о сте­ну, я бы про­сто со­шел с ума и мне бы при­шлось лечь ря­дом с Ал­лонь­кой. А это бы­ло со­вер­шен­но не нуж­но. Я ак­тер, но я ни в ван­ной, ни без ван­ной ни­ко­гда лиш­ний раз го­ло­вой не бьюсь, по­то­му что ею нуж­но ду­мать, ею нуж­но ра­бо­тать. Я столь­ко на­иг­рал­ся в про­фес­сии, что не хо­чу ни­ка­ких сцен в жиз­ни, мне это все­гда пре­ти­ло, ко­гда в грудь бьют, во­ло­сы рвут...

Ал­ла бы­ла на­столь­ко свет­лым и чи­стым че­ло­ве­ком, что у ме­ня не бы­ло ощу­ще­ния «она ушла» и бе­зум­но­го оди­но­че­ства. По­то­му что я ве­ру­ю­щий че­ло­век, пра­во­слав­ный. Знаю, что ее ду­шень­ка бу­дет скор­беть, ес­ли ся­ду на ди­ван и нач­ну лить толь­ко горь­кие сле­зы. Мое пе­ре­жи­ва­ние о жене долж­но ид­ти толь­ко на по­зи­тив. У ме­ня по­сле смер­ти мо­ей ла­понь­ки на­чал­ся дру­гой этап... Я став­лю спек­так­ли, пи­шу кни­ги. Все это - в па­мять о жене.

- И тем не ме­нее про вас что толь­ко не пи­шут в Ин­тер­не­те... Чем вы это объ­яс­ня­е­те?

- В хо­ро­шее не ве­рят. Од­но­люб, хо­ро­ший се­мья­нин - не мо­жет быть. Та­лант­ли­вей­ший ар­тист, пи­са­тель, ре­жис­сер это во­об­ще раз­дра­жа­ет. Уже вы­шло в пе­чать 6 мо­их книг. Ес­ли бы я сей­час хо­дил с клю­кой и вы­ти­рал­ся ру­ка­вом за­са­лен­ным, это бы всем по­нра­ви­лось. А я вы­зы­ваю ин­те­рес, по­то­му что я глы­ба, я айс­берг, я об­ла­даю ува­жи­тель­ным от­но­ше­ни­ем ко мне зри­те­лей, а их мил­ли­о­ны. По­это­му, по мне­нию за­вист­ни­ков, эту ил­лю­зию на­до раз­ру­шать.

«Я став­лю спек­так­ли, пи­шу кни­ги в па­мять о Ал­лонь­ке».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.