СО­ГЛА­ШЕ­НИЯ БЕЗ КОМПРОМИССА

Мин­ско­му фор­ма­ту пе­ре­го­во­ров ис­пол­ни­лось два го­да. Не по­ра ли пе­ре­хо­дить на но­вый?

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - США СНОВА РАСШИРИЛИ СПИСОК САНКЦИЙ ПРОТИВ РФ - Ан­на ГОН­ЧА­РЕН­КО

5 СЕН­ТЯБ­РЯ 2014 Г. В МИН­СКЕ ПРЕД­СТА­ВИ­ТЕ­ЛИ УКРА­И­НЫ, РОС­СИИ И ОБСЕ ПОД­ПИ­СА­ЛИ ПРО­ТО­КОЛ О ПРЕКРАЩЕНИИ ОГ­НЯ НА ДОН­БАС­СЕ И НА­ЧА­ЛЕ ПО­ЛИ­ТИ­ЧЕ­СКО­ГО УРЕ­ГУ­ЛИ­РО­ВА­НИЯ КОН­ФЛИК­ТА. С ТЕХ ПОР ПРО­ШЛО ДВА ГО­ДА. ЭКС­ПЕР­ТЫ УВЕ­РЕ­НЫ, ЧТО БЛА­ГО­ДА­РЯ МИН­СКУ-1 И МИН­СКУ-2, ПОДПИСАННОМУ В ФЕВ­РА­ЛЕ 2015 Г., УДА­ЛОСЬ ПРЕДОТ­ВРА­ТИТЬ ВОЙ­НУ. НО НИ ПО­СЛЕ ПОД­ПИ­СА­НИЯ ПЕР­ВЫХ МИН­СКИХ СО­ГЛА­ШЕ­НИЙ, НИ ПО­СЛЕ ВТО­РЫХ СТРЕ­ЛЯТЬ НА ДОН­БАС­СЕ НЕ ПЕ­РЕ­СТА­ЛИ.

ТРИ ФОР­МА­ТА

Мин­ские со­гла­ше­ния ро­ди­лись по­сле пе­ре­го­во­ров в двух дру­гих фор­ма­тах. Пер­вым был Же­нев­ский. Гла­вы МИД Рос­сии и Укра­и­ны Сер­гей Лав­ров и Ан­дрей Де­щи­ца, гос­сек­ре­тарь США Джон Кер­ри и гла­ва ев­ро­пей­ской ди­пло­ма­тии Кэтрин Эштон 17 ап­ре­ля 2014 г. по­сле се­ми­ча­со­вых пе­ре­го­во­ров со­гла­со­ва­ли за­яв­ле­ние. В нем речь шла о разору­же­нии неза­кон­ных во­ен­ных фор­ми­ро­ва­ний, ам­ни­стии участ­ни­ков про­те­стов, де­я­тель­но­сти мис­сии ОБСЕ и на­ча­ле кон­сти­ту­ци­он­но­го про­цес­са. То есть пер­вой ла­сточ­кой бы­ла встре­ча че­ты­рех сто­рон: ЕС, США, Укра­и­ны и Рос­сии.

В июне 2014 г. пе­ре­го­во­ры про­хо­ди­ли уже в дру­гом фор­ма­те - нор­манд­ском. Пре­зи­ден­ты и гла­вы МИД че­ты­рех стран: Укра­и­ны, Рос­сии, Гер­ма­нии и Фран­ции го­во­ри­ли об укра­ин­ских про­бле­мах во вре­мя встре­чи, по­свя­щен­ной 70-ле­тию вы­сад­ки со­юз­ных войск в Нор­ман­дии. В том же ме­ся­це ро­дил­ся и минский фор­мат пе­ре­го­во­ров: Трех­сто­рон­няя груп­па в со­ста­ве пред­ста­ви­те­лей Укра­и­ны, Рос­сии и ОБСЕ с при­вле­че­ни­ем пред­ста­ви­те­лей непри­знан­ных ЛНР и ДНР про­ве­ли первую встре­чу. Но в ав­гу­сте про­изо­шло втор­же­ние в Укра­и­ну и ило­вай­ский ко­тел. 3 сен­тяб­ря 2014 г. пре­зи­ден­ты Петр По­ро­шен­ко и Вла­ди­мир Пу­тин го­во­ри­ли по те­ле­фо­ну, трех­сто­рон­ня груп­па со­бра­лась в Мин­ске и 5 сен­тяб­ря бы­ли под­пи­са­ны пер­вые Мин­ские со­гла­ше­ния. Пре­кра­ще­ние ог­ня бы­ло в них пер­вым пунк­том.

Од­на­ко стрель­ба не пре­кра­ща­лась вплоть до де­каб­ря 2014 г. Имен­но то­гда на­сту­пи­ло недол­гое пе­ре­ми­рие. В фев­ра­ле 2015 г. вой­ска непри­знан­ных рес­пуб­лик ак­ти­ви­зи­ро­ва­ли на­ступ­ле­ние на де­баль­цев­ском плац­дар­ме. Под угро­зой фор­ми­ро­ва­ния оче­ред­но­го кот­ла и на­ча­ла пол­но­мас­штаб­ной вой­ны про­шли две встре­чи глав МИД в нор­манд­ском фор­ма­те, а 11-12 фев­ра­ля в Мин­ске со­бра­лись и пре­зи­ден­ты нор­манд­ской чет­вер­ки. Ре­зуль­та­том ста­ло под­пи­са­ние Трех­сто­рон­ней кон­такт­ной груп­пой вто­рых Мин­ских со­гла­ше­ний.

«За­да­чу №1 Мин­ские со­гла­ше­ния вы­пол­ни­ли, - го­во­рит Руслан БОРТ­НИК, ди­рек­тор Укра­ин­ско­го ин­сти­ту­та ана­ли­за и ме­недж­мен­та по­ли­ти­ки. - Они оста­но­ви­ли боль­шую вой­ну. Но, к со­жа­ле­нию, ком­плекс мер не поз­во­лил ре­а­ли­зо­вать по­ли­ти­че­скую часть со­гла­ше­ний. Мир не был до­стиг­нут. Воз­мож­но, я ска­жу жест­ко, но ни сто­ро­ны кон­флик­та, ни об­ще­ство не на­пи­лись еще кро­ви и не го­то­вы усту­пать».

МИ­НУС «ЖЕНЕВА»

За 2,5 го­да мы при­ме­ни­ли три фор­ма­та пе­ре­го­во­ров. Же­нев­ский, ко­то­рый из­на­чаль­но под­ра­зу­ме­вал об­суж­де­ние про­бле­мы Кры­ма, в по­след­нее вре­мя вспо­ми­на­ют все ча­ще.

«Мы пред­ло­жим со­здать меж­ду­на­род­ный ме­ха­низм по деок­ку­па­ции по­лу­ост­ро­ва, - го­во­рил в на­ча­ле 2016 г. Петр По­ро­шен­ко. - Оп­ти­маль­ным фор­ма­том для внед­ре­ния та­ко­го ме­ха­низ­ма яв­ля­ет­ся фор­мат «Женева плюс» при уча­стии на­ших парт­не­ров из Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за, Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки и, воз­мож­но, стран-под­пи­сан­тов Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма».

В МИД Рос­сии на­по­ми­на­ют о том, что в ап­ре­ле 2014 г. в же­нев­ском фор­ма­те был одоб­рен старт кон­сти­ту­ци­он­ной ре­фор­мы.

«Ес­ли брать на ве­ру при­зы­вы воз­ро­дить же­нев­ский фор­мат, то мы нач­нем, ко­неч­но же, с вы­пол­не­ния это­го до­ку­мен­та и бу­дем на­ста­и­вать на об­ще­укра­ин­ской кон­сти­ту­ци­он­ной ре­фор­ме, по­сколь­ку под этим под­пи­са­лись укра­ин­ские вла­сти», - ска­зал Сер­гей Лав­ров, гла­ва МИД Рос­сии.

Руслан Борт­ник го­во­рит, что на са­мом де­ле Рос­сия не за­ин­те­ре­со­ва­на в пе­ре­хо­де на дан­ный фор­мат по­то­му, что ее пред­ста­ви­те­ли до­ка­зы­ва­ют: во­прос Кры­ма за­крыт.

«Мне ка­жет­ся, что преж­де чем вер­нуть­ся к нему, мы долж­ны ре­а­ли­зо­вать Мин­ские со­гла­ше­ния, - объ­яс­ня­ет по­ли­то­лог. - За­крыв во­прос Дон­бас­са, мы от­кро­ем до­ро­гу к Кры­му. Но по­ка что дон­бас­ский за­мок не поз­во­ля­ет нам го­во­рить о по­лу­ост­ро­ве в пол­ный го­лос».

«Же­нев­ский фор­мат ис­поль­зо­вал­ся вес­ной 2014 г. и про­ва­лил­ся, - кон­ста­ти­ру­ет Вла­ди­мир ФЕ­СЕН­КО, ди­рек­тор Цен­тра по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний «Пен­та».В нем участ­во­ва­ли ЕС и США. Но они участ­ву­ют в пе­ре­го­во­рах и сей­час, про­сто не на­пря­мую. Кон­струк­ция пе­ре­го­во­ров слож­на. Низ­ший уро­вень - пе­ре­го­во­ры Трех­сто­рон­ней груп­пы в мин­ском фор­ма­те. Ни­ка­ких са­мо­сто­я­тель­ных ре­ше­ний там не при­ни­ма­ют. Там фи­на­ли­зи­ру­ют­ся ре­зуль­та­ты по­ли­ти­че­ских пе­ре­го­во­ров в нор­манд­ском фор­ма­те. Но и США ве­дут пе­ре­го­во­ры с Рос­си­ей и Укра­и­ной без вся­ко­го же­нев­ско­го фор­ма­та. Гер­ма­ния и Фран­ция в свою оче­редь дей­ству­ют по по­ру­че­нию ЕС».

МИНСКИЙ КЛИНЧ

«Мин­ские со­гла­ше­ния свою роль сыг­ра­ли, на­до по­зи­тив­но оце­нить: оста­но­ви­ли воз­мож­ную ши­ро­кую агрес­сию и посадили Пу­ти­на за стол пе­ре­го­во­ров, вы­ска­зал свое мне­ние Лео­нид КРАВЧУК, пер­вый пре­зи­дент Укра­и­ны. - И он ма­нев­ри­ру­ет там, как хо­чет, но он свя­зан этим сто­лом - и это по­зи­тив. Но ре­шить во­прос тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти Укра­и­ны, су­ве­ре­ни­те­та, воз­вра­ще­ния Дон­бас­са, воз­вра­ще­ния Кры­ма Мин­ские со­гла­ше­ния не смо­гут».

Руслан Борт­ник на­по­ми­на­ет о том, что Минск-2 за­креп­лен ре­зо­лю­ци­ей Сов­беза ООН, так что нра­вят­ся нам со­гла­ше­ния или нет, вый­ти из них бу­дет слож­но.

«В от­но­ше­нии Мин­ских со­гла­ше­ний мно­гие бро­са­ют­ся в край­но­сти, - го­во­рит Вла­ди­мир Фе­сен­ко. - Неко­то­рые го­во­рят, что аль­тер­на­ти­вы им нет. Но это не со­всем так. Укра­и­на и Рос­сия хо­тят сво­ей ло­ги­ки вы­пол­не­ния. Мы хо­тим сна­ча­ла пре­кра­ще­ния ог­ня и без­опас­но­сти, а толь­ко по­том ре­ше­ния по­ли­ти­че­ских во­про­сов. Рос­сия на­ста­и­ва­ет на про­ти­во­по­лож­ном. Вы­пол­нить со­гла­ше­ния пол­но­стью нель­зя. Так что некор­рект­но го­во­рить, что этот ва­ри­ант - един­ствен­ный. Дру­гая край­ность - го­во­рить о том, что Мин­ские со­гла­ше­ния - это пло­хо. Но по­сле вто­рых Мин­ских со­гла­ше­ний ли­ния раз­гра­ни­че­ния в зоне кон­флик­та оста­ет­ся неиз­мен­ной. Про­изо­шел ча­стич­ный об­мен плен­ны­ми. Со­гла­ше­ния при­вя­за­ны к санк­ци­ям про­тив Рос­сии и сдер­жи­ва­ют боль­шую вой­ну в ре­ги­оне».

Экс­перт счи­та­ет, что пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние пе­ре­го­во­ров с при­вле­че­ни­ем за стол но­вых участ­ни­ков толь­ко услож­нит про­цесс. Хо­тя имен­но рас­ши­ре­ние гео­гра­фии пред­ла­га­ют неко­то­рые экс­пер­ты и по­ли­ти­ки. На­при­мер, в ав­гу­сте 2015 г. об этом го­во­рил пре­зи­дент Поль­ши Ан­джей Ду­да. Он при­зы­вал вклю­чить в пе­ре­го­во­ры пред­ста­ви­те­лей со­се­дей Укра­и­ны и Рос­сии.

«На са­мом де­ле на пе­ре­го­во­рах в лю­бом слу­чае бу­дут пред­став­ле­ны те же по­зи­ции ЕС, США, Укра­и­ны, Рос­сии и се­па­ра­ти­стов, - счи­та­ет Руслан Борт­ник. - Нор­манд­ский фор­мат, на мой взгляд, непол­но­це­нен. Как ми­ни­мум за сто­лом долж­ны си­деть пред­ста­ви­те­ли США. Так­же там же­ла­тель­но при­сут­ствие Поль­ши, Тур­ции, Ка­зах­ста­на и Бе­ла­ру­си. По­ка все сто­ро­ны не при­сут­ству­ют, есть рис­ки нере­а­ли­за­ции до­го­во­рен­но­стей. Без­услов­но, фор­мат нуж­но ме­нять. Но так, что­бы не на­ру­шить пре­ем­ствен­ность».

«В 2017 г. же мо­жет про­изой­ти пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние, ско­рее, нор­манд­ско­го фор­ма­та, а не мин­ско­го, - счи­та­ет Вла­ди­мир Фе­сен­ко. - Да и то ва­ри­ант тео­ре­ти­че­ский, в слу­чае сме­ны ру­ко­вод­ства во Фран­ции или Гер­ма­нии. В лю­бом слу­чае в пе­ре­го­во­рах долж­на остать­ся Рос­сия. Но ее ин­те­ре­су­ет не фор­мат, а усло­вия. Ес­ли она и бу­дет что-то ме­нять, то имен­но их. То есть нам нуж­ны усло­вия, на ко­то­рые со­гла­сит­ся Рос­сия. Ес­ли дой­дет до от­ка­за от Мин­ска, един­ствен­ным ва­ри­ан­том бу­дут не пе­ре­го­во­ры о по­ли­ти­че­ском уре­гу­ли­ро­ва­нии, а про­сто о за­мо­ра­жи­ва­нии кон­флик­та. Это един­ствен­ная ре­аль­ная аль­тер­на­ти­ва. Но этот ва­ри­ант по­ка что не хо­тят на­пря­мую рас­смат­ри­вать».

Руслан Борт­ник в свою оче­редь при­зы­ва­ет укра­ин­скую власть как ми­ни­мум быть ини­ци­а­тив­нее на пе­ре­го­во­рах.

«Нам не хва­та­ет праг­ма­тиз­ма и кон­струк­ти­ва, - го­во­рит по­ли­то­лог. - Сей­час в нор­манд­ской чет­вер­ке раз­вер­ну­лась вой­на за по­зи­ции Гер­ма­нии и Фран­ции: кто пе­ре­тя­нет на свою сто­ро­ну - тот вы­иг­ра­ет фор­мат. Рос­сия ак­тив­нее. Так что на­ша по­зи­ция долж­на быть еще бо­лее ак­тив­ной. Мы долж­ны пред­ло­жить и по­ка­зать об­ще­ству свои за­ко­ны о вы­бо­рах, мест­ной ми­ли­ции, гра­ни­це, ам­ни­стии. От­вет­ствен­ность за них долж­ны взять те, кто под­пи­са­ли Мин­ские со­гла­ше­ния. Объ­ек­тив­но ру­кой пре­зи­ден­та Лео­ни­да Ку­ч­мы под ни­ми по­ста­вил под­пись Петр По­ро­шен­ко».

Минский фор­мат мо­гут сме­нить на нор­манд­ский или же­нев­ский.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.