НА ДОН­БАС­СЕ НА­ШИ ЛЮ­ДИ

Сер­гей Та­ру­та - о войне, сво­ем гу­бер­на­тор­стве, по­те­ре биз­не­са и ошиб­ках, до­пу­щен­ных Укра­и­ной.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - News - Еле­на ГОРДЕЕВА

«Я ВСЕ­ГДА БЫЛ У УКРА­ИН­СКОЙ ВЛА­СТИ В ЗА­ПА­СЕ - МЕ­НЯ ВЕДЬ В ПО­ЛИ­ТИ­КУ ЗВАЛ ЕЩЕ ВИК­ТОР ЮЩЕН­КО, НО Я СТАВ­КУ НА ПО­ЛИ­ТИ­КУ НИ­КО­ГДА НЕ ДЕ­ЛАЛ, МНЕ БЫ­ЛО КУ­ДА БО­ЛЕЕ ИН­ТЕ­РЕС­НО СО­ЗДА­ВАТЬ СОБ­СТВЕН­НУЮ КОМ­ПА­НИЮ, ДО­КА­ЗЫ­ВАТЬ, ЧТО УКРА­ИН­СКИЙ БИЗ­НЕС ЧЕ­ГО-ТО СТО­ИТ. В СА­МОМ НА­ЧА­ЛЕ ВОЙ­НЫ ОБО МНЕ ВСПОМНИЛИ, ВОЗ­МОЖ­НО ПО ТОЙ ПРИ­ЧИНЕ, ЧТО Я БЫЛ ТАМ СВОЙ, НО В ТО ЖЕ ВРЕ­МЯ НИ­КО­ГДА НЕ БЫЛ «ДОНЕЦКИМ» - Я БЫЛ «МАРИУПОЛЬСКИМ», ПО­ТО­МУ ЧТО МОЙ РОД­НОЙ ГОРОД ВСЕ­ГДА СТО­ЯЛ ОТ­ДЕЛЬ­НО. ЗА­НЯТЬ ПОСТ ПРЕД­СЕ­ДА­ТЕ­ЛЯ ДОНЕЦКОЙ ОГА МЕ­НЯ ПРО­СИ­ЛИ И ПО­ЛИ­ТИ­КИ, И ПРЕД­СТА­ВИ­ТЕ­ЛИ БИЗ­НЕ­СА. ПРИЗНАЮСЬ, РЕ­ШЕ­НИЕ ДАЛОСЬ МНЕ НЕЛЕГ­КО», - НА­ЧИ­НА­ЕТ РАЗ­ГО­ВОР С НА­МИ ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ БИЗ­НЕС­МЕН СЕР­ГЕЙ ТА­РУ­ТА.

ГУ­БЕР­НА­ТОР

- Сер­гей Алек­се­е­вич, ка­ко­во это вдруг стать из биз­не­сме­на гу­бер­на­то­ром, да еще и в са­мом на­ча­ле вой­ны?

- Признать­ся чест­но, не очень ве­се­ло. Я чув­ство­вал се­бя на тот мо­мент гу­бер­на­то­ро­миз­гнан­ни­ком. Все де­ло в том, что для то­го что­бы уста­но­вить свою власть, бо­е­ви­кам нуж­но бы­ло схва­тить дей­ству­ю­ще­го гу­бер­на­то­ра - и все, мож­но про­воз­гла­шать свою власть. Каж­дый день я и мои лю­ди на­хо­ди­лись под угро­зой - вер­нем­ся жи­вы­ми или нет, схва­тят и по­са­дят в под­вал или нет, бу­дут нас пы­тать или нет.

Страш­но бы­ло то­гда, ко­гда за­хва­ти­ли на­шу ОГА в До­нец­ке. Вы­хо­дит, ты еще дей­ству­ю­щий гу­бер­на­тор, но не зна­ешь, где те­бе на­хо­дить­ся. За­хва­ти­ли ОГА, мы ушли в офис с ко­ман­но­го ман­дой, за­хва­ти­ли наш офис - у нас бы­ло 30 се­кунд, что­бы эва­ку­и­ро­вать­ся, пе­ре­ме­сти­лись в го­сти­ни­цу. На­ча­ли штур­мо­вать го­сти­ни­цу, угро­жа­ли, что взо­рвут. На­ча­ли про­сить­ся на пред­при­я­тия, ди­рек­то­ра мол­ча опус­ка­ют гла­за и го­во­рят, что им не нуж­ны про­бле­мы. С од­ной сто­ро­ны, ты гу­бер­на­тор, а с дру­гой - от те­бя ша­ра­ха­ют­ся, как от про­ка­жен­но­го. В ито­ге гу­бер­на­тор с ко­ман­дой раз­ме­сти­лись в аэро­пор­ту. Это был ужас. Ко­гда по­ня­ли, что в До­нец­ке не мо­жем на­хо­дить­ся, пе­ре­еха­ли в Ма­ри­у­поль.

- И то­гда же на­ча­лось на­ступ­ле­ние на Ма­ри­у­поль?

- Ад тво­рил­ся еще до Ма­ри­у­по­ля. Мно­гие чи­нов­ни­ки, мэ­ры го­ро­дов не вы­дер­жи­ва­ли пси­хо­ло­ги­че­ски и «ди­зер­ти­ро­ва­ли». Неко­то­рых при­хо­ди­лось уго­ва­ри­вать. Нуж­но бы­ло про­во­дить вы­бо­ры под об­стре­ла­ми - ведь ес­ли бы мы это­го не сде­ла­ли, встал бы во­прос о неле­ги­тим­но­сти пре­зи­ден­та, по­сколь­ку ча­сти на­ро­да не да­ли про­го­ло­со­вать. А по­том на­ча­лась ата­ка на Ма­ри­у­поль.

- Го­во­рят, что имен­но вы спасли город…

- Это гром­ко ска­за­но. Кро­ме ме­ня там бы­ли еще и бой­цы «Азо­ва», нац­г­вар­дей­цы, во­лон­те­ры, го­ро­жане-ме­тал­лур­ги. Все бла­го­да­ря им. Мы ведь по­ни­ма­ли, что рос­си­я­нам ну­жен город, что­бы ре­шить все про­бле­мы «но­во­рос­сии». Са­мы­ми страш­ны­ми бы­ли об­стре­лы из си­стем зал­по­во­го ог­ня. Я то­гда со­брал ме­тал­лур­гов и ор­га­ни­зо­вал их, что­бы пе­ре­дать на пе­ре­до­вую сля­бы - это та­кие же­лез­ные пла­сти­ны тол­щи­ной 300 мм, ко­то­рые укры­ва­ли лю­дей от си­стем зал­по­во­го ог­ня. Имен­но бла­го­да­ря этим сля­бам и ме­тал­лур­гам Ма­ри­у­поль остал­ся за на­ми.

- Сто­и­ло вве­сти в са­мом на­ча­ле АТО во­ен­ное по­ло­же­ние?

- Это ни­че­го бы не из­ме­ни­ло. Ес­ли бы мы ту­да вна­ча­ле по­сла­ли боль­ше вой­ны, то боль­ше бы лю­дей по­ло­жи­ли. Ведь вся проблема в эф­фек­тив­но­сти, а не в ко­ли­че­стве. Я все­гда был сто­рон­ни­ком то­го, что нам нуж­но бы­ло ве­сти ги­брид­ную вой­ну, - то есть де­лать то­чеч­ные спе­цо­пе­ра­ции вме­сто то­го, что­бы раз­вер­нуть пол­но­мас­штаб­ный фронт. И по­ста­вить при­о­ри­тет - за­крыть гра­ни­цу. С за­кры­той гра­ни­цей на Дон­бас­се не ока­за­лось бы столь­ко ору­жия и тех­ни­ки.

БИЗ­НЕС

- Став чи­нов­ни­ком, вы фак­ти­че­ски по­те­ря­ли свой биз­нес, остав­ший­ся на непод­кон­троль­ной Укра­ине тер­ри­то­рии Дон­бас­са.

- Да, рос­си­яне его пы­та­ют­ся за­брать в ка­че­стве рас­пла­ты. Еще в 2010 г. 50% ак­ций Ин­ду­стри­аль­но­го со­ю­за Дон­бас­са по­лу­чи­ли рос­сий­ские ин­ве­сто­ры, а че­рез год рос­си­яне ста­ли ку­ра­то­ра­ми укра­ин­ских ком­би­на­тов, в 2014-м по ис­ку рос­сий­ско­го бан­ка ВТБ на эти ак­ти­вы был на­ло­жен арест. Гай­дук хо­тел про­дать свои ак­ти­вы - он не хо­тел даль­ше ин­ве­сти­ро- вать в стра­ну и за­явил, что хо­чет по­жить для се­бя. То­гда же на­чал шан­та­жи­ро­вать ме­ня тем, что про­даст свою до­лю в на­шем сов­мест­ном биз­не­се Ко­ло­мой­ско­му или Ах­ме­то­ву. То­гда нам при­шлось ве­сти пе­ре­го­во­ры с те­ми, кто мог за­щи­тить нас от Яну­ко­ви­ча, - так вве­ли в биз­нес рос­си­ян.

В свое вре­мя моя ре­пу­та­ция поз­во­ли­ла по­лу­чить кре­ди­ты на За­па­де, но укра­ин­ская юрис­дик­ция не яв­ля­ет­ся га­ран­ти­ей для за­пад­ных ин­ве­сто­ров. Еще то­гда встал во­прос, что необ­хо­ди­ма за­пад­ная юрис­дик­ция. Так что фак­ти­че­ски вся юри­ди­че­ская соб­ствен­ность на­хо­дит­ся в за­пад­ных стра­нах, но фак­ти­че­ски на всю соб­ствен­ность на­ло­жен арест по ре­ше­нию Бас- су­да Моск­вы. Сей­час мы до­шли уже до Ев­ро­пей­ско­го су­да по это­му во­про­су. В лю­бом слу­чае, ме­ня боль­ше вол­ну­ет моя стра­на, чем мой биз­нес.

- Вы ин­те­ре­су­е­тесь, как сей­час ра­бо­та­ют неко­гда под­кон­троль­ные вам пред­при­я­тия, ко­то­рые оста­лись на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии? Тот же Ал­чев­ский мет­ком­би­нат…

- Пы­та­ет­ся вы­жить, как и все, кто на­хо­дит­ся на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии. Год ком­би­нат не ра­бо­тал и пол­го­да как пы­та­ет­ся ра­бо­тать. Пе­ре­ре­ги­стри­ро­вал­ся в Укра­ине, пла­тит на­ло­ги в укра­ин­ский бюд­жет. Лю­ди по­лу­ча­ют зар­пла­ты на кар­точ­ки, а за­тем едут с ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий об­на­ли­чи­вать день­ги на тер­ри­то­рию, под­кон­троль­ную Укра­ине. Пе­ри­о­ди­че­ски я по­мо­гаю им кон­так­ти­ро­вать с укра­ин­ской сто­ро­ной, ес­ли воз­ни­ка­ют ка­кие-то во­про­сы. По­то­му что я вло­жил ту­да 3,5 млрд долл. кре­дит­ных средств и свою ду­шу, по­то­му что это один из са­мых со­вре­мен­ных за­во­дов в Ев­ро­пе, и мне не хо­чет­ся, что­бы он пре­вра­тил­ся в гру­ду ме­тал­ло­ло­ма.

- На­хо­дят­ся на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии и пла­тят на­ло­ги в Укра­и­ну?

- Да, ни­че­го уди­ви­тель­но­го в этом нет. Боль­шие и гра­до­об­ра­зу­ю­щие пред­при­я­тия бо­е­ви­ки бо­ят­ся тро­гать - мо­гут быть се­рьез­ные бун­ты сре­ди мест­но­го на­се­ле­ния. Ведь это ра­бо­чие ме­ста и зар­пла­ты лю­дей. Да еще и от се­рьез­ных лю­дей из Рос­сии мож­но по­лу­чить, ес­ли тро­нут.

НЕ БЛО­КИ­РО­ВАТЬ

- По-ва­ше­му, что сей­час нуж­но пред­при­нять, что­бы вый­ти из сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции?

- Я ду­маю, что во­ен­но­го ре­ше­ния на во­сто­ке нет, есть толь­ко ди­пло­ма­ти­че­ские ре­ше­ния. Но у нас пло­хая ком­му­ни­ка­ция с те­ми, кто остал­ся там, а зря. Неко­то­рые груп­пы мог­ли бы ве­сти диа­лог с та­ки­ми же груп­па­ми - с те­ми же аф­ган­ца­ми или пред­ста­ви­те­ля­ми куль­ту­ры.

Пре­зи­дент обе­щал на ина­у­гу­ра­ции, что он быст­ро до­стиг­нет ми­ра. А сей­час нам да­же не го­во­рят, ко­гда он бу­дет, этот мир. На се­го­дня са­мое эф­фек­тив­ное ору­жие на Дон­бас­се - это ди­пло­ма­тия. Мы его не ис­поль­зу­ем, а за­пад­ные парт­не­ры уже го­во­рят о том, что Укра­и­на не ис­пол­ня­ет взя­тые на се­бя обя­за­тель­ства, что Укра­и­на де­ла­ет недо­ста­точ­но уси­лий для ми­ра. Я то­же так счи­таю. У нас внеш­няя по­ли­ти­ка - это пре­ро­га­ти­ва пар­ла­мен­та, он дол­жен вы­ра­бо­тать ос­нов­ные на­прав­ле­ния дей­ствий и дать ди­рек­ти­вы пре­зи­ден­ту. А на са­мом де­ле пре­зи­дент все это взял на се­бя, хо­тя не име­ет на это пол­но­мо­чий. Тем вре­ме­нем гиб­нут на­ши лю­ди - са­мая боль­шая цен­ность для стра­ны. Муд­рые де­пу­та­ты и ру­ко­во­ди­те­ли долж­ны най­ти та­кое ре­ше­ние, ко­то­рое не за­тро­нет на­ци­о­наль­ные ин­те­ре­сы, пусть да­же оно и бу­дет чув­стви­тель­ным для об­ще­ства, но при­ве­дет нас к ми­ру. В свое вре­мя так сде­лал Оба­ма по во­про­су Ира­на (сня­тие санк­ций с Ира­на и вос­ста­нов­ле­ние от­но­ше­ний. - Ред.). Нам сей­час нуж­но кон­со­ли­ди­ро­вать об­ще­ство, а на­ши по­ли­ти­ки его, на­о­бо­рот, разъ­еди­ня­ют. Я пред­ла­гал По­ро­шен­ко ор­га­ни­зо­вать ко­ман­ду лю­дей, ко­то­рые уже че­го-то до­стиг­ли в этой жиз­ни, у ко­то­рых есть опыт. Та­кая ко­ман­да мог­ла бы что-то ре­аль­но сде­лать. Еще па­ру лет на­зад у нас не бы­ло столь­ко по­гиб­ших и та­ких раз­ру­ше­ний, что-то мож­но бы­ло сде­лать быст­ро и эф­фек­тив­но.

- Се­го­дня мно­го го­во­рят о том, что по­ли­ти­ка вла­сти на Дон­бас­се бы­ла непра­виль­ной. Вы с этим со­глас­ны?

- На Дон­бас­се мы уже столь­ко по­се­я­ли непра­виль­но­го, что оно да­же успе­ло свои всхо­ды дать. Укра­ине при­шлось уй­ти с этой тер­ри­то­рии, а неко­то­рые ра­ди­ка­лы про­дол­жа­ют го­во­рить, что их мож­но от­ре­зать: мол, обой­дем­ся без них, они са­ми ви­но­ва­ты. Вой­на все­гда бес­че­ло­веч­на и неспра­вед­ли­ва, мы долж­ны по­ни­мать, с ка­ки­ми ужа­са­ми столк­ну­лись жи­те­ли тех сел и го­ро­дов, ко­то­рые охва­ти­ла вой­на. На Дон­бас­се есть на­ши лю­ди, а есть тер­ро­ри­сты, при­е­хав­шие гра­бить и ма­ро­дер­ство­вать. По­это­му нель­зя за­бы­вать о лю­дях, об­ви­нять их, бло­ки­ро­вать или ограж­дать. Власть са­ма по­се­я­ла в них без­на­де­гу.

Но стра­да­ют не толь­ко ок­ку­пи­ро­ван­ные тер­ри­то­рии. Для ме­ня все­гда бы­ло обид­но слы­шать, ко­гда жи­те­ли той ча­сти Дон­бас­са, ко­то­рая на­хо­дит­ся под кон­тро­лем Укра­и­ны, рас­ска­зы­ва­ли мне об ужа­сах со­сед­ства с неко­то­ры­ми доб­ро­воль­че­ски­ми ба­та­льо­на­ми. Вот это по-на­сто­я­ще­му страш­но - ко­гда бан­ди­ты оде­ты в фор­му с укра­ин­ским фла­гом.

НАМ НУЖ­НО КОНСОЛИДИ РОВАТЬ ОБ­ЩЕ­СТВО.

Фо­то УНИАН

Под­пись. Жи­те­ли при­фрон­то­вых рай­о­нов нуж­да­ют­ся в по­сто­ян­ной по­мо­щи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.