ВОЙНУ МОЖНО ПРЕКРАТИТЬ ЗА НОЧЬ

За­мгла­вы мис­сии ОБСЕ Алек­сандр Хуг - о со­блю­де­нии Мин­ских со­гла­ше­ний, войне и укра­ин­цах по обе сто­ро­ны ли­нии фрон­та.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Первая страница - Еле­на ГОРДЕЕВА

Алек­сандр Хуг - о Дон­бас­се, на­ру­ше­ни­ях пе­ре­ми­рия и укра­ин­цах по обе сто­ро­ны фрон­та

ГЛАВ­НАЯ ОБСУЖДАЕМАЯ ТЕМА ПО­СЛЕД­НИХ ДНЕЙ - ЗАСЕДАНИЕ «НОРМАНДСКОЙ ЧЕТВЕРКИ» В БЕРЛИНЕ И ПРЕДЛОЖЕНИЕ ВВЕСТИ ПО­ЛИ­ЦЕЙ­СКУЮ МИССИЮ ОБСЕ НА ДОНБАСС, ЧТО­БЫ ПРЕКРАТИТЬ КОНФЛИКТ. С ЭТОЙ ИДЕЕЙ СОГЛАСИЛИСЬ ВСЕ УЧАСТ­НИ­КИ ПЕРЕГОВОРОВ. ОБ ЭТОМ И О МНОГОМ ДРУГОМ «АИФ» ПООБЩАЛСЯ С ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ГЛАВЫ МИС­СИИ ОБСЕ АЛЕКСАНДРОМ ХУГОМ.

ЛЮ­БОЙ ВЫСТРЕЛ НА­РУ­ШЕ­НИЕ

- ОБСЕ - это круп­ней­шая в ми­ре ре­ги­о­наль­ная ор­га­ни­за­ция, объ­еди­ня­ю­щая 57 го­су­дарств-участ­ни­ков, в том чис­ле Укра­и­ну и Рос­сию. И лю­бое ре­ше­ние при­ни­ма­ет­ся кол­лек­тив­но. Ес­ли все 57 го­су­дарств-участ­ни­ков вы­сту­пят «за», то та­кая мис­сия вполне мо­жет быть вве­де­на. Сей­час СММ ОБСЕ - это нево­ору­жен­ная граж­дан­ская мо­ни­то­рин­го­вая мис­сия, ко­то­рая осу­ществ­ля­ет де­я­тель­ность в рам­ках сво­е­го ман­да­та. В кон­це мар­та сле­ду­ю­ще­го го­да срок дей­ствия ман­да­та мис­сии ис­те­ка­ет, и к то­му вре­ме­ни По­сто­ян­ный со­вет ОБСЕ, я ду­маю, бу­дет при­ни­мать ре­ше­ние о его про­дле­нии и о его со­дер­жа­нии. По­это­му го­во­рить, оста­нем­ся ли мы в граж­дан­ском фор­ма­те или в по­ли­цей­ском, по­ка труд­но. Сей­час на­ша за­да­ча со­сто­ит из трех пунк­тов - на­блю­дать, предо­став­лять от­чет­ность и со­дей­ство­вать в на­ла­жи­ва­нии диа­ло­га.

Сто­ро­ны до­го­во­ри­лись в Мин­ске о пре­кра­ще­нии ог­ня, про­ве­де­нии ра­бот по раз­ми­ни­ро­ва­нию тер­ри­то­рий - на­ша за­да­ча за­фик­си­ро­вать, вы­пол­ня­ют ли сто­ро­ны взя­тые на се­бя обя­за­тель­ства.

- Обе сто­ро­ны вы­пол­ня­ют их толь­ко ча­стич­но. Мы до­ку­мен­ти­ру­ем все и предо­став­ля­ем еже­днев­но в от­кры­том до­сту­пе от­че­ты об этом. Сей­час лю­бой выстрел, ко­то­рый про­зву­чал на во­сто­ке ва­шей стра­ны, - это на­ру­ше­ние мин­ских до­го­во­рен­но­стей. И они, увы, про­дол­жа­ют до­но­сить­ся. В по­след­нее вре­мя мы за­фик­си­ро­ва­ли эс­ка­ла­цию в рай­оне Ма­ри­у­по­ля.

- Я не мо­гу пря­мо от­ве­тить на этот во­прос, не мо­гу за­ни­мать­ся до­мыс­ла­ми. Но хо­чу под­черк­нуть, что лю­бое ре­ше­ние, ко­то­рое поз­во­лит нор­ма­ли­зо­вать и ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию в Укра­ине, бу­дет при­вет­ство­вать­ся на всех уров­нях.

- В мис­сии ра­бо­та­ют 693 на­блю­да­те­ля, боль­ше все­го на­блю­да­те­лей из США - 65, и Ве­ли­ко­бри­та­нии - 43. Из РФ у нас ра­бо­та­ют 39 на­блю­да­те­лей, из Укра­и­ны 320 со­труд­ни­ков. В дан­ный мо­мент в СММ ОБСЕ ра­бо­та­ют на­блю­да­те­ли, ко­то­рые пред­став­ля­ют 45 стран. Все дело в том, что все го­су­дар­ства-участ­ни­ки ОБСЕ ока­зы­ва­ют под­держ­ку в ра­бо­те СММ пу­тем предо­став­ле­ния на­блю­да­те­лей. Каж­дый из на­блю­да­те­лей, при­сту­пая к ра­бо­те, под­пи­сы­ва­ет до­ку­мент - Ко­декс по­ве­де­ния. И лю­бой, кто на­ру­шит эти пра­ви­ла, бу­дет от­прав­лен об­рат­но в свою стра­ну, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, граж­да­ни­ном ка­кой стра­ны он или она яв­ля­ет­ся. Я по­ни­маю опа­се­ния лю­дей, ко­то­рые нас кри­ти­ку­ют, но мы се­рьез­но вос­при­ни­ма­ем жа­ло­бы, ес­ли они под­креп­ле­ны фак­та­ми. Мы при­ни­ма­ем лю­дей на ра­бо­ту на ос­но­ва­нии их ком­пе­тен­ции, а не на­ци­о­наль­но­сти.

ВО­СЕМЬ ЗАЛОЖНИКОВ

- Я на­чал ра­бо­тать в мис­сии с ап­ре­ля 2014 г., ко­гда она толь­ко бы­ла со­зда­на в Укра­ине, и с тех пор мы ра­бо­та­ем со все­ми сто­ро­на­ми. Так как ос­нов­ной на­шей за­да­чей яв­ля­ет­ся на­ла­жи­ва­ние диа­ло­га, мы вза­и­мо­дей­ство­ва­ли со все­ми, вклю­чая тех, кто кон­тро­ли­ру­ет си­ту­а­цию в До­нец­ке и Лу­ган­ске. Свя­зы­ва­лись со сто­ро­на­ми, объ­яс­ня­ли цель на­шей мис­сии, го­во­ри­ли о том, что ра­бо­та­ем про­зрач­но. Та­кой диа­лог поз­во­лял нам луч­ше по­ни­мать, как лю­ди и сто­ро­ны вос­при­ни­ма­ют на­блю­да­те­лей. Ко­неч­но, рис­ки есть. На­ших на­блю­да­те­лей оста­нав­ли­ва­ют, ино­гда они по­па­да­ют под об­стре­лы, ино­гда про­тив них про­во­дят це­лые ми­тин­ги и де­мон­стра­ции. Мы все это по­ни­ма­ем - по­то­му что лю­ди уже 2,5 го­да на­хо­дят­ся во фруст­ра­ции от это­го кон­флик­та, ко­то­рый ни­как не ути­ха­ет. По­это­му воз­мож­ны слож­но­сти в диа­ло­гах с ни­ми, но мы по­ни­ма­ем их со­сто­я­ние.

Очень ча­сто нас про­сят о предо­став­ле­нии гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи. Мы не гу­ма­ни­тар­ная мис­сия, но на­ши на­блю­де­ния по­мо­га­ют опре­де­лить са­мые го­ря­чие точ­ки, где лю­ди боль­ше все­го нуж­да­ют­ся в по­мо­щи, и пе­ре­дать эту ин­фор­ма­цию со­от­вет­ству­ю­щим ор­га­ни­за­ци­ям.

Так как мы об­ща­ем­ся со все­ми сто­ро­на­ми, ча­сто мы мо­жем спо­соб­ство­вать до­сту­пу в неко­то­рые рай­о­ны для до­став­ки гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи и ре­мон­та объ­ек­тов жиз­не­обес­пе­че­ния. На­при­мер, мо­жем до­го­во­рить­ся со сто­ро­на­ми о ло­каль­ном пре­кра­ще­нии ог­ня, по­ка га­зов­щи­ки чи­нят га­зо­вые объ­ек­ты, или во­до­про­вод­чи­ки вос­ста­нав­ли­ва­ют во­до­про­вод. Это бла­го­твор­но вли­я­ет на жизнь на­се­ле­ния по обе сто­ро­ны ли­нии раз­гра­ни­че­ния. Точ­но так же по­мо­га­ем об­лег­чить до­ступ, что­бы вы­вез­ти те­ла по­гиб­ших и ра­не­ных.

- В са­мом на­ча­ле ра­бо­ты на­шей мис­сии 8 на­ших кол­лег бы­ли взя­ты в за­лож­ни­ки. Это про­изо­шло в рай­о­нах, ко­то­рые пра­ви­тель­ство Укра­и­ны не кон­тро­ли­ру­ет. Каж­дый день на­ши кол­ле­ги под­вер­га­ют­ся угро­зам и рис­ку. Из недав­не­го - несколь­ко дней назад муж­чи­на угро­жал ору­жи­ем на­шим со­труд­ни­кам в рай­оне шах­ты «Ок­тябрь­ская», ко­то­рая на­хо­дит­ся вне пра­ви­тель­ствен­но­го кон­тро­ля. Един­ствен­ный вы­ход здесь - со­блю­де­ние всех мер без­опас­но­сти и обу­че­ние каж­до­го со­труд­ни­ка. Но риск есть все­гда. По­ка на­ши лю­ди все жи­вы и здо­ро­вы - без­опас­ность для нас все­гда бы­ла в при­о­ри­те­те.

НЕ ЗА­БЫ­ВАТЬ О ЛЮДЯХ

- Пред­ста­ви­те­ли от Укра­и­ны, РФ, а так­же гос­по­дин За­хар­чен­ко и гос­по­дин Плот­ниц­кий опре­де­ли­ли ряд мер, ко­то­рые долж­ны быть вы­пол­не­ны для то­го, что­бы ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию. Эти ме­ры вклю­ча­ют в се­бя от­вод тя­же­ло­го во­ору­же­ния, раз­ми­ни­ро­ва­ние в зоне без­опас­но­сти, раз­ве­де­ние сил и средств на опре­де­лен­ных участ­ках. Обя­за­тель­ства бы­ли под­пи­са­ны все­ми сто­ро­на­ми, и я счи­таю, что это имен­но те ме­ры, ко­то­рые необ­хо­ди­мы, что­бы ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию. Для на­ча­ла.

Сто­ро­ны под­пи­са­ли со­гла­ше­ние о раз­ве­де­нии сил и средств на опре­де­лен­ных участ­ках. Неко­то­рые граж­дане на­ча­ли рас­ска­зы­вать о сда­че тер­ри­то­рий. Очень важно по­ни­мать, что это ре­ше­ние яв­ля­ет­ся ме­рой по ста­би­ли­за­ции си­ту­а­ции. Речь не идет об от­ступ­ле­нии или пе­ре­да­че ко­му-ли­бо ка­ких-ли­бо тер­ри­то­рий. Речь идет об от­ве­де­нии во­ен­ных по­зи­ций на боль­шее рас­сто­я­ние друг от дру­га. По­то­му что это при­зыв прекратить бо­е­вые дей­ствия - ведь по­зи­ции на­хо­дят­ся слиш­ком близ­ко друг к дру­гу. Это очень важ­ный факт, ко­то­рый необ­хо­ди­мо по­ни­мать. Это имен­но то, с чем согласились сто­ро­ны.

- Мы пре­крас­но зна­ем и по­ни­ма­ем, что сто­ро­ны мо­гут прекратить бо­е­вые дей­ствия за одну ночь. Укра­ин­цы по обе сто­ро­ны ли­нии со­при­кос­но­ве­ния не раз­де­ле­ны, как в слу­чае с кон­флик­та­ми в дру­гих стра­нах. Я убеж­ден что это дей­стви­тель­но воз­мож­но, и в рам­ках сво­е­го ман­да­та мы де­ла­ем все необ­хо­ди­мое, для то­го что­бы со­дей­ство­вать пре­кра­ще­нию ог­ня. Бы­ло бы же­ла­ние - воз­мож­ность все­гда най­дет­ся. Мы каж­дый день до­ку­мен­ти­ру­ем на­сколь­ко силь­но это же­ла­ние и стрем­ле­ние - как во­ору­жен­ных сил и фор­ми­ро­ва­ний, так и граж­дан­ско­го на­се­ле­ния.

Мы с ва­ми ни­ко­гда не долж­ны за­бы­вать о судь­бах тех мир­ных жи­те­лей, ко­то­рые жи­вут вдоль ли­нии раз­гра­ни­че­ния. Можно го­во­рить с ва­ми о Мин­ске и Па­ри­же, о до­го­во­рен­но­стях, о без­опас­но­сти, но мы за­бы­ва­ем о мест­ных жи­те­лях. Ко­гда мы об­ща­ем­ся с про­сты­ми людь­ми в рай­о­нах, ко­то­рые не кон­тро­ли­ру­ют­ся пра­ви­тель­ством, они все­гда нам го­во­рят о двух ве­щах. Они го­во­рят, что они укра­ин­цы и хо­тят, что­бы вой­на за­кон­чи­лась. Это все­ля­ет на­деж­ду на то, что конфликт мо­жет быть ре­шен.

Ес­ли сей­час по­смот­реть на ре­бен­ка, ко­то­рый ро­дил­ся ле­том 2014 го­да, то это­му ре­бен­ку ско­ро ис­пол­нит­ся 3 го­да, и он за свою ма­лень­кую жизнь не ви­дел ни­че­го, кро­ме кон­флик­та, и не слы­шал о мир­ном небе. В рам­ках на­ших пол­но­мо­чий мы с кол­ле­га­ми сде­ла­ем все, что­бы свое трех­ле­тие этот ма­лыш от­празд­но­вал в нор­маль­ных усло­ви­ях, ко­гда не слыш­ны вы­стре­лы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.