УБОЙНАЯ ЖИВОПИСЬ

По­хож­де­ния Ка­ра­ва­д­жо от­ра­зи­лись в его кар­ти­нах.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ДЖАМАЛА ВЫХОДИТ ЗАМУЖ - Кон­стан­тин КУД­РЯ­ШОВ

445 ЛЕТ НА­ЗАД, 29 СЕН­ТЯБ­РЯ 1571 Г., РО­ДИЛ­СЯ ЗНА­МЕ­НИ­ТЫЙ ХУ­ДОЖ­НИК МИКЕЛАНДЖЕЛО. ТЕ, КТО СКА­ЖЕТ, ЧТО МИКЕЛАНДЖЕЛО К ТО­МУ МО­МЕН­ТУ УЖЕ ЛЕТ СЕМЬ КАК УМЕР, БУ­ДУТ ПРАВЫ. ПРО­СТО НО­ВО­РОЖ­ДЕН­НЫЙ ПРЕДПОЧИТАЛ СВО­Е­МУ ЗВУЧНОМУ ИМЕ­НИ ПРОЗВИЩЕ, ДАННОЕ ПО РОДНОМУ ГО­РО­ДУ - КА­РА­ВА­Д­ЖО.

В Рос­сии на­хо­дит­ся лишь од­но его по­лот­но - «Лют­нист», куп­лен­ное во вре­ме­на Ека­те­ри­ны Ве­ли­кой. А ведь мы мог­ли бы об­ла­дать зна­чи­тель­ной ча­стью его на­сле­дия. Бы­ло вре­мя, ко­гда кар­ти­ны Ка­ра­ва­д­жо про­да­ва­ли по де­шев­ке - они ка­за­лись со­вре­мен­ни­кам слиш­ком гру­бы­ми и вуль­гар­ны­ми: «Эти кар­ти­ны пе­ре­пол­ня­ют тол­пы муж­чин и жен­щин с по­роч­ны­ми и опух­ши­ми от бес­про­буд­но­го пьян­ства ли­ца­ми». Иные «тон­кие це­ни­те­ли» ис­кус­ства пре­зри­тель­но це­ди­ли: «Ка­жет­ся, что он жил в тру­що­бах и ка­ба­ках».

ПРАВ­ДА ЖИЗ­НИ

Из­вест­но утвер­жде­ние: «Био­гра­фия ху­дож­ни­ка - его кар­ти­ны». Мол, во­ро­шить гряз­ное бе­лье лич­ной жиз­ни великих - за­ня­тие гад­кое, на­сла­ждай­тесь луч­ше по­лот­на­ми. Од­на­ко кар­ти­ны Ка­ра­ва­д­жо невоз­мож­но от­де­лить от его же гряз­но­го бе­лья, или, ес­ли угод­но, ху­до­жеств по жиз­ни.

Вот в 1599 г. он по­лу­ча­ет пер­вый круп­ный пуб­лич­ный за­каз - две кар­ти­ны для ка­пел­лы, по­свя­щен­ные еван­ге­ли­сту Мат­фею. И - скандал. Сю­жет при­зва­ния апо­сто­ла по­че­му-то раз­ви­ва­ет­ся... в ка­ба­ке. Ни раз­вер­стых небес, ни ан­ге­лоч­ков - толь­ко про­даж­ный сбор­щик на­ло­гов Мат­фей, грязь и убо­же­ство. А ведь в этом и бы­ла прав­да. Прав­да Еван­ге­лия: «Бо­лее ра­до­сти бу­дет об од­ном греш­ни­ке ка­ю­щем­ся, неже­ли о 99 пра­вед­ни­ках». Изу­чать искусство жи­во­пи­си и искусство фех­то­ва­ния он на­чал прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но - еще под­рост­ком. А посколь­ку вся­кий ху­дож­ник еще и непло­хой ана­том, Ка­ра­ва­д­жо знал, ку­да и как уда­рить на­и­луч­шим спо­со­бом. Пе­ре­ре­зан­ная глот­ка на кар­тине «Юдифь и Оло­ферн», вир­ту­оз­но прон­зен­ная плоть Хри­ста с кар­ти­ны «Уве­ро­ва­ние апо­сто­ла Фо­мы» - все это со­звуч­но с про­то­ко­ла­ми до­про­сов сви­де­те­лей ти­па: «Я ви­дел че­ло­ве­ка с об­на­жен­ным ору­жи­ем в ру­ке - это был кин­жал или охот­ни­чий нож… Ра­не­ный ска­зал, что это не мо­жет быть ни­кто иной, кро­ме Микеланджело да Ка­ра­ва­д­жо».

ОТ­ВЕ­ТИТЬ ГО­ЛО­ВОЙ

Зна­ние ана­то­мии сыг­ра­ет с ним злую шут­ку. 29 мая 1606 г. он смертельно ра­нил Ра­нуч­чо То­мас­со­ни, с ко­то­рым иг­рал в мяч. Пу­стя­ко­вая ссо­ра из-за став­ки в 10 мо­нет пе­ре­рос­ла в по­еди­нок, в хо­де ко­то­ро­го Ка­ра­ва­д­жо тяж­ко оскор­би­ли. То­мас­со­ни съяз­вил: «Эй, ты, я те­бе сей­час по­сши­баю ро­га, ко­то­рые на­ста­ви­ла Ле­на!» Ле­на - прозвище Мад­да­ле­ны Ан­то­ньет­ти, кур­ти­зан­ки, в ко­то­рую был влюб­лен Ка­ра­ва­д­жо. Ху­дож­ник от­ре­а­ги­ро­вал мол­ние­нос­но и же­сто­ко Ка­ра­ва­д­жо в от­вет на­нес удар шпа­гой в са­мый пах, по­ра­зив муж­ское до­сто­ин­ство обид­чи­ка.

Бег­ство. Сна­ча­ла в име­ние дав­ней по­кро­ви­тель­ни­цы мар­ки­зы Кон­стан­цы Ко­лон­на, по­том в Неа­поль, по­том на Маль­ту, ис­кать убе­жи­ща у силь­но­го в те го­ды ры­цар­ско­го ор­де­на иоан­ни­тов. Рим­ский па­па Па­вел V объ­явил Ка­ра­ва­д­жо вне за­ко­на. Но сде­лал ре­мар­ку, ко­то­рая по­да­ри­ла нам це­лый ряд ше­дев­ров. «При­суж­да­ет­ся к смерт­ной каз­ни че­рез от­се­че­ние го­ло­вы». Это и ста­ло глав­ной те­мой его кар­тин в пе­ри­од че­ты­рех­лет­не­го из­гна­ния. «Да­вид с го­ло­вой Го­лиа­фа» - це­лая се­рия. И вез­де в чер­тах от­се­чен­ной обез­об­ра­жен­ной го­ло­вы Го­лиа­фа мож­но узнать ли­цо са­мо­го ху­дож­ни­ка.

Сю­жет ше­дев­ра, ко­то­рым Ка­ра­ва­д­жо дол­жен был рас­пла­тить­ся с маль­тий­ски­ми ры­ца­ря­ми за свое убе­жи­ще, «Усек­но­ве­ние гла­вы Ио­ан­на Кре­сти­те­ля». Единственная под­пи­сан­ная им кар­ти­на. Под­пись по­став­ле­на в кро­ви, вы­те­ка­ю­щей из раз­ру­ба­е­мой шеи свя­то­го.

От­ме­чая окон­ча­ние сво­е­го «Кре­сти­те­ля», ху­дож­ник, став­ший еще и чле­ном ор­де­на, устро­ил пи­руш­ку. Шум­ную. Один из ры­ца­рей при­звал ком­па­нию к ти­шине. Ко­гда его не по­слу­ша­ли, об­дал гу­ляк со­дер­жи­мым ноч­но­го горш­ка. И по­пал в Ка­ра­ва­д­жо. Тот не стер­пел. Итог - из­би­е­ние и не­сколь­ко но­же­вых ра­не­ний. Тюрь­ма ор­де­на - глу­хой ка­мен­ный ме­шок, от­ку­да ни­кто не убе­гал. Но Ка­ра­ва­д­жо это уда­ет­ся. Как - не мо­гут по­нять до сих пор.

Те­перь его смер­ти хо­те­ли слиш­ком мно­гие - на­ем­ные убий­цы не­сколь­ко раз на­па­да­ли на ху­дож­ни­ка. Но он сно­ва и сно­ва вы­кру­чи­вал­ся. Под­ко­си­ло его из­ве­стие о том, что ко­рабль, на ко­то­ром он пе­ре­во­зил свои кар­ти­ны, ушел без него. Рас­стать­ся с де­лом всей жиз­ни он не мог. По­вре­жде­ние в уме. Ма­ля­рия. Смерть в оди­но­че­стве. Клей­мо зло­дея. За­б­ве­ние. О том, что Ка­ра­ва­д­жо - ге­ний, вспом­ни­ли толь­ко че­рез 300 лет по­сле его ги­бе­ли - в 1910 г.

Порт­рет Ка­ра­ва­д­жо, 1608 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.