ЕКА­ТЕ­РИ­НА ГУСЕВА: Я БЫ­ЛА ВЕРТИХВОСТКОЙ

Ека­те­ри­на Гусева о стра­сти и тру­де в се­мей­ной жиз­ни.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га ША­Б­ЛИН­СКАЯ

«МОЙ МУЖ ВОЛОДЯ - КАК ПИГМАЛИОН, Я АБ­СО­ЛЮТ­НО ЕГО ДИТЯ», ГО­ВО­РИТ АК­ТРИ­СА ЕКА­ТЕ­РИ­НА ГУСЕВА.

Ны­неш­ний год мож­но на­звать Го­дом Ан­ны Ка­ре­ни­ной. Ре­жис­се­ры Юрий Гры­мов и Ка­рен Шах­на­за­ров сня­ли филь­мы по од­но­имен­но­му ро­ма­ну Тол­сто­го, а в те­ат­ре од­на из пер­вых пре­мьер осе­ни мю­зикл «Ан­на Ка­ре­ни­на», глав­ную роль в ко­то­ром ис­пол­ни­ла ак­три­са Ека­те­ри­на Гусева.

ПО­ДА­РОК СВЫШЕ

- Ека­те­ри­на, в ав­гу­сте ис­пол­ни­лось 20 лет ва­ше­му бра­ку с биз­не­сме­ном Вла­ди­ми­ром Абаш­ки­ным. Но я не по­ни­маю, как та­кой гра­фик съе­мок и ре­пе­ти­ций сов­ме­стим с се­мей­ной жиз­нью. Ко­гда при­хо­ди­те до­мой устав­шая, су­пруг вам не го­во­рит: «Я, ко­неч­но, рад, что ты звез­да, но ты все вре­мя на ра­бо­те. Мне те­бя не хва­та­ет»?

- Что вы, нет! Володя - как Пигмалион, я аб­со­лют­но его дитя, он ме­ня сде­лал, от­крыл, сфор­ми­ро­вал. Я ста­ла ак­три­сой во мно­гом бла­го­да­ря ему, его ве­ре в ме­ня. В его ру­ках, как бу­тон, рас­пу­сти­лась. По­это­му ни о ка­кой рев­но­сти к про­фес­сии тут не мо­жет быть и ре­чи...

- Но ведь Вла­ди­мир не ре­жис­сер, а вла­де­лец фир­мы по из­го­тов­ле­нию де­ко­ра­ций...

- В ар­мии Володя по­лу­чил про­фес­сию кро­вель­щи­ка, крыл кры­ши в «Лен­ко­ме» и од­на­ж­ды спу­стил­ся свер­ху в цех по про­из­вод­ству де­ко­ра­ций… Стал за­ве­ду­ю­щим по­ста­но­воч­ной ча­стью, на­чал де­лать де­ко­ра­ции для спек­так­лей, кон­цер­тов, тор­же­ствен­ных ме­ро­при­я­тий,

те­ле­ви­де­ния... Володя за­кон­чил Щу­кин­ское учи­ли­ще, учил­ся ре­жис­су­ре на кур­се у Хей­фе­ца. Так что он че­ло­век, близ­кий к те­ат­ру.

- Ско­ро у вас пре­мье­ра - мю­зикл «Ан­на Ка­ре­ни­на» в те­ат­ре «Мос­ков­ская опе­рет­та». Ска­жи­те, чи­сто по-че­ло­ве­че­ски ва­ша ге­ро­и­ня по­нят­на вам? В ва­шей жиз­ни бы­ли си­ту­а­ции, ко­гда так­же «сно­си­ло кры­шу» от стра­сти?

- К сча­стью, да! И я свя­за­ла свою жизнь с лю­би­мым че­ло­ве­ком! Ты бежишь за этим чув­ством сло­мя го­ло­ву, не ви­дя ни­че­го, как ле­до­кол, прешь. По­рой не пом­нишь, ела ты се­год­ня или нет... От­клю­ча­ет­ся го­ло­ва, есть толь­ко фи­зио­ло­гия и ду­ша. И ты в стрем­ле­нии толь­ко ту­да, толь­ко к нему...

Бе­да в том, что к Анне Ка­ре­ни­ной при­шла лю­бовь уже по­сле то­го, как она ста­ла же­ной, ма­те­рью… Страш­но ока­зать­ся в та­ком по­ло­же­нии! Ведь та­кая су­ма­сшед­шая лю­бовь мо­жет каж­до­го кос­нуть­ся, в лю­бом воз­расте...

- Вот мы с ва­ми го­во­ри­ли о стра­сти… А ес­ли го­во­рить о се­мей­ных от­но­ше­ни­ях дли­ной в

жизнь - это по­да­рок свыше или все-та­ки ре­зуль­тат тру­да?

- Это вза­им­ное же­ла­ние сбе­речь, со­хра­нить и, ес­ли удаст­ся, при­умно­жить свое сча­стье, по­да­рен­ное свыше. Это труд­но. Зна­чит, да, это труд... Со вре­ме­нем на кар­тин­ке с пре­крас­ным прин­цем на бе­ло­снеж­ном коне по­яв­ля­ют­ся вдруг ка­кие-то се­рые от­тен­ки, ка­ки­е­то кра­пин­ки… Ты вдруг осо­зна­ешь, что он неиде­а­лен… По­это­му нуж­ны тер­пе­ние, уме­ние про­щать, не цеп­лять­ся к ме­ло­чам...

Мы с се­мьей ча­сто гу­ля­ем в Ека­те­ри­нин­ском пар­ке сто­ли­цы. Я од­на­ж­ды уви­де­ла кар­тин­ку - не удер­жа­лась, сня­ла на те­ле­фон. На ска­мей­ке си­дел де­душ­ка и чи­тал га­зе­ту, а ря­дом, по­ло­жив го­ло­ву ему на ко­ле­ни, свер­нув­шись ка­ла­чи­ком, спа­ла ба­буш­ка. И он дер­жал га­зе­ту так, что­бы солнце его жене в ли­цо не све­ти­ло... пол­на ис­ку­ше­ний, ино­гда мы справ­ля­ем­ся с ни­ми, а ино­гда нет... А мо­жет быть, и не нуж­но?..

Го­во­рят: «Бог - это лю­бовь». Но толь­ко что это зна­чит? Ес­ли женщина влюб­ле­на, это что - от Бо­га ей да­но? А ес­ли от Бо­га, то по­че­му от это­го чув­ства нуж­но от­ка­зать­ся?! Или, мо­жет быть, лю­бовь и стра­сти - это ис­ку­ше­ние, с ко­то­рым про­сто ты не спра­ви­лась?

Из­веч­ный во­прос и веч­ные му­ки, ко­гда ты по­ни­ма­ешь, что у те­бя есть вы­бор, но, ка­кой бы вы­бор ты ни сде­лал, тут же осо­зна­ешь, что сде­лал его невер­но… Я ду­маю, что спек­такль еще боль­ше нас всех из­му­ча­ет нераз­ре­шен­но­стью этих во­про­сов… Ан­на Ка­ре­ни­на женщина, ко­то­рая не за­хо­те­ла и не смог­ла ска­зать се­бе «нет, оста­но­вись». И мы ви­дим, ка­ков итог ее жиз­ни. - Но толь­ко был ли у нее вы­бор?

- Вы­бор есть все­гда. Бук­валь­но вче­ра бы­ла ре­пе­ти­ция сце­ны, где Ан­на узна­ет, что ее муж, Ка­ре­нин, ска­зал ре­бен­ку, что ма­ма умер­ла... Она сре­ди но­чи сло­мя го­ло­ву бе­жит к сы­ну, что­бы опро­верг­нуть эту страш­ную ложь... Но, по­дой­дя к кро­ват­ке, не осме­ли­ва­ет­ся раз­бу­дить маль­чи­ка. Смот­рит на него в по­след­ний раз, по­ет про­щаль­ную ко­лы­бель­ную и ухо­дит к Врон­ско­му. На­все­гда. Там, у ко­лы­бе­ли, она сде­ла­ла свой вы­бор...

Ре­жис­сер мю­зик­ла «Ан­на Ка­ре­ни­на» Али­на Че­вик. Все-та­ки это очень важ­но, что у нас ре­жис­сер женщина. Мо­жет быть, кто­то ска­жет,что жен­ская ре­жис­су­ра - это как женщина за ру­лем или как женщина-ди­ри­жер. Я счи­таю, что у нас бо­лее тон­кая ду­шев­ная ор­га­ни­за­ция, мы ин­ту­и­тив­но мно­гие ве­щи чув­ству­ем. «Ан­на Ка­ре­ни­на» - это жен­ская те­ма. Хо­тя Тол­стой по­тря­са­ю­ще тон­ко чув­ство­вал жен­щи­ну. И ко­неч­но, мне хо­те­лось бы ска­зать про либ­рет­то Юлия Ки­ма. У Ль­ва Ни­ко­ла­е­ви­ча Ан­на от Бо­га от­ка­за­лась. У нас фи­нал чуть иной.

- В ва­шей жиз­ни бы­ли си­ту­а­ции, как у Ка­ре­ни­ной, ко­гда вас бро­сал лю­би­мый мужчина? - К сча­стью, нет. Я бы­ла вертихвосткой… - Вер­ти­хвост­ка - это кто, по­ва­ше­му?

- Ду­маю, что это де­вуш­ка, женщина, ко­то­рая по­ни­ма­ет, нас­коль­ко силь­ным мо­жет быть ее воз­дей­ствие на муж­чи­ну. (Сме­ет­ся.)

Фо­то Иго­ря ХАРИТОНОВА Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва

«Моя Ан­на от Бо­га не от­ка­зы­ва­ет­ся».

Ека­те­ри­на с му­жем Вла­ди­ми­ром Абаш­ки­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.