НАШ ДОН­БАСС

Как жи­вут укра­ин­цы на непод­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Первая страница - Еле­на ГОРДЕЕВА

Как жи­вут укра­ин­цы на непод­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях

ВОТ УЖЕ 2,5 ГО­ДА В ВО­СТОЧ­НОЙ ЕВ­РО­ПЕ СУ­ЩЕ­СТВУ­ЮТ ДВА ТАК НА­ЗЫ­ВА­Е­МЫХ ГО­СУ­ДАР­СТВА НИКЕМ НЕПРИЗНАННЫЕ «ЛНР» И «ДНР». В РОС­СИЙ­СКИХ СМИ РЕПОРТАЖИ ОТ­ТУ­ДА - НЕ РЕД­КОСТЬ, А ВОТ УКРА­ИН­СКИЕ СМИ ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ НЕ ИМЕ­ЮТ ДО­СТУ­ПА НА ТЕР­РИ­ТО­РИЮ СЕ­ПА­РА­ТИ­СТОВ. «АИФ» СМОГ ПО­ОБ­ЩАТЬ­СЯ С ПРО­СТЫ­МИ ЖИ­ТЕ­ЛЯ­МИ НЕПОД­КОН­ТРОЛЬ­НЫХ ТЕР­РИ­ТО­РИЙ.

БЕЖЕНЦЫ ВОЗ­ВРА­ЩА­ЮТ­СЯ

Се­го­дня жи­те­ли то­го Дон­бас­са са­ми се­бя раз­де­ля­ют на две груп­пы: тех, кто пе­ре­жил вой­ну, и тех, кто воз­вра­ща­ет­ся. При­ме­ча­тель­но, что пер­вые несколь­ко свы­со­ка от­но­сят­ся ко вто­рым. А лю­ди по­не­мно­гу та­ки воз­вра­ща­ют­ся, по край­ней ме­ре те, кто вы­ехал в Рос­сию.

В Фе­де­раль­ной ми­гра­ци­он­ной служ­бе Рос­сии со­об­щи­ли, что в день фик­си­ру­ют до 1500 бе­жен­цев с Дон­бас­са, ко­то­рые въез­жа­ют об­рат­но в Укра­и­ну. Ру­ко­во­ди­тель ФМС Рос­сии Кон­стан­тин Ро­мо­да­нов­ский ра­нее за­явил, что во вре­мя ак­тив­ной фа­зы бо­е­вых дей­ствий на Дон­бас­се его ве­дом­ство фик­си­ро­ва­ло до 8 ты­сяч бе­жен­цев в день, на­прав­ляв­ших­ся из Укра­и­ны в Рос­сию.

В Укра­ине по­ка та­ких под­сче­тов нет. По дан­ным Ми­ни­стер­ства соц­по­ли­ти­ки, се­го­дня по всей стране жи­вут бо­лее 1,2 млн вре­мен­ных пе­ре­се­лен­цев с Дон­бас­са. Но лю­ди по­не­мно­гу едут.

«В 2014 го­ду, ко­гда все толь­ко на­чи­на­лось, мы с же­ной со­бра­ли все на­ши сбе­ре­же­ния, бы­то­вую тех­ни­ку, два ав­то­мо­би­ля и про­сто вы­вез­ли все на Пол­тав­щи­ну - там у нас остал­ся ста­рый ба­буш­кин дом, ко­то­рый уже дав­но пу­сто­вал, - рас­ска­зал нам дон­ча­нин Ва­ле­рий. - Я оста­вил там иму­ще­ство, же­ну и дочь, а сам вер­нул­ся в До­нецк - у ме­ня тут ра­бо­та. Да и квар­ти­ру бы­ло жал­ко бро­сать. Сей­час, ко­гда вой­на немно­го утих­ла, же­на и дочь вер­ну­лись до­мой. Иму­ще­ство по­ка оста­ви­ли у род­ствен­ни­ков - все-та­ки си­ту­а­ция по­ка не рас­по­ла­га­ет пе­ре­во­зить все цен­ные ве­щи».

«Мы с су­пру­гом уеха­ли ле­том 2014 го­да в Чер­но­виц­кую об­ласть. Ку­пи­ли в рай­цен­тре од­но­ком­нат­ную квар­ти­ру, го­во­рит Свет­ла­на из До­нец­ка. - Свою «двуш­ку» оста­ви­ли на по­пе­че­ние со­се­дей. Офор­ми­лись там как беженцы, но ра­бо­ту так и не на­шли. Ме­сяц на­зад я узна­ла, что наш ма­га­зин, ко­то­рый пре­кра­тил ра­бо­ту в на­ча­ле вой­ны, опять от­крыл­ся. Мне по­зво­ни­ла ди­рек­три­са, спра­ши­ва­ла, где я, ска­за­ла, что с удо­воль­стви­ем возь­мет на ра­бо­ту. Мы по­ду­ма­ли и ре­ши­ли воз­вра­щать­ся. Про­сто по­то­му, что в рай­цен­тре под Чер­нов­ца­ми мы ни­ко­му не нуж­ны. Неко­то­рые на нас ко­си­лись, за гла­за на­зы­ва­ли се­па­ра­ти­ста­ми, но боль­шин­ство лю­дей все­та­ки хо­ро­шо к нам от­нес­лись. Но на­се­ле­ние бед­ству­ет, ра­бо­ты нет…».

А Ми­ха­ил Ру­сов из го­ро­да Ан­тра­цит Лу­ган­ской об­ла­сти зи­мой 2014 го­да уехал в Рос­сию. Но сра­зу же по­жа­лел. Не­смот­ря на то что рос­сий­ские чи­нов­ни­ки уве­ря­ют, что де­ла­ют все воз­мож­ное для укра­ин­ских бе­жен­цев, на са­мом де­ле это да­ле­ко не так. Нет де­ла до бе­жен­цев и мест­ным жи­те­лям. Од­на­ко муж­чи­на го­во­рит, что его дру­зья, уехав­шие в Укра­и­ну, столк­ну­лись точ­но с та­ки­ми же про­бле­ма­ми.

«Беженцы ни­ко­му не нуж­ны - ни Укра­ине, ни Рос­сии», - уве­рен Ми­ха­ил, ко­то­рый ми­нув­шим ле­том вер­нул­ся до­мой, и сей­час пы­та­ет­ся тор­го­вать на мест­ном рын­ке. - Тя­же­ло, ко­неч­но. И жизнь здесь кар­ди­наль­но от­ли­ча­ет­ся от то­го, к че­му мы при­вык­ли до вой­ны. Я, на­при­мер, несколь­ко раз чуть не по­пал в мест­ную ми­ли­цию. Па­ру раз за на­ру­ше­ние ко­мен­дант­ско­го ча­са и один раз за то, что сни­мал на те­ле­фон ми­ли­ци­о­не­ров - ока­зы­ва­ет­ся, фо­то и ви­део­съем­ка здесь не при­вет­ству­ет­ся», - го­во­рит Ми­ха­ил.

ШАХТЕРЫ НЕ В ПОЧЕТЕ

Вой­на и эко­но­ми­че­ская бло­ка­да не мог­ли не ска­зать­ся на уровне бла­го­со­сто­я­ния на­се­ле­ния и эко­но­ми­ке ре­ги­о­на. Без­ра­бо­ти­ца на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях да­ет о се­бе знать. Ху­же все­го при­шлось сред­не­му клас­су. На долж­ность ме­не­дже­ров, ру­ко­во­ди­те­лей сред­не­го зве­на, ра­бот­ни­ков сфе­ры об­слу­жи­ва­ния, бан­ков­ско­го сек­то­ра кон­кур­сы про­сто огром­ные. Зар­пла­ты, на ко­то­рые мо­гут пре­тен­до­вать в этих сфе­рах, от 2 до 4 тыс. грн.

Ху­же все­го про­стым ра­бот­ни­кам, пред­при­я­тия ко­то­рых за­кры­лись или бы­ли вы­ве­зе­ны. Стра­да­ют и шахтеры го­су­дар­ствен­ных шахт - у них огром­ная за­держ­ка по зар­пла­те. Ино­гда вме­сто де­нег шахтеры при­но­сят до­мой про­дук­то­вые пай­ки. Вы­кру­чи­ва­ют­ся част­ные шах­ты.

«Все по­то­му, что ру­ко­вод­ство част­ных шахт за­ин­те­ре­со­ва­но в при­бы­ли. Они тор­гу­ют уг­лем и с Ах­ме­то­вым, и с Укра­и­ной. И го­то­вы тор­го­вать хоть с чер­том - абы пла­ти­ли», - рас­ска­зал о си­ту­а­ции один из шах­те­ров.

Це­нят­ся учи­те­ля, вра­чи - они мо­гут рас­счи­ты­вать на 2 - 4 тыс. грн. Ну и, есте­ствен­но, «во­ен­ные». Прав­да, зар­пла­та у «ря­до­во­го» здесь со­всем не­боль­шая - око­ло 3 тыс. грн, а «офи­цер» мо­жет рас­счи­ты­вать на 6 тыс. грн. Пла­тит­ся, есте­ствен­но, в руб­лях.

«За­то пла­тят ста­биль­но. Еще по­мо­га­ют про­дук­то­вы­ми пай­ка­ми и одеж­дой», - рас­ска­зы­ва­ет учи­тель­ни­ца из Ена­ки­е­ва Али­на, по­про­сив не на­зы­вать ее фа­ми­лию.

В ма­га­зи­нах при­сут­ству­ют то­ва­ры как укра­ин­ско­го, так и рос­сий­ско­го про­из­вод­ства. Прав­да, по­сле бло­ка­ды то­ва­ров рос­сий­ско­го про­из­вод­ства ста­ло боль­ше. А вот це­ны, по сло­вам мест­ных жи­те­лей, вы­со­кие.

«Про­дук­ты пи­та­ния немно­го до­ро­же, чем в Укра­ине. По­став­щи­ки не скры­ва­ют, что при­хо­дит­ся дол­го до­би­рать­ся, что­бы при­вез­ти то­вар, да еще и за­пла­тить - бе­рут и укра­ин­ские во­ен­ные на блок­по­стах, и мест­ные, и рос­сий­ские по­гра­нич­ни­ки. Уму непо­сти­жи­мо - мы в та­кой страш­ной си­ту­а­ции, а лю­ди на блок­по­стах еще и за­ра­ба­ты­ва­ют на этом…» - жа­лу­ет­ся нам Али­на.

Мно­гие мест­ные жи­те­ли вы­кру­чи­ва­ют­ся как мо­гут. Кто-то ез­дит че­рез гра­ни­цу и ос­но­ва­тель­но за­ку­па­ет­ся, кто­то за­ку­па­ет­ся на тер­ри­то­рии, под­кон­троль­ной Укра­ине, ко­му-то род­ствен­ни­ки ед­ва ли не каж­дую неде­лю шлют по­сыл­ки с про­ви­ан­том. В го­ро­дах так­же мож­но най­ти пунк­ты, где раз­да­ют про­ви­зию пен­си­о­не­рам и ни­щим, что-то ре­а­ли­зу­ют по сни­жен­ным це­нам - в ос­нов­ном пред­ме­ты пер­вой необ­хо­ди­мо­сти и про­дук­ты пи­та­ния.

«Го­во­рят, что про­дук­ты по низ­ким це­нам - из гу­ма­ни­тар­ных кон­во­ев. Моя по­дру­га ра­бо­та­ет в До­нец­ке, в су­пер­мар­ке­те «Лу­кош­ко». Рас­ска­зы­ва­ла, что каж­дый ме­сяц они что-то по­лу­ча­ют для ре­а­ли­за­ции по сни­жен­ным це­нам - кру­пы, сахар, му­ку, мас­ло», - рас­ска­зы­ва­ет Али­на.

Кое-ка­кие то­ва­ры рос­сий­ско­го про­из­во­ди­те­ля мож­но ку­пить и де­шев­ле, чем в Укра­ине.

«Я, на­при­мер, сы­ну курт­ку бра­ла - за 1000 руб­лей. Гру­бо го­во­ря, за 350 гри­вен. Хо­ро­шая курт­ка, зим­няя. В Укра­ине та­кая от 800 гри­вен сто­ит», - по­де­ли­лась жен­щи­на.

РОС­СИ­ЯНЕ ПО­КУ­ПА­ЮТ ЖИ­ЛЬЕ

Юрий из До­нец­ка за­ни­ма­ет­ся из­го­тов­ле­ни­ем су­ве­ни­ров. Рас­ска­зал, что ра­бо­та­ет по­чти круг­ло­су­точ­но.

«Де­лаю по­дел­ки с сим­во­ли­кой «ДНР» - спрос про­сто огром­ный. По­ку­па­ют все - и рос­си­яне, и укра­ин­цы, за­ка­зы­ва­ют по ин­тер­не­ту за ру­беж да­же. Вот сей­час пря­мо при­шел за­каз из Поль­ши - нуж­ны на­стен­ные та­рел­ки-су­ве­ни­ры с сим­во­ли­кой «ДНР» и ге­ор­ги­ев­ски­ми лен­та­ми. Де­лаю, по­то­му что непло­хо пла­тят. Рань­ше удив­лял­ся та­ко­му спро­су. Сей­час мно­гие го­во­рят, что неиз­вест­но, бу­дет ли су­ще­ство­вать «ДНР» - но этот пе­ри­од уни­каль­ный, мно­гие хо­тят за­по­лу­чить та­кой су­ве­нир в свою кол­лек­цию», - рас­ска­зал ма­стер.

Ри­ел­тор Та­тья­на вы­став­ля­ет объ­яв­ле­ния о про­да­же квар­тир в Ин­тер­не­те. Об­ща­ет­ся охот­но и рас­ска­зы­ва­ет о си­ту­а­ции на рын­ке недви­жи­мо­сти.

«Во вре­мя об­стре­лов ры­нок недви­жи­мо­сти фак­ти­че­ски рух­нул. Но лю­ди мас­со­во сры­ва­лись со сво­их до­мов и квар­тир и арен­до­ва­ли в тех рай­о­нах, где не стре­ля­ли. Не­ред­ки бы­ли слу­чаи, ко­гда несколь­ко се­мей всклад­чи­ну сни­ма­ли квар­ти­ры в ты­лу, что­бы вы­вез­ти де­тей и род­ных от об­стре­лов. Сей­час ры­нок все еще ле­жит, по­то­му что не­по­нят­но, что бу­дет даль­ше. Объ­яв­ле­ний о про­да­же мно­го, а вот по­ку­па­те­лей очень ма­ло. Но за­ме­ти­ла тен­ден­цию - все боль­ше рос­си­ян ин­те­ре­су­ют­ся недви­жи­мо­стью на Дон­бас­се».

По сло­вам Та­тья­ны, бук­валь­но на­ка­нуне на­ше­го раз­го­во­ра она по­ка­зы­ва­ла квар­ти­ру од­но­му рос­си­я­ни­ну - он за­ин­те­ре­со­ван здесь ку­пить жи­лье, по­то­му что счи­та­ет, что че­рез два го­да Рос­сия ти­хо при­со­еди­нит Дон­басс и сде­ла­ет здесь что-то на­по­до­бие Гроз­но­го. Ну что я ему ска­жу - мы не зна­ем, что нас даль­ше ждет. Но ес­ли есть кли­ен­ты - грех не про­дать. Тем бо­лее це­ны от­лич­ные. «Од­нуш­ку» в цен­тре До­нец­ка се­го­дня мож­но взять за 15-20 тыс. долл., еще и тор­го­вать­ся мож­но», - рас­ска­за­ла Та­тья­на.

ПО­ЛИ­ТИ­КИ И ТЕ­ЛЕ­ВИ­ДЕ­НИЕ ВИ­НО­ВА­ТЫ

Все жи­те­ли ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий при­зна­ют­ся - боль­ше все­го хо­тят, что­бы за­кон­чи­лась вой­на.

«У нас мно­гие при­зна­ют­ся, что пе­ре­смат­ри­ва­ют свои взгля­ды и на Рос­сию, и на Укра­и­ну. Мно­гие сей­час спра­ши­ва­ют нуж­но ли бы­ло это вос­ста­ние, этот ре­фе­рен­дум? Жи­ли бы се­бе в со­ста­ве Укра­и­ны - вон у них во­ен­ные по­лу­ча­ют в три ра­за боль­ше, чем на­ши, «ми­ни­мал­ку» под­ни­мут ско­ро, суб­си­дии да­ют. Те, кто был за Рос­сию, уже по­ня­ли, что нас пы­та­ют­ся за­пих­нуть на­зад в Укра­и­ну. То­гда за­чем нуж­но бы­ло столь­ко кро­ви? Неко­то­рые мои про­рос­сий­ские зна­ко­мые при­зна­ют­ся, что ста­ло ху­же, но го­во­рят, что, ес­ли вер­нем­ся в Укра­и­ну - бу­дем для всех из­го­я­ми, по­это­му пу­ти на­зад нет», - при­зна­лась ри­ел­тор Та­тья­на.

«Я не по­ни­маю, по­че­му нас до сих пор Рос­сия не за­бра­ла, как Крым? По­че­му тя­нут? Мы в под­ве­шен­ном со­сто­я­нии. Вой­на здесь все уни­что­жи­ла, а те­перь Дон­басс не ну­жен ни Укра­ине, ни Рос­сии. Толь­ко по те­ле­ви­зо­ру по­ка­зы­ва­ют, как нас лю­бят и жа­ле­ют… Зла не хва­та­ет», - го­во­рит Па­вел, пен­си­о­нер из Ро­ве­нек.

«Я са­ма жи­ву в До­нец­ке, ра­бо­таю в боль­ни­це - от­сю­да ни­ку­да не уез­жа­ла, бо­я­лась за квар­ти­ру. Но к ма­те­ри в Ки­ев­скую об­ласть ез­жу по воз­мож­но­сти. За Дон­басс серд­це бо­лит - очень хо­чу, что­бы он остал­ся в Укра­ине, да и я се­бя рус­ской не ощу­щаю. С пер­вых дней этой вой­ны у ме­ня серд­це сжи­ма­ет­ся, ко­гда бо­е­ви­ки на­чи­на­ют бить по укра­ин­ской ар­мии, по на­шим, укра­ин­ским маль­чи­кам, де­тям. Рань­ше моя со­сед­ка ра­до­ва­лась, что, де­скать, укро­пы по­лу­чат свое. А сей­час го­во­рит - как же я мог­ла так нена­ви­деть сво­их же со­граж­дан, укра­ин­цев? Я то­же это­му все­гда по­ра­жа­лась. Это все те­ле­ви­де­ние и по­ли­ти­ки. Раз­ду­ли тут, на­стро­и­ли са­мых обыч­ных лю­дей про­тив сво­их со­граж­дан, со­рва­ли куш и бы­ли та­ко­вы. Толь­ко лю­ди по­не­мно­гу дой­дут до ис­ти­ны, а вот те, чьи сы­но­вья по­гиб­ли, - уже, на­вер­ное, не про­стят», - го­во­рит мед­сест­ра Оль­га Фе­до­ров­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.