ПОДМАСТЕРЬЯ РО­КЕ­РА

Найк Бор­зов о пра­ве на вы­бор и трез­во­сти.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - News - Ва­лен­ти­на ОБЕРЕМКО

«У НАС В СТРАНЕ НЕТ ПОПСЫ - У НАС ЕСТЬ ПОПСЯТИНА», - УВЕ­РЕН РОС­СИЙ­СКИЙ МУ­ЗЫ­КАНТ НАЙК БОР­ЗОВ.

Недав­но ро­кер при­нял пред­ло­же­ние стать на­став­ни­ком для мо­ло­дых ис­пол­ни­те­лей на од­ном из му­зы­каль­ных про­ек­тов.

КРУГОВАЯ ПОРУКА

- Найк, рас­ска­жи­те о но­вом про­ек­те, в ко­то­ром вы бу­де­те од­ним из на­став­ни­ков.

- Этот про­ект на­зы­ва­ет­ся Radio First Song Battle, его де­ла­ет Он­лайн Ра­дио 101.ru и «Пер­вое Му­зы­каль­ное Из­да­тель­ство». Мо­ло­дые ре­бя­та при­сы­ла­ют свои му­зы­каль­ные ра­бо­ты, мы их про­слу­ши­ва­ем и вы­би­ра­ем се­бе уче­ни­ков. Бу­дет 6 эта­пов, 6 по­лу­фи­на­ли­стов, из ко­то­рых вы­бе­рут по­бе­ди­те­ля.

- Но вы же од­но вре­мя нелест­но от­зы­ва­лись о «Фа­б­ри­ке звезд». А ваш про­ект - нечто на нее по­хо­жее.

- Ну, осо­бо­го вы­бо­ра на «Фа­б­ри­ках» у лю­дей не бы­ло. Там был про­дю­сер, ко­то­рый со­зда­вал всю ис­то­рию, дик­то­вал свои усло­вия. А здесь со­бе­рут­ся му­зы­кан­ты, пред­став­ля­ю­щие раз­ные на­прав­ле­ния - от ро­ка до хип-хо­па. Лю­ди, ко­то­рые при­сы­ла­ют свои ра­бо­ты, уже за­ра­нее зна­ют, к ко­му они хо­тят по­пасть. И, я так по­ни­маю, боль­шая часть же­ла­ет ко мне в подмастерья.

- На на­шем ТВ рок-му­зы­ку все боль­ше за­ме­ня­ет по­пса. По­че­му? На рок спро­са нет?

- Это про­сто мо­но­по­ли­за­ция те­ле­ви­де­ния опре­де­лен­ным на­прав­ле­ни­ем - шан­сон, по­пса. Те, кто бли­же к те­ле­ви­зи­он­но­му на­чаль­ству, те и за­ни­ма­ют ме­ста в эфи­ре. Круговая порука.

ДАЕШЬ ПОЗИТИВ!

- Для обы­ва­те­лей рок-му­зы­кан­ты - это та­кие ху­ли­га­ны, лю­бя­щие вы­пив­ку, нар­ко­ти­ки. Вы опро­вер­га­е­те этот сте­рео­тип - не пье­те и да­же, как са­ми при­зна­ва­лись, дав­но не ру­га­е­тесь ма­том…

- От ма­та я не от­ка­зы­вал­ся. Бы­ло вре­мя - он мне на­до­ел, но по­том сно­ва по­нра­вил­ся. Что ка­са­ет­ся об­ра­за жиз­ни, я вам ска­жу: то, что тво­рит­ся в на­шей по­псе или шан­соне, - та­кое зло, с ко­то­рым рок-му­зы­кан­ты ря­дом не сто­я­ли. И это свое де­струк­тив­ное на­ча­ло они несут в мас­сы.

В рок-му­зы­ке боль­ше адек­ват­ных, трез­вых лю­дей, ко­то­рые де­ла­ют свое де­ло с ду­шой. Здесь боль­ше от­кро­вен­но­сти, чест­но­сти, неже­ли в на­прав­ле­ни­ях, ко­то­рые я на­звал, - по­пса, шан­сон. У нас же это да­же не по­пса, а попсятина... А нор­маль­ная, здоровая му­зы­ка, ко­то­рая по­мо­га­ет лю­дям справ­лять­ся с про­бле­ма­ми внеш­не­го ми­ра, вся­че­ски иг­но­ри­ру­ет­ся. По­это­му у лю­дей и скла­ды­ва­ет­ся ощу­ще­ние, что нор­маль­ной рок-му­зы­ки нет. А она есть и ее мно­го!

Мне ка­жет­ся, лю­ди долж­ны иметь воз­мож­ность вы­бо­ра. А у тех же зри­те­лей на­ше­го ТВ в том, что ка­са­ет­ся му­зы­ки, сей­час его нет.

- Вы по­ми­мо рок-му­зы­ки за­ни­ма­лись мно­же­ством ве­щей, у вас есть удо­сто­ве­ре­ние пе­да­го­га по во­ка­лу, вы иг­ра­ли в те­ат­ре Кур­та Ко­бей­на…

- Мне нра­вит­ся раз­ви­вать­ся. Хо­тя мой ди­плом пе­да­го­га по во­ка­лу ле­жал в уни­вер­си­те­те 5 лет. Я по­шел учить­ся, что­бы по­нять, как бы­ва­ет, ко­гда му­зы­ке учат, ко­гда ее пи­шут по схеме, по на­у­ке. Но, ко­гда по­нял схе­му, стал про­пус­кать зна­ния ми­мо ушей, что­бы не ис­пор­тить свой соб­ствен­ный твор­че­ский по­ток.

Иг­рать в те­ат­ре Кур­та Ко­бей­на то­же бы­ло ин­те­рес­но, хо­тя и тех­ни­че­ски слож­но. К при­ме­ру, на­до бы­ло по­сто­ян­но бе­гать по де­ко­ра­ци­ям.

Я пры­гал, как сай­гак, ме­ня под­ни­ма­ли рас­пя­тым на кре­сте, я ви­сел на ка­ких-то те­леж­ках под по­тол­ком... Мы ре­пе­ти­ро­ва­ли око­ло го­да. Я для се­бя ре­шил, что иг­раю да­же не Ко­бей­на, а со­би­ра­тель­ный об­раз му­зы­кан­та, ко­то­рый не до­жил до 28 лет. Че­ло­ве­ка, ко­то­рый не смог при­жить­ся в этом со­вре­мен­ном ми­ре и остал­ся ре­бен­ком до кон­ца. И умер ре­бен­ком.

РОКМУЗЫКА ЕСТЬ! И ЕЕ ДО­ВОЛЬ­НО МНО­ГО!

«В рок-му­зы­ке по-преж­не­му мно­го тех, кто де­ла­ет свое де­ло с ду­шой».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.