ПИ­СА­ТЕЛЬ-БЛО­ГЕР

Кни­ги До­сто­ев­ско­го срав­ни­ва­ли с На­гор­ной про­по­ве­дью.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - МЭРИЛИН МЭНСОН ЛЕТОМ ДАСТ КОНЦЕРТ В КИЕВЕ - Кон­стан­тин КУДРЯШОВ

195 ЛЕТ НА­ЗАД, 11 НО­ЯБ­РЯ 1821 Г., В «КНИ­ГЕ ДЛЯ ЗА­ПИ­СИ КРЕЩЕНЫХ И ОТПЕТЫХ В ЦЕРК­ВИ ПЕТ­РА И ПАВЛА» ПО­ЯВИ­ЛАСЬ ЗА­ПИСЬ: «РО­ДИЛ­СЯ МЛА­ДЕ­НЕЦ В ДО­МЕ БОЛЬ­НИ­ЦЫ БЕД­НЫХ И УБОГИХ, У ШТАБ-ЛЕКАРЯ МИ­ХА­И­ЛА АНДРЕЕВИЧА, СЫН ФЕ­ДОР». К «БЕД­НЫМ И УБОГИМ» ХО­ЧЕТ­СЯ ДО­БА­ВИТЬ «УНИЖЕННЫХ И ОСКОРБЛЕННЫХ». ВЕДЬ ФА­МИ­ЛИЯ НО­ВО­РОЖ­ДЕН­НО­ГО ДОСТОЕВСКИЙ.

«Достоевский дал мне боль­ше, чем лю­бой мыс­ли­тель! Его сле­ду­ет про­сто на­зы­вать уни­ку­мом!» Ав­то­ров у этой фра­зы два. Пер­вая часть при­над­ле­жит Аль­бер­ту Эйн­штей­ну. Вто­рая - Йо­зе­фу Геб­бель­су. Со­вре­мен­ни­ки. Один - ве­ли­кий уче­ный и ве­ли­кий че­ло­век. Он же - жерт­ва трав­ли вто­ро­го, кро­ва­во­го па­ла­ча и лю­до­еда. И оба пре­воз­но­сят рус­ско­го пи­са­те­ля до небес.

«Отец ваш Небес­ный по­ве­ле­ва­ет солн­цу Сво­е­му вос­хо­дить над злыми и доб­ры­ми и по­сы­ла­ет дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных». Цитата из На­гор­ной про­по­ве­ди здесь вполне умест­на. Во-пер­вых, Достоевский сам ча­сто ци­ти­ро­вал Хри­ста. Во-вто­рых, имен­но та­ким бы­ло и оста­ет­ся от­но­ше­ние к «ве­ли­ко­му ис­по­вед­ни­ку рус­ской ду­ши» - недо­сти­жи­мая, нече­ло­ве­че­ская, все­лен­ских мас­шта­бов вы­со­та и глу­би­на.

ИСПОВЕДНИКЛАКОМКА

Увы, ве­ли­чие ду­ха До­сто­ев­ско­го ча­сто пу­та­ют с мрач­но­стью. И по­лу­ча­ет­ся при­выч­ный уже об­раз - ху­дой, нерв­ный че­ло­век, свер­ля­щий, нем­но­го безум­ный взор, се­рая ли­бо бу­рая одеж­да, спи­той чай, ас­ке­ти­че­ская за­кус­ка и клу­бы та­бач­но­го ды­ма, в ко­то­рых на­пря­жен­но ви­та­ет во­прос: «Что же бу­дет с Ро­ди­ной и с на­ми?»

Ис­то­ри­че­ской прав­де здесь со­от­вет­ству­ют раз­ве что клу­бы та­бач­но­го ды­ма. Ку­рил Достоевский дей­стви­тель­но пу­га­ю­ще мно­го, но та­бак пред­по­чи­тал до­ро­гой: «Сде­лай­те мне бо­же­скую ми­лость. Возь­ми­те этот рубль и ку­пи­те по до­ро­ге ко­ро­боч­ку па­пи­рос. Ес­ли мож­но, «Са­ат­чи и Ман­гу­би» ли­бо «Ла­ферм» Обе фир­мы - по­став­щи­ки Дво­ра Его Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ства, при­зе­ры пре­стиж­ных вы­ста­вок в Вене и Па­ри­же.

Неожи­дан­но­стью мо­жет стать и тот факт, что Достоевский ка­те­го­ри­че­ски не при­зна­вал мрач­ной па­лит­ры. Вот как об этом вспо­ми­на­ет его же­на Ан­на: «Не лю­бил се­ро­го цве­та и во­об­ще неопре­де­лен­ных цве­тов. Про мои се­рые пла­тья го­во­рил, что цвет - как за­бо­ры кра­сят, и хо­тел, что­бы я сде­ла­ла се­бе яр­ко-зе­ле­ное. Сам же но­сил цвет­ные ши­ро­кие гал­сту­ки и осо­бен­но лю­бил яр­ко­крас­ный цвет».

И со­всем ми­мо - ас­ке­за в еде. Вот сви­де­тель­ство при­я­те­ля До­сто­ев­ско­го Все­во­ло­да Со­ло­вье­ва:

Про­яв­ля­лось это по-раз­но­му. Же­на его утвер­жда­ла: «Он очень лю­бил рус­скую кух­ню и за­ка­зы­вал для ме­ня то мос­ков­скую со­лян­ку, то рас­сте­гаи…» Сам Достоевский неод­но­крат­но упо­ми­нал в пись­мах «жир­ную раз­вар­ную стер­лядь по-мос­ков­ски», но ино­гда его про­би­ва­ло и на эк­зо­ти­ку: «На обе­де у Лав­ро­ва был за­ме­ча­тель­ный че­ре­па­ший суп-тор­тю». И все его окру­же­ние схо­ди­лось в од­ном - пи­са­тель был боль­шой охот­ник до сла­до­стей: туль­ские пря­ни­ки, па­сти­лу бе­лую, мед непре­мен­но по­ку­пал в по­сту, ки­ев­ское ва­ре­нье, шо­ко­лад, си­ний изюм, ви­но­град, мар­ме­лад и та­к­же же­ле из фрук­тов».

БЕЗ ПЕЧАЛИ И ТЯ­ЖЕ­СТИ

«Я вы­шла от До­сто­ев­ско­го в очень пе­чаль­ном на­стро­е­нии. Он мне не по­нра­вил­ся и оста­вил тя­же­лое впе­чат­ле­ние» - так Ан­на До­сто­ев­ская вс­по­ми­на­ла о пер­вом зна­ком­стве с му­жем. Ее лич­ные пе­ре­жи­ва­ния сто­ле­тие спу­стя мо­гут раз­де­лить те, кто зна­ко­мит­ся с До­сто­ев­ским-пи­са­те­лем. Пе­чаль­но и тяжело. Впро­чем, так бы­ло все­гда. Ро­ма­ны До­сто­ев­ско­го - ве­щи на вы­рост. Как для че­ло­ве­ка, так и для об­ще­ства. Осо­зна­ние их ве­ли­чия при­хо­дит по­том.

А сна­ча­ла - все как в XIX в., ко­гда До­сто­ев­ско­го счи­та­ли неваж­ным пи­са­те­лем и оце­ни­ва­ли его ра­бо­ту со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом. Ска­жем, в жур­на­ле «Оте­че­ствен­ные за­пис­ки» Тол­сто­му и Тур­ге­не­ву пла­ти­ли по 400 руб. за лист. До­сто­ев­ско­му же - вчет­ве­ро мень­ше. По воз­дей­ствию на умы и серд­ца Ро­ди­он Рас­коль­ни­ков или Не­точ­ка Не­зва­но­ва яв­но про­иг­ры­ва­ли то­гда ка­ким-ни­будь Во­ро­ти­ли­ным и Ку­чи­ным - ге­ро­ям про­из­ве­де­ний вто­ро­сте­пен­но­го пи­са­те­ля Пет­ра Бо­бо­ры­ки­на.

Но в 1873 г. был взят ре­ванш за все и сра­зу. В жур­на­ле «Граж­да­нин» До­сто­ев­ско­му предо­ста­ви­ли ав­тор­скую руб­ри­ку, ко­то­рую он на­звал «Днев­ник пи­са­те­ля». Че­рез 3 го­да она пре­вра­ти­лась в пуб­ли­ци­сти­че­ско­го ги­ган­та - еже­ме­сяч­ное из­да­ние с ти­ра­жом от 6 до 8 тыс. эк­зем­пля­ров. По тем вре­ме­нам - все рав­но что несколь­ко мил­ли­о­нов сей­час. Ав­то­ром, ре­дак­то­ром и во­об­ще пол­ным хо­зя­и­ном был сам Достоевский: «Об чем го­во­рить? Обо всем, что по­ра­зит ме­ня или за­ста­вит за­ду­мать­ся». Здесь он опе­ре­дил свое вре­мя как ми­ни­мум на пол­то­рас­та лет. По боль­шо­му сче­ту, «Днев­ник пи­са­те­ля» боль­ше все­го на­по­ми­на­ет со­вре­мен­ный ин­тер­нет-блог с небы­ва­лой об­рат­ной свя­зью по ко­ли­че­ству по­лу­ча­е­мых пи­сем ре­корд До­сто­ев­ско­го пе­ре­кро­ет толь­ко Тол­стой, да и то уже в XX в.

По­то­му что «по­ра­зить и за­ста­вить за­ду­мать­ся» Достоевский умел, как ни­кто дру­гой. Соб­ствен­но, это и был «дру­гой» Достоевский - лег­кий, ис­кро­мет­ный, стиль­ный, яз­ви­тель­ный. Охват тем ши­ро­чай­ший.

Ему уда­лось увлечь со­бой всю чи­та­ю­щую им­пе­рию. На­столь­ко, что да­же «тя­же­лые и пе­чаль­ные» ро­ма­ны его вне­зап­но от­кры­ли за­но­во и по­ра­зи­лись их вы­со­те и глу­бине. На­хо­ди­лись, впро­чем, и ху­ли­те­ли. Веч­ный со­пер­ник До­сто­ев­ско­го Лев Тол­стой неза­дол­го до смер­ти: «Чи­тал «Бра­тьев Ка­ра­ма­зо­вых»… Очень пло­хо». Дру­гое де­ло, что че­рез па­ру дней Тол­стой ли­стал еще од­но­го ав­то­ра: «Ну что Хри­стос, что На­гор­ная про­по­ведь? Лиш­не­го мно­го. Тяжело чи­тать. На­пи­са­но ху­же До­сто­ев­ско­го». До­ро­гое при­зна­ние да и ком­па­ния непло­хая. А глав­ное - то­же для все­го че­ло­ве­че­ства и на все вре­ме­на.

«Он был боль­шой Ин­тер­нет-бло­гер из XIX ве­ка?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.