ИЗЛУЧАВШИЙ СВЕТ

2 но­яб­ря не ста­ло «Сол­неч­но­го кло­у­на» Оле­га По­по­ва.

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - НА ПОЛТАВЩИНЕ ОГРАБИЛИ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК ГОГОЛЯ - На­дя КНУДСЕН Ма­ри­на МУРЗИНА

«ГДЕ ЦИРК, ТАМ И РО­ДИ­НА», ГО­ВО­РИЛ АР­ТИСТ.

Го­во­рят, кло­ун - не про­фес­сия, а ди­а­гноз. Но для Оле­га По­по­ва быть кло­уном (или, как го­во­ри­ли в ста­ри­ну, ко­вер­ным) ста­ло смыс­лом жиз­ни. «Где цирк, там и ро­ди­на» - это его сло­ва.

КО­РОЛЬ СМЕ­ХА

Кло­уном он был яр­ким, смеш­ным, ве­се­лым. «Сол­неч­ным», как его окре­сти­ли. Не «бе­лым», не «ры­жим» - как гла­си­ла ста­рин­ная клас­си­фи­ка­ция кло­ун­ских ма­сок, а ве­ли­ким «Зо­ло­тым кло­уном», ко­ро­лем сме­ха. Он де­бю­ти­ро­вал в 1951-м в Са­ра­то­ве, а уже че­рез 6 лет, в 1957 г., по­лу­чил две золотые ме­да­ли на меж­ду­на­род­ном фе­сти­ва­ле в Вар­ша­ве. По­по­ва при­зна­ет ве­ли­ким сам Чар­ли Ча­п­лин, ку­мир его дет­ства. Его бу­дут при­ни­мать ко­ро­но­ван­ные осо­бы, а в Гер­ма­нии и Бель­гии еще при его жиз­ни в его честь на­зо­вут ули­цы.

По­по­ва - слу­чай до­ста­точ­но ред­кий! - це­ни­ли и на ро­дине. В 40 лет да­ли зва­ние на­род­но­го ар­ти­ста, ча­ще дру­гих от­прав­ля­ли в за­гра­нич­ные га­стро­ли (спрос на По­по­ва был огро­мен). При­том что в КПСС Олег Кон­стан­ти­но­вич всту­пать от­ка­зал­ся. «Кло­ун-ком­му­нист - это смеш­но!» - объ­яс­нял он. Его имя ста­ло свое­об­раз­ным зна­ком ка­че­ства. «Олег По­пов? Зна­чит, точ­но смеш­но!» Сме­шить лю­дей, по­лу­чая от них в

- По­ни­ма­ешь, но­сталь­гия она гры­зет то­гда, ко­гда че­ло­ве­ку де­лать нече­го. А у ме­ня есть цирк. Это вся моя жизнь!

- (Сме­ет­ся.) А черт его зна­ет, сам не раз­бе­ру. Но уют­ный, мне нра­вит­ся. У ме­ня там есть свой уго­лок, где ико­ны. И ста­рый цир­ко­вой рек­ви­зит и кни­ги. Со­би­раю еще рус­ские филь­мы. А та­к­же филь­мы Чар­ли Ча­п­ли­на, у ме­ня их до­воль­но мно­го. от­вет ап­ло­дис­мен­ты и по­ни­ма­ние, - это бы­ло глав­ным де­лом его жиз­ни. Его и в по­след­ний путь про­во­ди­ли ова­ци­ей - как по тра­ди­ции про­во­жа­ют ве­ли­ких ар­ти­стов.

Его ре­ше­но по­хо­ро­нить в Гер­ма­нии, где ар­тист жил и ак­тив­но вы­сту­пал 24 го­да. Но граж­дан­ства немец­ко­го так и не при­нял. И язы­ка немец­ко­го не вы­учил. Го­во­рил: «Я - рус­ский че­ло­век!»

«Я ЖДУ ЗРИ­ТЕ­ЛЕЙ»

В Ев­ро­пе он вы­сту­пал в цир­ках-ша­пи­то под псев­до­ни­мом «Счаст­ли­вый Ганс». У ко­го-то этот факт мо­жет вы­звать усмеш­ку - звез­да кло­у­на­ды, чьи ре­при­зы во­шли в зо­ло­той фонд ми­ро­во­го цир­ко­во­го ис­кус­ства, а вы­хо­дит на ма­неж в пе­ре­движ­ных шат­рах. А он, мо­жет, и та­ил в ду­ше оби­ду на стра­ну, ко­то­рой сво­и­ми га­стро­ля­ми при­нес ты­ся­чи зо­ло­то­ва­лют­ных руб­лей и ко­то­рая, рух­нув, оста­ви­ла его ни с чем (все его на­гра­ды, вклю­чая ор­де­на Тру­до­во­го Крас­но­го зна­ме­ни, ор­ден Ле­ни­на, по­сле пе­ре­строй­ки це­ни­лись раз­ве что на чер­ном рын­ке). Но про­дол­жал за­ни­мать­ся лю­би­мым де­лом. До по­след­них дней жиз­ни оста­вал­ся в пре­крас­ной фи­зи­че­ской фор­ме - под­тя­ну­тый, жи­ли­стый, лег­кий. Гля­дя на него, да­же пред­ста­вить невоз­мож­но, что в дет­стве его драз­ни­ли «жир­ным». Сам он пла­ни­ро­вал слу­жить в цир­ке до 80 лет. А вы­шло - на 6 лет доль­ше. «Я не жду смер­ти - я жду зри­те­лей» - так, по сло­вам его до­че­ри Оль­ги, ча­сто го­во­рил ве­ли­кий кло­ун. В Гер­ма­нии он жил в неболь­шом го­род­ке Эг­лоф­штайн, не­да­ле­ко от Нюрн­бер­га, со вто­рой су­пру­гой - Га­б­ри­э­лой, ко­то­рая бы­ла по­чти на 30 лет мо­ло­же ар­ти­ста (пер­вая же­на, Алек­сандра, с ко­то­рой Олег Кон­стан­ти­но­вич про­жил 40 лет, умер­ла от ра­ка). А в Рос­сию впер­вые по­сле дли­тель­но­го пе­ре­ры­ва вновь при­е­хал в 2015-м. Есть по­ра­зи­тель­ные до­ку­мен­таль­ные ка­д­ры: на них

- Кеп­ку на­шел слу­чай­но. Сни­мал­ся я на «Мос­филь­ме» го­ду в 1961-м, ка­жет­ся, и, ко­па­ясь в рек­ви­зи­те, на­ткнул­ся на нее, при­ме­рил. С тех пор я в кеп­ке. - Гла­за­ми хло­паю, вот и вся моя за­ряд­ка!

- Ну ко­неч­но. Нель­зя се­бя тра­вить. Сла­ва бо­гу, что я хо­дил по про­во­ло­ке в свое вре­мя, сра­зу по­сле окон­ча­ния цир­ко­вой шко­лы. По­это­му пить не при­учил­ся. И не ку­рю! Я в юно­сти сле­са­рем ра­бо­тал. Все хо­ди­ли ча­сто на «Сол­неч­ный кло­ун», уже за­гри­ми­ро­ван­ный для вы­ступ­ле­ния,

пе­ре­кур, а я один - в це­ху. И ду­маю: что ж я тут один-то си­жу? До­стал га­вай­скую си­га­ру, чтоб уди­вить всех. При­шел в ку­рил­ку, а там ту­ман, как в пар­ной. Ни хре­на не вид­но, кто где си­дит. За­ку­рил я свою си­га­ру, за­тя­нул­ся три ра­за, а ею, ока­зы­ва­ет­ся, нель­зя за­тя­ги­вать­ся. И упал в об­мо­рок. Очу­тил­ся в боль­ни­це. Для ме­ня это бы­ла по­след­няя си­га­ра-па­пи­ро­са.

- Да. Рань­ше вста­вал, не смот­рел в ок­но, все­гда за­нят: ре­пе­ти­ции, пред­став­ле­ния. А те­перь жи­ву для се­бя. Хо­ро­шо это, но хо­те­лось бы, чтоб чуть рань­ше, ко­гда мо­ло­же был. По­ни­ма­ешь, я всю жизнь был ко­му-то обя­зан: то Гос­цир­ку, то се­мье. А сей­час я ни­ко­му ни­че­го не дол­жен. Я - сво­бо­ден. И я - счаст­лив! в сво­ей зна­ме­ни­той кеп­ке, пла­чет как ре­бе­нок: «Я очень рад, что вновь стою на рус­ской зем­ле». Он был ис­кренне изум­лен, что его до сих пор здесь пом­нят и лю­бят, а к ста­рым зри­те­лям при­ба­ви­лись но­вые: «Мне ка­за­лось, цирк во­об­ще стал нем­но­го за­бы­вать­ся по­всю­ду. Вот я и ду­мал: все, на­до заканчивать вы­сту­пать. Но по­сле та­ко­го при­е­ма ре­шил свой срок про­длить».

АЗБУКА МАНЕЖА

Об­лас­кан­ный лю­бо­вью зри­те­лей, на­гра­да­ми, вни­ма­ни­ем силь­ных ми­ра се­го, он ка­зал­ся ве­зун­чи­ком по жиз­ни. На са­мом же де­ле Олег Кон­стан­ти­но­вич ра­но остал­ся без от­ца (тот был аре­сто­ван). Мать сно­ва вы­шла за­муж. А сы­на устро­и­ла уче­ни­ком сле­са­ря на по­ли­гра­фи­че­ский ком­би­нат «Прав­да» (се­мья уже пе­ре­еха­ла в сто­ли­цу). Па­ре­нек па­рал­лель­но с ра­бо­той по­шел в кру­жок ак­ро­ба­ти­ки при Двор­це спор­та. Там по­зна­ко­мил­ся с ре­бя­та­ми из цир­ко­во­го учи­ли­ща. Тай­ком от ма­те­ри по­сту­пил ту­да, по­лу­чил ди­плом «экс­цен­трик на сво­бод­ной про­во­ло­ке» (од­ну из зо­ло­тых ме­да­лей, кста­ти, он по­лу­чил имен­но за та­кой но­мер). Он во­об­ще умел мно­гое - жон­гли­ро­вать, вы­пол­нять слож­ные ак­ро­ба­ти­че­ские трю­ки. И спра­вед­ли­во этим гор­дил­ся - «аз­бу­ку манежа» он знал. Но на прось­бу рас­ска­зать, по­че­му в ка­че­стве де­ла всей жиз­ни вы­брал цирк, от­шу­чи­вал­ся: мол, в цир­ко­вом учи­ли­ще сту­ден­там хле­ба да­ва­ли 650 г, а на про­из­вод­стве - на 100 г мень­ше. Он, за­ме­чу, и в кло­у­ны «пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вал­ся» слу­чай­но: в са­ра­тов­ском цир­ке, где слу­жил По­пов, нуж­но бы­ло сроч­но за­ме­нить сло­мав­ше­го реб­ро кон­фе­ран­сье. Олег Кон­стан­ти­но­вич и за­ме­нил. В этой ро­ли его за­ме­тил дру­гой вы­да­ю­щий­ся кло­ун - Ка­ран­даш (Ми­ха­ил Ру­мян­цев). С ним По­пов и на­чал ра­бо­тать - Ка­ран­даш позвал его в Моск­ву, в свой кол­лек­тив. Сле­сар­ное же мастерство кло­уну при­го­ди­лось: рек­ви­зит для сво­их но­ме­ров По­пов ма­сте­рил сам. Од­на­жды для од­ной из ре­приз со­брал осли­ка (на за­во­де этот за­каз ис­пол­ня­ли чуть ли не всем це­хом, ста­ра­лись, что­бы вы­шел как на­сто­я­щий - не урод­ца же ка­ко­го та­ко­му кло­уну от­да­вать. А ему был ну­жен имен­но та­кой - чуть урод­ли­вый, гро­теск­ный). Воз­мож­но, он и сле­са­рем стал бы неор­ди­нар­ным.

...Один из дней его рож­де­ния при­шел­ся на га­стро­ли. И 20-ты­сяч­ный ста­ди­он в Чи­ли стоя при­вет­ство­вал его, кло­у­на-ко­вер­но­го, за­да­чей ко­то­ро­го бы­ло, как пра­ви­ло, за­пол­нять па­у­зы меж­ду но­ме­ра­ми. А он сво­им та­лан­том за­пол­нил мир. Как ска­зал по­сле смер­ти По­по­ва Эд­гард За­паш­ный, «нет се­год­ня сре­ди цир­ко­вых ни од­но­го че­ло­ве­ка мас­шта­ба Оле­га По­по­ва». А ведь он, при ми­ро­вой сво­ей сла­ве, не на­жил ни­ка­ко­го добра - ни двор­цов, ни яхт. Од­на­жды, ко­гда уже жил в Гер­ма­нии, кто-то из по­клон­ни­ков при­слал ар­ти­сту чек на 50 тыс. ма­рок. По­пов от­ка­зал­ся: «В СССР я для го­су­дар­ства за­ра­ба­ты­вал зо­ло­то...» А еще он го­во­рил: «Каж­дый че­ло­век на этой зем­ле дол­жен оста­вить чи­стые сле­ды - ведь ему по ним воз­вра­щать­ся». По­сле него оста­нут­ся не толь­ко сле­ды - об­раз: чи­стый и яр­кий. Че­ло­ве­ка, ко­то­рый но­сил в авось­ке солн­це. И да­рил его лю­дям. Он учил нас сме­ять­ся - сме­ять­ся по-доб­ро­му, так, как сме­ют­ся де­ти... А лю­бой ар­тист зна­ет - за­ста­вить зри­те­ля сме­ять­ся го­раз­до труд­нее, чем за­ста­вить пла­кать.

Го­во­рят, бы­ла у По­по­ва лю­би­мая прит­ча. При­шла смерть за ар­ти­стом цирка. Сту­чит в дверь. А со­се­ди от­ве­ча­ют: «Нет его, на га­стро­ли уехал». «Лад­но, - го­во­рит смерть, - то­гда за­бе­ру дру­го­го». Про­хо­дит год, опять сту­чит­ся смерть с ко­сой к цир­ка­чу. И опять: «Нет его, на га­стро­лях». Так и ушла ни с чем. В этот раз смерть за­бра­ла свое...

Фо­то Ва­лен­ти­на ЧЕРЕДИНЦЕВА/ТАСС

Оле­га По­по­ва зна­ли и лю­би­ли зри­те­ли все­го ми­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.