ШАЙТАН В ПА­РИ­ЖЕ

По­че­му Фран­ция не то­ро­пит­ся ре­шать про­бле­му ми­гран­тов

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Первая страница - Геор­гий ЗОТОВ, Па­риж (Фран­ция)

ОБО­ЗРЕ­ВА­ТЕЛЬ «АИФ» ПО­БЫ­ВАЛ В АРАБСКИХ ПРИ­ГО­РО­ДАХ ПА­РИ­ЖА И УБЕДИЛСЯ - СИ­ТУ­А­ЦИЯ С МУСУЛЬМАНАМИ В СТРАНЕ СТРЕ­МИ­ТЕЛЬ­НО УХУДШАЕТСЯ.

Полицейский Пьер Ка­мин­ски

(его поль­ские пред­ки пе­ре­бра­лись во Фран­цию еще при На­по­леоне) да­же днем по­се­ща­ет квар­тал Ша­то-Руж с пре­дель­ной осто­рож­но­стью. «Са­мое луч­шее, что мо­жет слу­чить­ся, - по­пы­та­ют­ся за­вла­деть ору­жи­ем, - объ­яс­ня­ет он. - В по­след­нее вре­мя ста­ра­ют­ся про­сто убить. На­па­ли с мо­лот­ком на пат­руль у со­бо­ра Па­риж­ской Бо­го­ма­те­ри, за­стре­ли­ли офи­це­ра у Три­ум­фаль­ной ар­ки, со­вер­ши­ли на­езд на ма­шине на груп­пу во­ен­ных - и все это за несколь­ко ме­ся­цев». Ша­то-Руж пред­став­ля­ет со­бой сплош­ной ры­нок про­да­ют фрук­ты, ово­щи, пол­но арабских мяс­ных ла­вок. Тро­туа­ры за­пле­ва­ны и усы­па­ны му­со­ром. Полицейский в фор­ме встре­ча­ет злоб­ные взгля­ды со всех сто­рон. «Эй, при­ду­рок, при­це­пи се­бе хвост от пе­ту­ха!» кри­чит па­рень-араб, стоя у ма­га­зи­на «Кар­фур». Пьер по­жи­ма­ет пле­ча­ми: «Нам при­ка­за­но не под­да­вать­ся на про­во­ка­ции. Тут 90% им­ми­гран­тов, ес­ли я по­пы­та­юсь ко­го-то аре­сто­вать - бро­сят­ся отбивать сво­их, не раз­би­ра­ясь, в чем де­ло».

«НЕ ТОРГУЙ СВИНИНОЙ!»

Им­ми­гран­ты по боль­шей ча­сти со­сре­до­то­че­ны на се­ве­ре Па­ри­жа, а так­же в при­го­ро­дах Сен-Де­ни и Кли­ши-су-Буа. В араб­ские гет­то эти ме­ста пре­вра­ти­лись еще в 90-х, став фак­ти­че­ски от­дель­ны­ми го­су­дар­ства­ми, со сво­и­ми за­ко­на­ми и обы­ча­я­ми. Ограб­ле­ния обы­ден­ность, из­на­си­ло­ва­ния - не ред­кость, да и нар­ко­ти­ки ку­пить не про­бле­ма. Ве­че­ром на буль­ва­ре Бар­бес на каж­дом ша­гу (это не пре­уве­ли­че­ние) де­ли­кат­но пред­ла­га­ют: «Ко­ка­ин? Ге­ро­ин? Не бой­тесь, здесь нет по­ли­ции». Тут же тор­гу­ют кра­де­ны­ми смарт­фо­на­ми: «Но­вень­кий, де­ше­во от­дам. Толь­ко се­го­дня у ту­ри­ста воз­ле Лув­ра «под­ре­зал». Мяс­ник на улич­ном рын­ке в Сен-Де­ни (ро­дом из Сер­бии) при­зна­ет­ся - он не рис­ку­ет про­да­вать здесь сви­ни­ну: «Од­на­жды опро­ки­ну­ли при­ла­вок, дру­гой раз при­шли три че­ло­ве­ка и угро­жа­ли но­жа­ми. Та­кое слу­ча­ет­ся не толь­ко в Па­ри­же. В го­ро­де Ним ис­ла­ми­сты по­тре­бо­ва­ли убрать с при­лав­ков «по­га­ную» вет­чи­ну и да­же лет­нюю одеж­ду - «об­на­же­ние те­ла оскорб­ля­ет лю­дей». Я сам боль­ше не по­ни­маю, где жи­ву - во Фран­ции или в Аф­ри­ке?» Ко­рен­ные па­ри­жане, когда за­го­ва­ри­ва­ешь про им­ми­грант­ские рай­о­ны, сра­зу мор­щат­ся: «Мы ту­да не хо­дим. Зачем пор­тить се­бе на­стро­е­ние?»

- В от­ли­чие от осталь­ной Ев­ро­пы фран­цуз­ское пра­ви­тель­ство ни­ко­гда не под­дер­жи­ва­ло си­сте­му муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма, - рас­ска­зы­ва­ет ис­сле­до­ва­тель ис­ла­ма, ис­то­рик Мо­хам­мед аль-Бу­ме­дьен (его ро­ди­те­ли эми­гри­ро­ва­ли из Ал­жи­ра еще

в 50-х). - Тут все­гда го­во­ри­ли: будь­те фран­цу­за­ми, при­ми­те фран­цуз­скую куль­ту­ру. Это пра­виль­но. Од­на­ко глав­ная ошиб­ка - со­зда­ние эт­ни­че­ских гет­то. Во Фран­ции 11 млн пе­ре­се­лен­цев из быв­ших ко­ло­ний Се­вер­ной Аф­ри­ки и Ближ­не­го Во­сто­ка. Они ва­рят­ся в сво­ем со­ку, об­ща­ют­ся ис­клю­чи­тель­но друг с дру­гом и крайне недо­воль­ны сво­ей жиз­нью.

По­чти все ис­ла­ми­сты, со­вер­шив­шие тер­ак­ты во Фран­ции, ро­ди­лись имен­но здесь. К со­жа­ле­нию, ме­ры при­ни­мать позд­но. За­пре­щать но­сить чад­ру, что­бы араб­ские жен­щи­ны не хо­ди­ли по Па­ри­жу с за­кры­тым ли­цом, сле­до­ва­ло 30 лет на­зад. Сей­час та­кое ре­ше­ние вы­зы­ва­ет бе­шен­ство: «Они раз­де­ва­ют на­ших де­ву­шек!» На­род ты­ся­ча­ми идет на ули­цы, де­рет­ся с по­ли­ци­ей: «По­че­му фран­цу­зы не да­ют нам жить, как мы хо­тим?» Я не ви­жу вы­хо­да. Вос­пи­та­ние в гет­то за­став­ля­ет мо­ло­дых ара­бов го­ря­чо нена­ви­деть стра­ну, ку­да их ро­ди­те­ли уеха­ли за луч­шей до­лей.

«ДЖИХАДВЕЧЕРИНКИ»

С те­ми, кто еще не стал граж­да­на­ми, де­ла еще ху­же. В ла­ге­рях для бе­жен­цев во Фран­ции ча­сто вспы­хи­ва­ют бес­по­ряд­ки, как не­дав­но на окра­ине пор­то­во­го го­ро­да Ка­ле. Пе­ре­се­лен­цы устра­и­ва­ют бун­ты про­тив пло­хо­го пи­та­ния, усло­вий со­дер­жа­ния и про­ве­рок до­ку­мен­тов. Внут­ри ла­ге­рей сфор­ми­ро­ва­лись «джунгли» па­ла­точ­ных го­род­ков, где жи­вут тысячи лю­дей: есть па­лат­ки«ма­га­зи­ны» с чип­са­ми и га­зи­ров­кой, па­лат­ки-«ре­сто­ра­ны» с шаш­лы­ка­ми и… па­лат­ки пуб­лич­ные до­ма с де­ше­вы­ми про­сти­тут­ка­ми из Ка­ле: ведь 70% им­ми­гран­тов - муж­чи­ны. Жи­тель Да­мас­ка Муста­фа рас­ска­зы­ва­ет: он про­жил в Ка­ле пол­го­да, пы­та­ясь пе­ре­брать­ся в Бри­та­нию, но по­сле вер­нул­ся в Па­риж. Сей­час вме­сте с же­ной клян­чит у про­хо­жих день­ги, рас­сте­лив оде­я­ло на ас­фаль­те аве­ню Опе­ра, дер­жа в ру­ках таб­лич­ку «Бе­жен­цы из Си­рии». В па­риж­ском мет­ро и то­го ве­се­лее - ни­щие на каж­дом уг­лу. Го­во­рят, да­же ру­мын­ские цы­гане ак­тив­но ра­бо­та­ют под си­рий­цев, вы­пра­ши­вая ми­ло­сты­ню, - так это по­пу­ляр­но. Спра­ши­ваю по­ли­цей­ско­го, по­че­му по­доб­ных лю­дей пус­ка­ют в мет­ро. «У нас нет ука­за­ний их аре­сто­вы­вать». - «Вот па­ра си­дит и со­би­ра­ет по­жерт­во­ва­ния со здо­ро­вен­ным че­мо­да­ном. В нем лег­ко про­не­сти бом­бу». «Мсье, я с ва­ми со­гла­сен. Увы, мы дей­ству­ем в рам­ках на­ших пол­но­мо­чий». Это еще цве­точ­ки. Са­мое опас­ное: по­сле се­рии неудач «Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства» в Си­рии и Ира­ке во Фран­цию по­не­мно­гу воз­вра­ща­ют­ся бо­е­ви­ки-«доб­ро­воль­цы», в свое вре­мя уехав­шие на джи­хад. В арабских квар­та­лах они ре­аль­ные зна­ме­ни­то­сти: устра­и­ва­ют ве­че­рин­ки, где убий­цы ИГ рас­ска­зы­ва­ют о бо­е­вых по­дви­гах, на­при­мер, как ре­за­ли плен­ных пра­ви­тель­ствен­ных сол­дат. Фак­ти­че­ски это про­па­ган­да, но вла­сти про­бле­му иг­но­ри­ру­ют.

«ПО­ЧЕ­МУ НЕ СА­ЖА­ЮТ УБИЙЦ?»

- Я, чест­но го­во­ря, не по­ни­маю про­ис­хо­дя­ще­го! - воз­му­ща­ет­ся ак­ти­вист пар­тии «На­ци­о­наль­ный фронт» 54-лет­ний Фран­с­уа

Ме­рай. - Ес­ли че­ло­век уехал во­е­вать на сто­роне террористов, он же сам тер­ро­рист, я не оши­ба­юсь? А тут по­лу­ча­ет­ся: от­был в го­сти к дья­во­лу, по­пил там вдо­воль кро­ви и вер­нул­ся об­рат­но - го­су­дар­ство ни­че­го те­бе не сде­ла­ет. По­ли­ция утвер­жда­ет: она сле­дит за бо­е­ви­ка­ми, хо­тя тол­ку от это­го ноль. Убийц нуж­но са­жать в тюрь­му, а не изу­чать их по­ве­де­ние. На мо­ей ули­це жи­вут ма­рок­ка­нец и ал­жи­рец: они не скры­ва­ют, что не­дав­но по­бы­ва­ли в Си­рии. Я не удив­лен, что тер­ак­ты во Фран­ции ста­ли нор­мой. Го­да­ми пра­ви­тель­ство смот­ре­ло сквозь паль­цы на «джи­хад-ту­ризм» в Си­рию, и вот вам ре­зуль­тат.

Ве­че­ра­ми на сте­нах в СенДе­ни и Кли­ши-су-Буа уже по­яв­ля­ют­ся граф­фи­ти с фла­га­ми «Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства». В 2005 г. им­ми­грант­ские рай­о­ны Фран­ции от­ме­ти­лись по­гро­ма­ми и по­жа­ра­ми по всей стране, в 2015-м от­ту­да рас­полз­лись по­всю­ду груп­пы бо­е­ви­ков и тер­ро­ри­сты-оди­ноч­ки, как вы­хо­дец из Ту­ни­са, за­да­вив­ший гру­зо­ви­ком 86 че­ло­век в Ниц­це. Ны­неш­няя об­ста­нов­ка с вер­нув­ши­ми­ся на­зад ис­ла­ми­ста­ми гро­зит обер­нуть­ся под­поль­ной вой­ной: на­па­де­ния на пат­ру­ли, за­клад­ка мин и бомб - все­му это­му хо­ро­шо обу­ча­ют в ИГ.

Фо­то Reuters

«Джунгли» - неза­кон­ный ла­герь ми­гран­тов на окра­ине пор­то­во­го го­ро­да Ка­ле. От­сю­да ми­гран­ты пы­та­ют­ся по­пасть в Бри­та­нию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.