ПИСЬ­МА ИЗ ГОЛ­ЛИ­ВУ­ДА

Как со­вет­ской де­вуш­ке уда­ва­лось пе­ре­пи­сы­вать­ся с са­мы­ми из­вест­ны­ми аме­ри­кан­ски­ми звез­да­ми

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - В Карпатах Состоится Фестиваль Via Carpatia - Та­тья­на УЛАНОВА Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва

«ТОМКА, А ТЫ ЗНА­ЕШЬ, ЧТО МЕ­НЯ ПРО­СИ­ЛИ ЗА ТО­БОЙ НА­БЛЮ­ДАТЬ?» - СПУ­СТЯ ГО­ДЫ ПРИ­ЗНА­ЛАСЬ ТАМАРЕ ЖЕМЧУГОВОЙ-БУТЫРСКОЙ ПОДРУГА. В МОЛОДОСТИ И СА­МУ ТАМАРУ СЕРГЕЕВНУ ВЫЗЫВАЛИ ЧЕКИСТЫ. НО ПРЕДЪ­ЯВИТЬ НИ­ЧЕ­ГО НЕ СМОГ­ЛИ. НА ДВО­РЕ БЫЛ НЕ 1937-Й.

В тот год Та­ма­ра Жем­чу­го­ва толь­ко ро­ди­лась. А уже че­рез 10 лет по­па­ла к Илье Фр­э­зу в мас­сов­ку филь­ма «Пер­во­класс­ни­ца». Да так и оста­лась в ки­но. На дол­гих семь де­сят­ков лет. Без ар­ти­сти­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния, вы­со­ких зва­ний. Лю­би­те­ли ки­но вряд ли вспом­нят ее фа­ми­лию. А вот не знать в ли­цо Тамару Сергеевну нель­зя: в филь­мо­гра­фии Жем­чу­го­вой­Бу­тыр­ской 200 ки­но­кар­тин.

ИЗ СО­ВЕТ­СКО­ГО СО­Ю­ЗА С ЛЮ­БО­ВЬЮ

- Ни­кто не при­ви­вал мне лю­бовь к ки­но, - уве­ре­на Та­ма­ра Сер­ге­ев­на. - Все бы­ло есте­ствен­но. Ма­ма за­ни­ма­лась ба­ле­том, участ­во­ва­ла в мас­сов­ке. Несколь­ко дя­дей, в том чис­ле мха­то­вец Геор­гий Шев­цов, слу­жи­ли в раз­ных го­ро­дах ар­ти­ста­ми. Ба­буш­ка пе­ла мне арии. Я же с ран­не­го детства на­ря­жа­лась в пла­тья-тряп­ки, са­ма ста­ви­ла и се­бе же по­ка­зы­ва­ла спек­так­ли. А по­том при­шла на Ял­тин­скую ки­но­сту­дию.

Ко­гда мне бы­ло 8 лет и мы жи­ли на Кав­ка­зе, от зна­ко­мой де­воч­ки я по­сто­ян­но слы­ша­ла: пла­тье Ди­ны Дур­бин, пла­тье Ди­ны Дур­бин… Что за пла­тье и кто та­кая Ди­на, мне бы­ло неве­до­мо. Но вско­ре мы пе­ре­еха­ли в Ял­ту, на экра­нах по­яви­лись аме­ри­кан­ские тро­фей­ные филь­мы с тит­ра­ми. И я ста­ла со­би­рать фо­то­гра­фии гол­ли­вуд­ских звезд - умель­цы сни­ма­ли из-под по­лы в ки­но­те­ат­рах и по­том про­да­ва­ли кар­точ­ки та­ким дев­чон­кам, как я. Ма­мы да­ва­ли день­ги на зав­тра­ки, а мы по­ку­па­ли мут­ные сним­ки, где по­рой слож­но бы­ло разо­брать ли­ца.

Ку­ми­ра­ми Жемчуговой ста­ли трое: Ди­на Дур­бин, Нель­сон Эд­ди и Джа­нетт Ма­кДо­нальд. Та­ма­ра со­би­ра­ла все вы­рез­ки, ка­кие мог­ла най­ти, и ак­ку­рат­но скла­ды­ва­ла в шкаф. У нее и сей­час все так же раз­ло­же­но: в па­ке­ти­ках, ко­ро­боч­ках. Сним­ки лю­би­мых ар­ти­стов на сте­нах, на сто­ли­ке, на ста­рин­ном чер­ном пи­а­ни­но.

- Все трое бы­ли очень кра­си­вы, с пре­крас­ны­ми го­ло­са­ми. Я ведь окон­чи­ла му­зы­каль­ное учи­ли­ще и кое-что по­ни­ма­ла. Те­нор Нель­сон бес­по­доб­но пел «Бло­ху», с ко­то­рой бли­стал бас Ша­ля­пин. А необык­но­вен­ный тембр поз­во­лил

Дине так ис­пол­нить «Эх раз, еще раз…» в кар­тине «Сест­ра его дво­рец­ко­го», что срав­нить­ся с ней не мог ни­кто. Я пи­са­ла им пись­ма, разыс­ки­ва­ла по всей Аме­ри­ке. Но кон­вер­ты с за­оке­ан­ски­ми штем­пе­ля­ми воз­вра­ща­лись с при­пис­кой «Не­вер­ный ад­рес». А где мне бы­ло най­ти вер­ный? И вдруг встре­чаю в Ял­те аме­ри­кан­ских ту­ри­стов. Ки­ну­лась к ним. «Ноу Нель­сон, - по­пра­вил один. - Нэл­сон…» И дал ад­рес сту­дии Metro-Goldwyn-Mayer.

Од­на­ж­ды утром Та­ма­ра услы­ша­ла го­лос поч­та­льо­на: «Жем­чу­го­ва?..» Ма­ма взя­ла кон­верт, но про­честь не смог­ла. Это бы­ло пись­мо от Нель­со­на Эд­ди. - Дро­жа­щи­ми ру­ка­ми схва­ти­ла кон­верт... Я так лю­би­ла

Нель­со­на! Он ви­дел­ся мне в лю­бом по­хо­жем на него аме­ри­кан­це. Пом­ню, про­гу­ли­вал­ся тут один с же­ной. Так я за ни­ми всю на­бе­реж­ную про­шла. В на­деж­де: а вдруг он?..

Та­ма­ра на­пи­са­ла Нель­со­ну вто­рое пись­мо - он сно­ва от­ве­тил. Тре­тье - и опять от­вет. Она не ве­ри­ла сво­е­му сча­стью! Ак­тер при­слал ав­то­граф, фо­то­гра­фию. Уда­лось на­ла­дить пе­ре­пис­ку и с Джа­нетт Ма­кДо­нальд, ко­то­рая то­же лю­без­но от­ве­ча­ла мисс Тамаре. Не по­лу­ча­лось най­ти толь­ко Ди­ну Дур­бин. О ней су­да­чи­ли бог зна­ет что: ослеп­ла, умер­ла… Гол­ли­вуд­ская звез­да 1940-х, ко­то­рой в 27 лет за­яви­ли, что она ста­ра, и вы­бро­си­ли за борт.

«Оста­ток» жиз­ни кра­са­ви­ца про­ве­ла в пол­ном за­бве­нии и по­ки­ну­ла этот мир в 91 год, что для мно­гих ста­ло на­сто­я­щим от­кро­ве­ни­ем - ее счи­та­ли дав­но умер­шей.

- По сто раз я смот­ре­ла филь­мы с их уча­сти­ем. Бе­га­ла из са­на­то­рия в са­на­то­рий, где кру­ти­ли эти лен­ты. До­бе­га­лась - ме­ня вы­зва­ли в КГБ.

«Что вы там пи­ше­те? За­чем?» - был во­прос. «Мне нра­вят­ся эти ак­те­ры», - от­ве­ча­ла Та­ма­ра. «А по­че­му на­ши не нра­вят­ся?» - «И на­ши нра­вят­ся. С удо­воль­стви­ем смот­рю филь­мы с Це­ли­ков­ской, люб­лю Та­ра­со­ву…» Та­ма­ра ста­ла пер­вым че­ло­ве­ком в Со­вет­ском Со­ю­зе, осме­лив­шим­ся ве­сти пе­ре­пис­ку с за­пад­ны­ми ак­те­ра­ми. Предъ­явить в ка­че­стве обвинения «обо­жа­ние гол­ли­вуд­ских звезд» бы­ло невоз­мож­но. Жем­чу­го­ву не тро­ну­ли. Но на вся­кий слу­чай по­про­си­ли по­сле­дить за ней по­дру­гу.

А в 1992 г. слу­чи­лось чу­до. Вы­яс­ни­лось, что Ди­на Дур­бин жи­ва. Гол­ли­вуд­ской звез­де уже 71 год, ко­ро­ле­ве Ял­тин­ской ки­но­сту­дии - 55. Но она бро­са­ет все и на­чи­на­ет ис­кать «на­шу Ди­ноч­ку». Пи­шет в США - от­ве­та нет. Че­рез два го­да встре­ча­ет в Ял­те ан­гли­чан и вы­чис­ля­ет, к ко­му по­дой­ти: «Ди­на Дур­бин…» Жен­щи­на в от­вет по­ет что-то из ре­пер­ту­а­ра гол­ли­вуд­ской ди­вы. Жем­чу­го­ваБу­тыр­ская - дру­гую пес­ню. Та - тре­тью. Да­мы об­ни­ма­ют­ся, как ста­рые по­дру­ги. - Ан­гли­чан­ка то­же не зна­ла, что Ди­ноч­ка жи­ва. Она ста­ла

ис­кать ак­три­су, а на­шла... об­ще­ство Ди­ны Дур­бин. В него вхо­дят ка­над­цы, аме­ри­кан­цы, ав­стра­лий­цы, ита­льян­цы. А те­перь и я - един­ствен­ная из быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за. Они вы­пус­ка­ют жур­на­лы, су­ве­ни­ры, от­ме­ча­ют дни рож­де­ния Ди­ны, про­во­дят фе­сти­ва­ли. У этих лю­дей есть все филь­мы с уча­сти­ем Дур­бин, но они встре­ча­ют­ся, об­ща­ют­ся и вме­сте пе­ре­смат­ри­ва­ют ста­рые лен­ты.

В 1995 г. Та­ма­ра Сер­ге­ев­на по­бы­ва­ла на фе­сти­ва­ле Ди­ны Дур­бин в Ан­глии. Всех пре­ду­пре­ди­ли, что бу­дет рус­ская. Но ко­гда она во­шла, зал ох­нул - на ней бы­ло пла­тье Дур­бин. Точь-в-точь как в «Се­ст­ре его дво­рец­ко­го». То са­мое, о ко­то­ром она слы­ша­ла в дет­стве. Ее на­ча­ли фо­то­гра­фи­ро­вать, в га­зе­тах по­яви­лись ста­тьи и сним­ки: Ди­на Дур­бин и Та­ма­ра Жем­чу­го­ва-Бу­тыр­ская в оди­на­ко­вых пла­тьях.

- К от­кры­тию фестиваля Дур­бин при­сы­ла­ла по­здрав­ле­ния участ­ни­кам с под­пи­сью: «Как все­гда, ва­ша Ди­на». А по­том и я по­лу­чи­ла от нее фо­то­гра­фию. Дине бы­ло уже 90.

«ВЫ МЕ­НЯ ПОМ­НИ­ТЕ?»

Сним­ки преж­них лет Та­ма­ра Сер­ге­ев­на та­су­ет, как ко­ло­ду карт. Вот она со зна­ме­ни­тым Су­хо­вым - Ана­то­ли­ем Куз­не­цо­вым, с луч­шей Ка­ре­ни­ной - Та­тья­ной Са­мой­ло­вой, с бу­ду­щей Киб­рит - Эль­зой Леж­дей.

- С Ми­ха­и­лом Пу­гов­ки­ным дру­жи­ла с 1956 г. Он иг­рал с мо­им сы­ном, нян­чил вну­ка. С Кла­рой Луч­ко по­зна­ко­ми­лась в 15 лет, ко­гда она сни­ма­лась в «Две­на­дца­той но­чи». По­том не раз при­ез­жа­ла, мы вме­сте и на пляж хо­ди­ли, и на ба­ра­хол­ку.

А ее ко­рот­кие встре­чи с Та­ривер­ди­е­вым - го­то­вый сце­на­рий. «Он за­во­ра­чи­ва­ет за угол - я за ним. Куд­ря­вый чер­ный во­лос с про­се­дью, ши­кар­ный нос с гор­бин­кой… А ка­кая стать!» Она по­свя­ща­ет ему сти­хи, хо­тя еще не зна­ет ни име­ни, ни фа­ми­лии. Вто­рая встре­ча - он за ин­стру­мен­том в са­на­то­рии «Энер­ге­тик». Пред­став­ля­ет­ся Ми­кой. Она не ве­рит: «Та­ко­го име­ни ведь нет. На­вер­ное, бу­дет

при­ста­вать…» За­тем - слу­чай­ная встре­ча в Москве. Она едет в трол­лей­бу­се и ви­дит его, иду­ще­го по ули­це Горь­ко­го. «Оста­но­ви­те!» - кри­чит во­ди­те­лю.

- Вы­ско­чив на оста­нов­ке, я по­мча­лась к нему. И все еще не зна­ла, что он Та­ривер­ди­ев. Толь­ко каж­дый раз спра­ши­ва­ла: «Вы ме­ня пом­ни­те?..» Про­шло боль­ше 10 лет, по­ка мы не ока­за­лись в од­ном филь­ме: я сни­ма­лась, он пи­сал му­зы­ку. Но и то­гда еще мне слож­но бы­ло по­ве­рить, что ком­по­зи­тор Та­ривер­ди­ев и слу­чай­ный зна­ко­мый Ми­ка - один и тот же че­ло­век. А был ли у нас ро­ман - оста­вим это за скоб­ка­ми…

Так рас­по­ря­ди­лась судь­ба: за 70 лет в ки­но не бы­ло у Та­ма­ры Сер­ге­ев­ны ни гром­ких пре­мьер, ни вы­да­ю­щих­ся ро­лей. Но она и се­го­дня, в свои 80, на низ­ком стар­те: все­гда готова к ра­бо­те. Жем­чу­го­ва-Бу­тыр­ская снимается, да­же ес­ли роль без слов или в кад­ре толь­ко ее спи­на. Она ма­стер по под­бо­ру мас­сов­ки: в лич­ной кар­то­те­ке «пер­со­на­жи» на лю­бой вкус. На ули­це ли, в туа­ле­те ка­фе по­дой­дет к по­нра­вив­ше­му­ся «ли­цу»: «Мож­но вас сфо­то­гра­фи­ро­вать?» А нет ра­бо­ты ор­га­ни­зу­ет для го­ро­жан по­каз филь­ма с Ди­ной Дур­бин.

- Недав­но при­но­си­ла кас­се­ту с «Пер­вым ба­лом». Был пол­ный зал, зри­те­ли да­же сто­я­ли. Лю­дям хо­чет­ся воз­вра­щать­ся в свою мо­ло­дость. Они счастливы. И для ме­ня это ра­дость.

То са­мое пла­тье: сле­ва - Ди­на Дур­бин, спра­ва - Та­ма­ра Жем­чу­го­ва-Бу­тыр­ская.

С Та­тья­ной Са­мой­ло­вой на съе­моч­ной пло­щад­ке.

С Кла­рой Луч­ко 15-лет­няя Та­ма­ра по­зна­ко­ми­лась на съем­ках филь­ма «Две­на­дца­тая ночь».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.