ПРО­ВАЛ ОПЕ­РА­ЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»

По­че­му Курская битва ста­ла ко­рен­ным пе­ре­ло­мом во Вто­рой ми­ро­вой войне

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Новости - Фо­то Ми­ха­и­ла СА­ВИ­НА

75 ЛЕТ НА­ЗАД, 23 АВ­ГУ­СТА 1943 ГО­ДА, ЗАВЕРШИЛОСЬ ОД­НО ИЗ СА­МЫХ КРУП­НЫХ СРАЖЕНИЙ ТОЙ ВОЙ­НЫ.

«Ни од­на опе­ра­ция не бы­ла под­го­тов­ле­на луч­ше, чем эта. Бо­е­вой дух войск был ис­клю­чи­тель­но вы­сок. Они бы­ли го­то­вы вы­дер­жать лю­бые по­те­ри и вы­пол­нить все по­став­лен­ные пе­ред ни­ми за­да­чи». Речь шла о Кур­ской ду­ге. Ав­то­ром этих слов

яв­ля­ет­ся ге­не­рал-май­ор тан­ко­вых войск вер­мах­та Фри­дрих Виль­гельм фон Мел­лен­тин.

Вер­ность его утвер­жде­ния мож­но оце­нить, ис­хо­дя из са­мых об­щих зна­ний о том сра­же­нии: немец­кая опе­ра­ция «Цитадель» по­тер­пе­ла пол­ный про­вал. Гер­ма­ния на­все­гда по­те­ря­ла воз­мож­ность про­во­дить стра­те­ги­че­ские на­сту­па­тель­ные опе­ра­ции.

КУЛЬ­ТУ­РА ВОЙ­НЫ

А ведь битва на Кур­ской ду­ге, ес­ли уж су­дить о войне с ра­ци­о­наль­ной точ­ки зре­ния, не долж­на бы­ла со­сто­ять­ся. Во­об­ще. По той про­стой при­чине, что «вой­на в це­лом» нем­ца­ми бы­ла про­иг­ра­на еще к де­каб­рю 1941 го­да. Име­на тех, кто при­нес Со­вет­ско­му Со­ю­зу ту «по­бе­ду в це­лом», вспо­ми­на­ют неча­сто. И со­вер­шен­но на­прас­но. По­то­му что гла­ва Со­ве­та по эва­ку­а­ции Ни­ко­лай Швер­ник и его за­ме­сти­тель Алек­сей Ко­сы­гин осу­ще­стви­ли са­мый глав­ный и са­мый мас­штаб­ный ма­невр Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. К ок­тяб­рю 1941 г. в Си­бирь и на Урал бы­ло пе­ре­ме­ще­но 1360 круп­ных пред­при­я­тий, в ос­нов­ном во­ен­ных.

По­сле это­го СССР дол­жен был вы­иг­рать вой­ну уже чи­сто тех­ни­че­ски. Что, кста­ти, по­ни­ма­ли наи­бо­лее ра­зум­ные лю­ди в ру­ко­вод­стве Тре­тье­го рей­ха. Из­вест­но, что 29 но­яб­ря 1941 го­да рейхс­ми­нистр во­ору­же­ний и бо­е­при­па­сов Фриц Тодт дал Гит­ле­ру сле­ду­ю­щую ре­ко­мен­да­цию: «Вой­ну про­тив СССР сле­ду­ет пре­кра­тить, по­сколь­ку в во­ен­ном и эко­но­ми­че­ском от­но­ше­нии Гер­ма­ния вой­ну уже про­иг­ра­ла».

Од­на­ко Гит­лер со­ве­ту сво­е­го ми­ни­стра не внял, и по­то­му ис­то­рия Вто­рой ми­ро­вой та­кая, ка­кая есть.

ЧУЯТЬ НУТРОМ

Впро­чем, как раз к мо­мен­ту раз­ра­бот­ки опе­ра­ции «Цитадель» «ве­ли­ко­го фю­ре­ра» все­та­ки про­ня­ло. Дол­гое вре­мя он не мог при­нять окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния. Со­глас­но вос­по­ми­на­ни­ям Гейн­ца Гу­де­ри­а­на, по­сле од­но­го из со­ве­ща­ний Гит­лер со­знал­ся: «При од­ной мыс­ли о на­шем на­ступ­ле­нии у ме­ня на­чи­на­ет бо­леть жи­вот».

К «нут­ру» до­бав­ля­лись и со­об­ра­же­ния ра­ци­о­наль­но­го ха­рак­те­ра. Как из­вест­но, очень боль­шие на­деж­ды Гит­лер воз­ла­гал на но­вые тан­ки - «Тигр» и «Пан­те­ру». Осо­бен­но его ра­до­вал по­след­ний, ко­то­рый дол­жен был по всем ста­тьям пре­взой­ти зна­ме­ни­тую ма­ши­ну Т-34. Сна­ча­ла все бы­ло ху­до, и та­ких хо­ро­ших, та­ких мощ­ных немец­ких тан­ков яв­но недо­ста­ва­ло. Но но­вый ми­нистр во­ору­же­ний и бо­е­при­па­сов Аль­берт Шпе­ер об­на­де­жил фю­ре­ра, отра­пор­то­вав, что «труд­но­сти по про­из­вод­ству пре­одо­ле­ны и к кон­цу мая 1943 г. в ча­сти по­сту­пят 324 но­вей­шие ма­ши­ны».

Од­на­ко «труд­но­сти по про­из­вод­ству тан­ков пре­одо­ле­ны» бы­ли не толь­ко в рей­хе. Ста­ла да­вать ре­зуль­та­ты та са­мая эва­ку­а­ция за­во­дов. Раз­ме­стив­шись в Си­би­ри и на Ура­ле, они на­ко­нец за­ра­бо­та­ли в пол­ную си­лу. И в од­ном толь­ко мае 1943 го­да вы­да­ли 1246 тан­ков Т-34. Все­го же с на­ча­ла то­го го­да и до кон­ца мая бы­ло вы­пу­ще­но 6062 тан­ка Т-34.

Ны­неш­ние се­те­вые ост­ро­сло­вы си­ту­а­цию с тан­ка­ми на­ка­нуне Кур­ской бит­вы опи­сы­ва­ют так: «Блиц­криг нем­цы на­чи­на­ли с ор­да­ми на­деж­ных и мас­со­вых пан­це­ров с хре­но­вой бро­ней и фи­го­вы­ми пуш­ка­ми, а СССР встре­чал все это цель­но­чу­гу­ни­е­вым ужа­сом в ви­де ран­них Т-34, КВ-1 и КВ2. Сей­час все по­вто­ри­лось на­обо­рот. Мон­стру­оз­ные «Ти­г­ры» и «Пан­те­ры» с ну­ле­вой по­движ­но­стью и ме­га­пуш­ка­ми про­тив ор­ды тон­коброн­ных, но на­деж­ных Т-34».

Сло­вом, к на­ча­лу опе­ра­ции Со­вет­ский Со­юз уже пе­ре­иг­рал Тре­тий рейх. Во вся­ком слу­чае, по ча­сти тех­ни­че­ско­го ре­сур­са. Даль­ней­шие со­бы­тия по­ка­за­ли, что не толь­ко по этой ча­сти.

ПРИ­КАЗ ГИТЛЕРА

Ис­сле­до­ва­те­лям мас­су по­ло­жи­тель­ных эмо­ций до­став­ля­ет об­суж­де­ние зна­ме­ни­то­го при­ка­за № 6 от 15 ап­ре­ля 1943 го­да. Вер­нее, двух его пунк­тов.

Пер­вый - пря­мая речь Гитлера: «Это­му на­ступ­ле­нию при­да­ет­ся ре­ша­ю­щее зна­че­ние. Оно долж­но за­вер­шить­ся быст­рым и ре­ша­ю­щим успе­хом. На­ступ­ле­ние долж­но дать в на­ши ру­ки ини­ци­а­ти­ву в войне. По­бе­да под Кур­ском долж­на стать фа­ке­лом для все­го ми­ра».

Вто­рой - пункт № 7. «Для обес­пе­че­ния сек­рет­но­сти долж­ны быть опре­де­ле­ны толь­ко клю­че­вые пер­со­на­жи». Иро­ния судь­бы со­сто­ит в том, что этот при­каз Гитлера по­пал в ру­ки со­вет­ских во­е­на­чаль­ни­ков рань­ше, чем к пря­мым сво­им ад­ре­са­там - немец­ким по­ле­вым ко­ман­ди­рам. План опе­ра­ции «Цитадель» стал до­сто­я­ни­ем Став­ки Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­до­ва­ния.

Укра­и­на по­нес­ла дра­ма­ти­че­ские по­те­ри за вре­мя вой­ны с 1939 по 1945 гг. – боль­ше, чем Ве­ли­ко­бри­та­ния, Ка­на­да, США и Фран­ция вме­сте взя­тые. По раз­лич­ным оцен­кам ис­то­ри­ков, по­гиб­ло око­ло 10 млн че­ло­век, вклю­чая пол­мил­ли­о­на жертв Хо­ло­ко­ста в Укра­ине. Речь идет об укра­ин­цах, по­гиб­ших в 1939м в Поль­ше, о мир­ных жи­те­лях УССР, уби­тых во вре­мя бом­бар­ди­ро­вок и дру­гих во­ен­ных дей­ствий, о рас­стре­лян­ных ев­ре­ях во вре­мя ок­ку­па­ции Укра­и­ны на­ци­ста­ми, о де­сят­ках ты­сяч укра­ин­цев, умер­ших от го­ло­да и ли­ше­ний по­сле осво­бож­де­ния от фа­шиз­ма, и пав­ших бой­цов Крас­ной Ар­мии и УПА. Все­го Укра­и­на за вре­мя вой­ны ли­ши­лась око­ло 19% сво­е­го на­се­ле­ния.

За эту бес­цен­ную ин­фор­ма­цию со­вет­ско­му аген­ту Ру­доль­фу Рес­сле­ру бы­ло за­пла­че­но пол­мил­ли­о­на долларов - по­жа­луй, луч­шее вло­же­ние ка­пи­та­ла за всю ис­то­рию вой­ны. В хо­де Кур­ской бит­вы по­те­ри вер­мах­та со­ста­ви­ли 500 тыс. че­ло­век. Вы­хо­дит, по дол­ла­ру за нем­ца, что недо­ро­го.

«Уже по­сле двух дней бо­ев на вы­со­те бо­лее ки­ло­мет­ра из­за под­няв­шей­ся пы­ли ни­че­го в небе не бы­ло вид­но, са­мо­ле­ты бом­би­ли всле­пую. Сто­ял та­кой гро­хот от раз­ры­вов сна­ря­дов и гу­де­ния мо­то­ров, что не­воз­мож­но бы­ло го­во­рить…» Это вос­по­ми­на­ния тан­ки­ста Ва­си­лия Коваленко. То же са­мое о мас­шта­бе, ужа­се, яро­сти и ра­до­сти на­шей по­сле­ду­ю­щей по­бе­ды рас­ска­зы­ва­ли все те, кто участ­во­вал в той ве­ли­кой бит­ве.

Но это все бу­дет по­том. А 4 июля 1943 г. немец­кие на­блю­да­те­ли ви­дят пас­то­раль­ную кар­ти­ну: «Про­сти­рав­ша­я­ся во все сто­ро­ны рав­ни­на с мно­го­чис­лен­ны­ми до­ли­на­ми, неболь­ши­ми ро­ща­ми, раз­бро­сан­ны­ми там и сям де­рев­ня­ми с из­ба­ми под со­ло­мен­ны­ми кры­ша­ми, реч­ка­ми и ру­чья­ми… Об­шир­ные по­ля гу­стой и вы­со­кой пше­ни­цы за­труд­ня­ли на­блю­де­ние». Для мно­гих это ста­нет по­след­ним, что они видели в этой жиз­ни. Кон­стан­тин КУДРЯШОВ, Иван ГОНТАРЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.