Жизнь или лом­ка?

Ко­гда Укра­и­на по­хо­ро­нит тра­ди­цию из­де­ва­тельств над школь­ни­ка­ми

Delovaya Stolitsa - - ОБЩЕСТВО -

в кон­флик­те меж­ду ней и ре­бен­ком. Меж­ду ро­ди­те­ля­ми и детьми не мо­жет и не дол­жен сто­ять ни­кто и ни­что до тех пор, по­ка эти от­но­ше­ния укла­ды­ва­ют­ся в рам­ки пра­ва и за­кон­но­сти.

Од­на­ко на­ша си­сте­ма школь­но­го об­ра­зо­ва­ния устро­е­на та­ким об­ра­зом, что, от­да­вая де­ти­шек в шко­лу, мы де­ла­ем их за­лож­ни­ка­ми и ни­как не мо­жем ни за­щи­тить их, ни по­вли­ять на то, что с ни­ми про­ис­хо­дит внут­ри школь­ных стен. Да­же ес­ли про­ис­хо­дя­щее вам ре­ши­тель­но не нра­вит­ся, пу­га­ет вас и трав­ми­ру­ет ре­бен­ка. У вас нет по­чти ни­ка­ких спо­со­бов по­вли­ять на школь­ную судь­бу ва­ше­го ре­бен­ка, кро­ме од­но­го, са­мо­го про­сто­го: вы мо­же­те про­сто по­ме­нять шко­лу.

Не факт, впро­чем, что в сле­ду­ю­щей шко­ле у вас не бу­дет про­блем. Вам при­хо­дит­ся упо­вать толь­ко на уда­чу — на то, что че­ло­ве­че­ские ка­че­ства пе­да­го­гов и эти­ка ру­ко­вод­ства шко­лы ока­жут­ся вы­ше, чем в преж­ней. Толь­ко уда­ча. Боль­ше ни­ка­ких га­ран­тий.

Вам по­ве­зет — и у ва­ше­го ре­бен­ка ока­жут­ся при­лич­ные пе­да­го­ги по клю­че­вым дис­ци­пли­нам, спо­соб­ные на­учить хо­тя бы азам сво­их пред­ме­тов. Вам по­ве­зет — и у ва­ше­го ре­бен­ка бу­дет класс­ный ру­ко­во­ди­тель или пер­вая учи­тель­ни­ца, лю­бя­щая де­тей, ува­жа­ю­щая их лич­ность или хо­тя бы уме­ю­щая дер­жать се­бя в ру­ках. Вам по­ве­зет — и ока­жет­ся, что ди­рек­тор шко­лы сти­му­ли­ру­ет луч­шие ка­че­ства в сво­их со­труд­ни­ках и не до­пус­ка­ет слиш­ком яр­ких ка­честв.

Ни­кто не бе­рет­ся утвер­ждать, что ра­бо­тать с детьми лег­ко. Что лег­ко учить или да­же про­сто вы­но­сить их вы­бри­ки изо дня в день по семь уро­ков кря­ду. Воз­мож­но, учи­тель — самая труд­ная про­фес­сия на све­те. Но озна­ча­ет ли это, что мож­но вы­пол­нять свою ра­бо­ту кое-как? Или не вы­пол­нять во­об­ще? Или еще и нем­но­го пор­тить?

В учи­тель­ской про­фес­сии это ока­зы­ва­ет­ся вполне воз­мож­но. Про­сто по­то­му, что ос­нов­ной за­каз­чик об­ра­зо­ва­тель­ных услуг не име­ет ни ма­лей­ших спо­со­бов воз­дей­ство­вать на си­ту­а­цию. Соб­ствен­но, да­же с фи­гу­рой за­каз­чи­ка у нас су­ще­ству­ют боль­шие рас­хож­де­ния в по­ни­ма­нии. За­каз­чи­ком, на­при­мер, мож­но счи­тать го­су­дар­ство — шко­лы фи­нан­си­ру­ют­ся гос­бюд­же­том, а Кон­сти­ту­ция со­дер­жит нор­му об обя­за­тель­ном сред­нем об­ра­зо­ва­нии. Но фак­ти­че­ски по­лу­ча­те­ля­ми услуг яв­ля­ют­ся де­ти и их ро­ди­те­ли — на­ло­го­пла­тель­щи­ки, из чьих средств фор­ми­ру­ет­ся гос­бюд- про­яв­ле­ний худ­ших жет, ко­то­рый фи­нан­си­ру­ет шко­лу. Од­на­ко та­кая опо­сре­до­ван­ная струк­ту­ра отношений меж­ду кли­ен­том и предо­ста­ви­те­лем услуг толь­ко то и де­ла­ет, что да­ет сбои.

Шко­ла ни­как и ни­чем не отвечает пе­ред ро­ди­те­ля­ми за ре­зуль­та­ты обу­че­ния их де­тей и да­же за со­сто­я­ние их здо­ро­вья — как фи­зи­че­ско­го, так и пси­хо­ло­ги­че­ско­го. Кон­троль за учи­те­ля­ми, их про­ф­при­год­но­стью, эф­фек­тив­но­стью или хо­тя бы без­опас­но­стью для де­тей фор­маль­но осу­ществ­ля­ет го­су­дар­ство. Клю­че­вое сло­во — «фор­маль­но».

В ре­зуль­та­те сре­ди предо­ста­ви­те­лей го­су­дар­ствен­ных услуг ме­нее эф­фек­тив­на, чем шко­ла, толь­ко си­сте­ма ЖЭКов. А бо­лее раз­ру­ши­тель­на раз­ве что си­сте­ма здра­во­охра­не­ния. Про­сто по­то­му, что си­сте­ма школь­но­го об­ра­зо­ва­ния ори­ен­ти­ру­ет­ся на ин­те­ре­сы сво­их слу­жа­щих — глав­ным об­ра­зом учи­те­лей, а не кли­ен­тов. Соб­ствен­но, это про­ис­хо­дит не толь­ко в шко­ле, а во всей бюд­жет­ной сфе­ре.

Так мо­жет, сто­ит по­ме­нять пра­ви­ла и вве­сти пря­мые до­го­во­ры на об­ра­зо­ва­тель­ные услу­ги меж­ду учи­те­лем и кли­ен­том? Ци­нич­но све­сти роль учи­те­ля до «сто­ро­ны до­го­во­ра» с чет­ко вы­пи­сан­ны­ми пра­ва­ми и обя­зан­но­стя­ми и на­де­лить так­же пра­ва­ми и чет­ко вы­пи­сан­ны­ми обя­зан­но­стя­ми про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну — де­тей и ро­ди­те­лей? Ес­ли учи­тель при этом ока­жет­ся «чем-то боль­шим», то честь ему, хва­ла, а луч­ше — по­вы­ше­ние жа­ло­ва­ния при за­клю­че­нии следующего до­го­во­ра. Но ес­ли он не ока­зы­ва­ет­ся «боль­шим» (это от него и не тре­бу­ет­ся), то пус­кай хо­тя бы вы­пол­ня­ет тре­бо­ва­ния до­го­во­ра о предо­став­ле­нии услуг.

Та­кой шаг был бы, ко­неч­но, жест­ким и трав­ма­тич­ным (для взрос­лых, но не для де­тей), но са­ни­тар­но необ­хо­ди­мым. Без него мы ни­ко­гда не вый­дем из со­вет­ской школь­ной си­сте­мы с ее на­си­ли­ем над лич­но­стью и ло­жью. Не смо­жем уста­но­вить здо­ро­вые от­но­ше­ния в тре­уголь­ни­ке шко­ла–ро­ди­те­ли–де­ти. По­ка де­ти и ро­ди­те­ли не име­ют ни­ка­ких ме­ха­низ­мов воз­дей­ствия на си­ту­а­цию, они на­хо­дят­ся в по­ло­же­нии за­лож­ни­ка — че­ло­ве­ка, ко­то­рый толь­ко «дол­жен», а ему ни­кто ни­ка­ких га­ран­тий не да­ет. Чья за­да­ча — про­сто вы­жить. И в даль­ней­шем всю жизнь куль­ти­ви­ро­вать в се­бе сток­гольм­ский син­дром, по­то­му что надо же как-то при­ми­рить­ся с неиз­беж­но­стью шко­лы.

В на­шей си­ту­а­ции лю­бые раз­го­во­ры о са­краль­но­сти учи­тель­ско­го ав­то­ри­те­та не име­ют смыс­ла. Это ма­лень­кая ложь на­шей шко­лы: ав­то­ри­тет учи­те­ля — вы­дум­ка си­сте­мы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.