Алек­сандр Па­ра­щий

Ана­ли­тик ИК Concorde Capital о том, ка­кую стра­те­ги­че­скую ошиб­ку сде­ла­ла Укра­и­на во вре­мя ре­струк­ту­ри­за­ции дол­гов

Delovaya Stolitsa - - ЭКОНОМИКА -

Что на­до бы­ло де­лать в 2015 го­ду?

А.П. На мой взгляд, на­до бы­ло го­во­рить с кре­ди­то­ра­ми о бо­лее дли­тель­ной от­сроч­ке вы­пла­ты дол­гов. О сро­ках око­ло 10 лет, но для это­го сто­и­ло бы от­ка­зать­ся от спи­са­ния ча­сти дол­га. На­пом­ню, в 2015 го­ду Укра­ине спи­са­ли 20% сум­мы об­ще­го дол­га в $15 млрд. Так­же мы до­би­лись сни­же­ния про­цент­ной став­ки с 8,5 до 7,75%. Пря­мое спи­са­ние ос­нов­ной сум­мы дол­га — это неже­ла­тель­ное со­бы­тие для лю­бо­го кре­ди­то­ра. Для то­го что­бы убе­дить кре­ди­то­ров спи­сать долг, мы по­жерт­во­ва­ли осталь­ны­ми важ­ны­ми па­ра­мет­ра­ми ре­струк­ту­ри­за­ции — став­кой и вре­ме­нем от­сроч­ки. Имен­но по­это­му мы те­перь и име­ем про­бле­му 2019 и 2020 го­дов.

Как ска­зы­ва­ет­ся на эко­но­ми­че­ском кли­ма­те от­сут­ствие при­ва­ти­за­ции?

А. П. Три го­да мы жи­вем без при­ва­ти­за­ции. Меж­ду тем она ре­ши­ла бы очень мно­го во­про­сов для на­ше­го пра­ви­тель­ства. В иде­аль­ном слу­чае — это до­ход в твер­дой ва­лю­те. При­ва­ти­за­ция — это луч­ший пи­ар для укра­ин­ской эко­но­ми­ки. При­ва­ти­зи­руя один объ­ект, мы со­зда­ем по­тен­ци­аль­ный спрос на де­сят­ки дру­гих. Так­же оче­вид­но, что при­ва­ти­за­ция по­мо­жет нам в бе­се­де с МВФ, по­то­му что Фонд ста­вит при­ва­ти­за­цию од­ним из струк­тур­ных ма­я­ков для даль­ней­ше­го со­труд­ни­че­ства с Укра­и­ной. По­зи­ция МВФ важ­на, лю­бой ин­ве­стор бу­дет об­ра­щать вни­ма­ние на опыт Фон­да.

Как за­пус­кать ры­нок зем­ли?

А.П. Оче­вид­но, что ры­нок зем­ли дол­жен за­ра­бо­тать, по­то­му что это ненор­маль­ная си­ту­а­ция, ко­гда мил­ли­о­ны укра­ин­цев име­ют ак­тив, ко­то­рым они не мо­гут рас­по­ря­жать­ся. По­че­му у нас квар­ти­ры и ав­то­мо­би­ли мо­гут сво­бод­но про­да­вать­ся, а зем­ля сель­хоз­на­зна­че­ния — нет? На­ша власть по­че­му-то счи­та­ет лю­дей неадек­ват­ны­ми, бо­ит­ся, что этим ак­ти­вом они бу­дут как-то не так рас­по­ря­жать­ся.

Те­ма зем­ли как то­ва­ра де­мо­ни­зи­ро­ва­на. Оче­вид­но, что есть боль­шая до­ля по­ли­ти­че­ско­го по­пу­лиз­ма, си­ту­а­ция ненор­маль­ная. Но, учи­ты­вая си­ту­а­цию с на­пол­не­ни­ем бюд­же­та, на­до на­чи­нать про­да­жу зем­ли, ко­то­рая сей­час на­хо­дит­ся в гос­соб­ствен­но­сти. Там бо­лее 1 млн га.

Ку­да сей­час идут внеш­ние ин­ве­сти­ции?

А.П. У нас пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций по­чти нет. В про­шлом го­ду бы­ло где-то $3,5 млрд. Это в три ра­за мень­ше, чем в луч­шие го­ды (2005 и 2006). Ос­нов­ные ин­ве­сти­ции, ко­то­рые у нас учи­ты­ва­ют­ся как пря­мые ино­стран­ные, — день­ги, по­тра­чен­ные на ка­пи­та­ли­за­цию укра­ин­ских бан­ков. То есть ре­аль­ных ин­ве­сти­ций бы­ло где-то $1 млрд.

Кро­ме фи­нан­со­во­го сек­то­ра, ин­ве­сти­ру­ют в аг­ро­сек­тор и ин­фра­струк­ту­ру. Ин­фра­струк­ту­ра мо­жет стать ли­де­ром сре­ди ин­ве­сти­ций — ло­ги­сти­че­ские объ­ек­ты, пор­ты. Так­же при­вле­ка­тель­ны­ми для ин­ве­сти­ций мо­гут быть IT-стар­та­пы.

Есть пер­спек­ти­вы в раз­лич­ных про­из­вод­ствах — ма­ши­но­стро­е­нии и лег­кой про­мыш­лен­но­сти, на­прав­лен­ных на вы­пуск то­ва­ров для ев­ро­пей­ско­го рын­ка. У нас нет ба­рье­ров с Ев­ро­пой, по­это­му раз­лич­ные ази­ат­ские ком­па­нии мо­гут быть за­ин­те­ре­со­ва­ны раз­ме­щать здесь про­из­вод­ства, что­бы без по­шли­ны и пре­пят­ствий по­став­лять про­дук­цию в Ев­ро­пу. Та­кая идея на­пра­ши­ва­ет­ся на­шим до­го­во­ром о сво­бод­ной тор­гов­ле с ЕС, но по­ка нет боль­ших по­зи­тив­ных при­ме­ров.

Сколь­ко де­нег у лю­дей на ру­ках и есть ли ин­стру­мен­ты при­вле­че­ния этих средств? А. П. Есть раз­ные оцен­ки — от $30 до $100 млрд. Я ду­маю, ре­аль­ные циф­ры скром­нее. Но по­ка ни­кто не при­ду­мал дей­ствен­ных ме­ха­низ­мов, как за­ста­вить эти день­ги ра­бо­тать на укра­ин­скую эко­но­ми­ку. До­ве­рия к бан­ков­ской си­сте­ме нет. До­ве­рия к фон­до­во­му рын­ку и на­ко­пи­тель­ной пен­си­он­ной си­сте­ме и по­дав­но нет. По­ка, в бли­жай­шие три го­да, день­ги из-под мат­ра­сов нель­зя при­влечь.

На ваш взгляд, ка­кие ак­ти­вы сей­час нуж­но про­да­вать — и чем быст­рее, тем луч­ше, — несмот­ря на раз­го­во­ры о «необ­хо­ди­мо­сти про­даж объ­ек­тов на пи­ке сто­и­мо­сти»? А.П. Есть объ­ек­ты, ко­то­рые и на пи­ке. Мож­но го­во­рить о «Цен­тр­энер­го». Ком­па­ния на пи­ке, по­то­му что элек­тро­энер­гия, вы­ра­ба­ты­ва­е­мая теп­ло­вы­ми элек­тро­стан­ци­я­ми, име­ет осо­бые усло­вия, ко­то­рые на­зы­ва­ют «Рот­тер­дам+». «Цен­тр­энер­го» сей­час на сво­ем пи­ке с точ­ки зре­ния опе­ра­ци­он­ной при­бы­ли.

Мож­но го­во­рить о «Тур­бо­ато­ме». Он не на пи­ке. Пред­при­я­тие уни­каль­ное, про­из­во­дит па­ро­вые тур­би­ны для стран быв­ше­го СССР, но свои кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства по­сте­пен­но те­ря­ет. Есть боль­шой риск, что че­рез год или два оно про­сто нач­нет про­иг­ры­вать бо­лее эф­фек­тив­ным и мо­дер­ни­зо­ван­ным пред­при­я­ти­ям РФ, За­пад­ной Ев­ро­пы и Тур­ции. Есть по­треб­ность най­ти это­му пред­при­я­тию вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ную ком­па­нию, ко­то­рая смо­жет вдох­нуть но­вую жизнь в «Тур­бо­атом».

То же са­мое ка­са­ет­ся дру­гих пред­при­я­тий энер­ге­ти­че­ско­го ма­ши­но­стро­е­ния, ко­то­рые оста­ют­ся в го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти.

Мож­но го­во­рить о при­ва­ти­за­ции «Укр­за­ліз­ни­ці». Я не ви­жу, по­че­му эта ком­па­ния оста­ет­ся в го­су­дар­ствен­ных ру­ках. Оче­вид­но, что ее нуж­но ре­струк­ту­ри­зи­ро­вать.

Что­бы при­вле­кать ин­ве­сти­ции, нуж­но до­ка­зать, что мы мо­жем за­щи­тить кре­ди­то­ров, а не де­лать, как бы­ло сде­ла­но с кре­ди­то­ра­ми При­ват­бан­ка в де­каб­ре 2016 го­да

Ка­кие, на ваш взгляд, необ­хо­ди­мы ре­фор­мы, что­бы Укра­и­на ста­ла при­вле­ка­тель­ной для ин­ве­сто­ров?

А.П. Пробле­ма, ко­то­рая оста­ет­ся, — су­деб­ные рис­ки. У нас ни ин­ве­сто­ры, ни кре­ди­то­ры не мо­гут счи­тать­ся за­щи­щен­ны­ми. Что­бы при­вле­кать ин­ве­сти­ции, нуж­но до­ка­зать, что мы мо­жем за­щи­тить кре­ди­то­ров, а не де­лать, как бы­ло сде­ла­но с кре­ди­то­ра­ми При­ват­бан­ка в де­каб­ре 2016 го­да. Так­же на­до до­ка­зать, что мы мо­жем за­щи­щать пра­во ин­ве­сто­ров на по­лу­че­ние и вы­вод из Укра­и­ны ди­ви­ден­дов — сво­бод­ный при­ток и от­ток ка­пи­та­ла. Есть еще рис­ки во­люн­та­рист­ской фис­каль­ной по­ли­ти­ки. То есть до­ве­рие, пред­ска­зу­е­мость и рав­ные пра­ви­ла иг­ры — ос­нов­ная вещь. Бе­се­до­вал Алек­сандр КУРИЛЕНКО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.