Кто та­кой Дод­до­ре, бро­сив­ший вы­зов на­сле­дию Га­ри­баль­ди

Саль­ва­то­ре Ме­ло­ни ока­зал­ся са­мым по­сле­до­ва­тель­ным ан­ти­по­дом объ­еди­ни­те­ля Ита­лии

Delovaya Stolitsa - - МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА -

Сер­гей ИЛЬЧЕНКО

Скан­даль­но из­вест­ный ак­ти­вист, мно­го лет вы­сту­пав­ший за неза­ви­си­мость Сар­ди­нии, 74-лет­ний Саль­ва­то­ре Ме­ло­ни, из­вест­ный под про­зви­щем Дод­до­ре («упря­мец», «креп­кий оре­шек» на сар­дин­ском диа­лек­те), умер в тюрь­ме в Ка­лья­ри по­сле 56-днев­ной го­ло­дов­ки. Ме­ло­ни был аре­сто­ван в ап­ре­ле за от­каз пла­тить на­ло­ги в Ита­лии, ко­то­рую он счи­тал стра­ной, неза­кон­но ок­ку­пи­ро­вав­шей Сар­ди­нию, се­бя же рас­смат­ри­вал как во­ен­но­плен­но­го. Ад­ми­ни­стра­ция тюрь­мы спо­кой­но на­блю­да­ла за ухуд­ше­ни­ем со­сто­я­ния его здо­ро­вья. За сут­ки до смер­ти Ме­ло­ни впал в ко­му, но ни­ка­ких дей­ствий по это­му по­во­ду пред­при­ня­то не бы­ло. Ко­неч­но, в 74 го­да че­ло­век мо­жет уме­реть не толь­ко от по­след­ствий го­ло­дов­ки, а еще и от мно­же­ства иных при­чин. Но дей­ствия ад­ми­ни­стра­ции тюрь­мы, не спе­шив­шей с ока­за­ни­ем по­мо­щи, яс­но ука­зы­ва­ли на на­ме­ре­ние ита­льян­ских вла­стей из­ба­вить­ся от бес­по­кой­но­го бор­ца за сар­дин­скую неза­ви­си­мость.

На­до ска­зать, что Ме­ло­ни был весь­ма по­сле­до­ва­те­лен в сво­ей борь­бе. Пер­вый тю­рем­ный срок за по­пыт­ки до­бить­ся от­де­ле­ния Сар­ди­нии от Ита­лии он от­был еще в 80-х, ко­гда его груп­па в по­ис­ках под­держ­ки вы­шла на связь с ли­вий­ским дик­та­то­ром Му­ам­ма­ром Кад­да­фи, по­сле че­го и бы­ла немед­лен­но аре­сто­ва­на. Их план вос­ста­ния был, ра­зу­ме­ет­ся, чи­стой аван­тю­рой, но вла­сти Ита­лии от­нес­лись к нему со всей се­рьез­но­стью: 16 че­ло­век бы­ли осуж­де­ны в об­шей слож­но­сти на 41 год. Ме­ло­ни как ли­дер всей за­теи по­лу­чил боль­ше всех — де­вять лет, а в при­да­чу — по­жиз­нен­ный за­прет на за­ня­тие го­су­дар­ствен­ных и вы­бор­ных долж­но­стей за уча­стие в «за­го­во­ре про­тив ита­льян­ско­го го­су­дар­ства», но это не сло­ми­ло его. В 2008 г. Ме­ло­ни и его сто­рон­ни­ки объ­яви­ли необи­та­е­мый ост­ров Мал-ди-Вен­тре у бе­ре­гов Сар­ди­нии неза­ви­си­мой Рес­пуб­ли­кой Ма­лу­эн­ту, учре­ди­ли там офи­ци­аль­ную ре­зи­ден­цию, свод эко­ло­ги­че­ских за­ко­нов, на­ча­ли вы­пуск соб­ствен­ной ва­лю­ты и при­ем в граж­дан­ство. Же­ла­ю­щих ока­за­лось так мно­го, что ру­ко­во­ди­те­ли рес­пуб­ли­ки бы­ли вы­нуж­де­ны вве­сти ро­та­ци­он­ный прин­цип пре­бы­ва­ния на ост­ро­ве. При пло­ща­ди все­го 0,8 кв. км все по­же­лав­шие по­лу­чить ма­лу­энт­ское граж­дан­ство про­сто не по­ме­сти­лись бы там од­но­вре­мен­но.

Ита­льян­ское пра­ви­тель­ство, пре­бы­вав­шее в уве­рен­но­сти, что вся за­тея Ме­ло­ни не вый­дет за рам­ки обыч­но­го фрик-шоу, при ви­де то­го, как идея Рес­пуб­ли­ки Ма­лу­эн­ту овла­де­ла мас­са­ми, впа­ло в лег­кий сту­пор, не по­ни­мая, что со всем этим де­лать. На­ко­нец, спу­стя пять ме­ся­цев Ме­ло­ни со то­ва­ри­щи вы­дво­ри­ли с ост­ро­ва и оштра­фо­ва­ли под пред­ло­гом то­го, что это, мол, за­по­вед­ник, а они на­но­сят ущерб при­ро­де.

Несмот­ря на вы­дво­ре­ние, Ме­ло­ни, бу­дучи че­ло­ве­ком упор­ным, и в даль­ней­шем пред­при­ни­мал по­пыт­ки вы­са­дить­ся на ост­ров и за­кре­пить­ся там. Но каж­дый раз он и его сто­рон­ни­ки под­вер­га­лись аре­сту и вы­сыл­ке.

В 2012 г. Ме­ло­ни вме­сте с пя­тью дру­ги­ми ак­ти­ви­ста­ми на год и во­семь ме­ся­цев по­са­ди­ли в тюрь­му в Ори­ста­но, на за­па­де Сар­ди­нии, за неза­кон­ный за­хват зем­ли. На су­де Ме­ло­ни прин­ци­пи­аль­но го­во­рил ис­клю­чи­тель­но на сар­дин­ском диа­лек­те, а су­дьям-ита­льян­цам, не по­ни­мав­шим ни сло­ва, пред­ло­жил при­гла­сить пе­ре­вод­чи­ков.

В 2013 г., сра­зу по­сле вы­хо­да из тюрь­мы, Ме­ло­ни по­хи­ти­ла ни­ко­му не из­вест­ная экс­тре­мист­ская груп­пи­ров­ка «Ст­ра­жи на­ции», тре­буя снять с вы­бо­ров весь спи­сок бло­ка Meris (аб­бре­ви­а­ту­ра на­зва­ния «Хо­зя­е­ва в сво­ем до­ме»), в ко­то­рый во­шли ак­ти­ви­сты ос­но­ван­ной им Пар­тии воз­рож­де­ния Сар­ди­нии (PaRiS). По­сколь­ку о «Ст­ра­жах на­ции» ни­кто не слы­шал ни до то­го, ни по­сле, из ис­то­рии с по­хи­ще­ни­ем до непри­ли­чия яв­ствен­но тор­ча­ли уши спец­служб.

И вот, на­ко­нец, в ап­ре­ле 2017 г. по­сле­до­вал фи­наль­ный арест, за­кон­чив­ший­ся смер­тью 74-лет­но­го бор­ца за неза­ви­си­мость. На мо­мент аре­ста про­тив него бы­ло воз­буж­де­но 25 уго­лов­ных дел, а на­ло­го­вые ор­га­ны вы­ста­ви­ли ему пре­тен­зии на 700 тыс. ев­ро.

Мож­но сколь­ко угод­но иро­ни­зи­ро­вать над ре­аль­но­стью це­ли, по­став­лен­ной Ме­ло­ни, за ко­то­рую он в ито­ге и от­дал жизнь. Но в му­же­стве и упор­стве Дод­до­ре ни­как не от­ка­жешь. Труд­но от­ри­цать и то, что тю­рем­ные вла­сти ес­ли и не уби­ли его пря­мо, то кос­вен­но по­спо­соб­ство­ва­ли его смер­ти. И во­об­ще, бро­сать в тюрь­му на де­сять лет 74-лет­не­го че­ло­ве­ка, при­том что он не тер­ро­рист и не убий­ца, — это весь­ма дур­ной тон. Судьи, вы­но­ся при­го­вор, яв­но рас­счи­ты­ва­ли на то, что Дод­до­ре не вый­дет жи­вым на сво­бо­ду. Ме­ло­ни то­же это по­ни­мал. В чис­ле лич­ных ве­щей он взял с со­бой в тюрь­му био­гра­фию Боб­би Сэнд­са, бор­ца за неза­ви­си­мость Ир­лан­дии, по­гиб­ше­го в хо­де тю­рем­ной го­ло­дов­ки. Оче­вид­но, что его ре­ше­ние уме­реть и сво­ей смер­тью при­дать борь­бе за неза­ви­си­мость Сар­ди­нии но­вый им­пульс, пре­вра­тив­шись в ее зна­мя, бы­ло вполне об­ду­ман­ным и взве­шен­ным.

По­че­му вла­сти Ита­лии дей­ство­ва­ли так жест­ко? По очень про­стой при­чине: цель, по­став­лен­ная Ме­ло­ни, бы­ла не столь уж и недо­сти­жи­ма, как это мо­жет по­ка­зать­ся на пер­вый взгляд. Ита­лию уже дав­но, соб­ствен­но го­во­ря, всю ее ис­то­рию, с мо­мен­та окон­ча­ния ри­со­д­жи­мен­то (risorgimento) — объ­еди­не­ния стра­ны и од­но­вре­мен­но из­бав­ле­ния ее от ино­стран­ной ок­ку­па­ции, за­вер­шив­ше­го­ся в 1870 г., силь­но ли­хо­ра­дит. По­то­му что еще до окон­ча­ния объ­еди­не­ния граж­дане по­ня­ли: их ос­но­ва­тель­но раз­ве­ли, сме­шав борь­бу с ок­ку­пан­та­ми и об­щие гра­ни­цы в од­ном фла­коне. Осо­бен­но ост­ро это ощу­ща­ют жи­те­ли окра­ин как на се­ве­ре, так и на юге, а Сар­ди­ния как раз и есть юж­ная окра­и­на Ита­лии, к то­му же несколь­ко изо­ли­ро­ван­ная от нее в си­лу ост­ров­но­го по­ло­же­ния и спе­ци­фи­че­ской ис­то­рии. Кста­ти, сло­во risorgimento фи­гу­ри­ру­ет и в на­зва­нии пар­тии Дод­до­ре, что, несо­мнен­но, уже са­мо по се­бе бе­сит ита­льян­ские вла­сти. Еще один фак­тор бес­по­кой­ства по­рож­да­ет то, что чле­на­ми пар­тии в боль­шин­стве сво­ем яв­ля­ют­ся сту­ден­ты — ак­тив­ная и от­но­си­тель­но об­ра­зо­ван­ная про­слой­ка об­ще­ства.

А по­сколь­ку ита­льян­ское го­су­дар­ство до непри­ли­чия кор­рум­пи­ро­ва­но и неэф­фек­тив­но, то граж­дане им силь­но недо­воль­ны. И недо­воль­ство это при­ни­ма­ет две ос­нов­ные фор­мы. Во-пер­вых, тос­ку по «силь­ной ру­ке» и но­сталь­ги­че­ские вос­по­ми­на­ния о «зо­ло­том ве­ке» Мус­со­ли­ни с про­ек­ци­ей этой но­сталь­гии на раз­но­го ро­да со­вре­мен­ных дик­та­то­ров или фри­ков, что боль­ше свой- ствен­но цен­траль­ным об­ла­стям. А во-вто­рых, же­ла­ние от­де­лить­ся от боль­шо­го ита­льян­ско­го бар­да­ка и ор­га­ни­зо­вать свой, мень­ший по раз­ме­ру и толь­ко для сво­их, — оно по­пу­ляр­нее на окра­и­нах. Вто­рое на­прав­ле­ние в его сар­дин­ском ва­ри­ан­те как раз и пред­став­ля­ли по­кой­ный Ме­ло­ни и его пар­тия.

Но PaRiS — лишь один из мно­гих оча­гов се­па­ра­тист­ских на­стро­е­ний, тле­ю­щих в со­вре­мен­ной Ита­лии. Па­мят­ни­ки объ­еди­ни­те­лю Ита­лии и со­зда­те­лю ита­льян­ско­го го­су­дар­ства в его со­вре­мен­ных гра­ни­цах Джу­зеп­пе Га­ри­баль­ди все ча­ще под­вер­га­ют­ся ван­да­ли­за­ции, и эта тен­ден­ция по­все­мест­на. На се­ве­ре мест­ные вла­сти раз­вле­ка­ют­ся пе­ре­име­но­ва­ни­ем гео­гра­фи­че­ских на­зва­ний на лом­бард­ский диа­лект (в ос­но­ве ли­те- ра­тур­но­го ита­льян­ско­го язы­ка ле­жит диа­лект тос­кан­ский). Ре­ги­о­наль­ные вла­сти Ве­не­то вы­де­ли­ли 57 тыс. ев­ро на ис­то­ри­че­ское ис­сле­до­ва­ние: на­сколь­ко со­от­вет­ство­ва­ли ре­аль­ным на­стро­е­ни­ям в об­ще­стве ито­ги объ­еди­ни­тель­но­го пле­бис­ци­та 1866 г.? То­гда за при­со­еди­не­ние Ве­не­то к Ита­лии про­го­ло­со­ва­ли 647 789 вы­бор­щи­ков, а про­тив — все­го лишь 69. Есть пред­по­ло­же­ния, что Са­вой­ская ди­на­стия ока­за­ла дав­ле­ние на из­би­ра­те­лей, и, ес­ли это удаст­ся до­ка­зать на ос­но­ве ис­то­ри­че­ских до­ку­мен­тов, вскрыть на­ру­ше­ния в хо­де го­ло­со­ва­ния ли­бо при под­сче­те го­ло­сов, мож­но бу­дет по­ста­вить во­прос о пе­ре­смот­ре ито­гов пле­бис­ци­та и неза­кон­но­сти при­со­еди­не­ния Ве­не­то к Ита­лии.

От­де­лить­ся от боль­шо­го ита­льян­ско­го бар­да­ка и ор­га­ни­зо­вать свой, мень­ший по раз­ме­ру и толь­ко для сво­их, — эта идея по­пу­ляр­ная на мно­гих окра­и­нах Ита­лии, а не толь­ко на Сар­ди­нии

Ряд му­ни­ци­па­ли­те­тов, со­сед­ству­ю­щих с рес­пуб­ли­кой Сан-Ма­ри­но, же­ла­ют к ней при­со­еди­нить­ся. В од­ном из них да­же про­ве­ли по­имен­ное го­ло­со­ва­ние — все жи­те­ли вы­ска­за­лись за. Ко­неч­но, про­тив ру­ко­во­ди­те­ля ко­ми­те­та за при­со­еди­не­ние к Сан-Ма­ри­но от­кры­ли уго­лов­ное де­ло, но все­х­то жи­те­лей не пе­ре­са­жа­ешь. А в Юж­ном Ти­ро­ле, в немец­ко­го­во­ря­щем ре­ги­оне Боль­ца­но, 130 мэ­ров под­пи­са­ли об­ра­ще­ние к пар­ла­мен­ту Ав­стрии с прось­бой о вклю­че­нии их го­ро­дов в со­став Ав­стрий­ской Рес­пуб­ли­ки.

Од­ним сло­вом, кри­зис на­ли­цо. И власть Ита­лии со­зна­тель­но со­зда­ла пре­це­дент, по­ка­зав, что го­то­ва дей­ство­вать крайне жест­ко, не оста­нав­ли­ва­ясь ни пе­ред чем. Вот толь­ко по­мо­жет ли ей это?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.