Люд­ми­ла Че­рень­ко

Зав­от­де­лом ис­сле­до­ва­ний уров­ня жизни на­се­ле­ния Ин­сти­ту­та де­мо­гра­фии и со­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний им. М. В. Пту­хи о том, по­че­му мно­го­дет­ные се­мьи боль­ше все­го риску­ют ока­зать­ся в ка­те­го­рии бед­ных и по­че­му укра­ин­цам ра­но по­лу­чать га­ран­ти­ро­ван­ный до­ход

Delovaya Stolitsa - - ЭКОНОМИКА -

мая груп­па — пен­си­о­не­ры. Сей­час ска­зать труд­но, по­то­му что за по­след­ний год ме­ня­ют­ся струк­тур­ные со­от­но­ше­ния, но ес­ли мыс­лить ка­те­го­ри­я­ми 2016 го­да и рань­ше, то пен­си­о­не­ры — не са­мая уяз­ви­мая ка­те­го­рия. Пен­си­о­не­ров на­до де­лить на груп­пы. Об уяз­ви­мо­сти пе­ред бед­но­стью мы мо­жем уве­рен­но го­во­рить для ка­те­го­рии 75+.

По­че­му?

Л.Ч. Во-пер­вых, лю­ди стар­ше 75 лет по­лу­чи­ли неспра­вед­ли­вые раз­ме­ры пен­сий от фор­му­лы по­след­не­го пе­ре­рас­че­та, пре­иму­ще­ствен­но все по­лу­ча­ют ми­ни­мал­ку. Во-вто­рых, в та­ком воз­расте те­ря­ет­ся оста­точ­ная ра­бо­то­спо­соб­ность. Они не мо­гут «до­ра­ба­ты­вать» до пен­сии, да­же ес­ли жи­вут в сель­ской мест­но­сти, фи­зи­че­ски огра­ни­че­ны в по­лу­че­нии на­ту­раль­но­го до­хо­да.

Что ка­са­ет­ся так на­зы­ва­е­мых «мо­ло­дых пен­си­о­не­ров» (до 65 лет), а у нас уни­каль­ная пен­си­он­ная си­сте­ма, у нас этот срок про­пи­сан офи­ци­аль­но, то они до­ста­точ­но обес­пе­чен­ная груп­па.

Что это за лю­ди?

Л.Ч. Лю­ди в воз­расте 45–65 лет — это наи­бо­лее ма­те­ри­аль­но обес­пе­чен­ная груп­па в на­шей стране. Лю­ди, ко­то­рые име­ют ма­те­ри­аль­ную ба­зу, уве­рен­ность, ко­то­рые уже до­стиг­ли то­го, че­го мог­ли до­стичь. Сей­час они от сво­их жиз­нен­ных до­сти­же­ний по­лу­ча­ют ди­ви­ден­ды. Ес­ли это пен­си­о­не­ры, то про­дол­жа­ют ра­бо­тать. Да­же ес­ли они ра­бо­та­ют за неболь­шую зар­пла­ту, то к ней до­бав­ля­ет­ся еще пен­сия. В свя­зи с по­след­ни­ми ре­фор­ма­ми и необ­хо­ди­мо­стью вы­би­рать то или дру­гое это ста­ло слож­нее де­лать, но мно­гие пен­си­о­не­ры ра­бо­та­ют неофи­ци­аль­но. По­это­му «мо­ло­дые пен­си­о­не­ры» име­ют до­воль­но неплохую со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­скую по­зи­цию.

То есть на­ша бед­ная груп­па — это дети?

Л.Ч. Да. Уяз­ви­мы­ми яв­ля­ют­ся дети и мно­го­дет­ные се­мьи. В те­че­ние дли­тель­но­го пе­ри­о­да ис­сле­до­ва­ний мож­но чет­ко про­сле­дить тен­ден­цию — по­яв­ле­ние вто­ро­го ре­бен­ка уве­ли­чи­ва­ет рис­ки бед­но­сти се­мьи в пол­то­ра-два ра­за. Это про­стая ариф­ме­ти­ка: де­лим две зар­пла­ты ро­ди­те­лей на три и че­ты­ре, ес­ли уже два ре­бен­ка, и по­лу­ча­ем раз­ные по­ка­за­те­ли.

Но ведь го­су­дар­ство по­мо­га­ет вы­пла­та­ми?

Л.Ч. Да, но те вы­пла­ты, ко­то­ры­ми у нас ко­зы­ря­ют, вы­пла­ты при рож­де­нии и по ухо­ду, они, во-пер­вых, на уровне ми­ни­маль­ной зар­пла­ты. Во-вто­рых, эта ми­ни­маль­ная зар­пла­та да­ет­ся ма­те­ри и ре­бен­ку. Все рав­но се­мей­ный бюд­жет за­ви­сит от то­го, как отец мо­жет обес­пе­чить се­мью, так как мать с ре­бен­ком на вы­пла­ты про­жить не мо­гут. В-тре­тьих, ко­гда по­вы­ша­лись вы­пла­ты, тор­го­вые се­ти очень быст­ро адап­ти­ро­ва­ли це­ны, да­же в те­не­вом обо­ро­те нефор­маль­ные пла­те­жи рос­ли: ме­ди­ци­на или до­школь­ная сфе­ра. В-чет­вер­тых, про­бле­ма дет­ских са­ди­ков. Част­ный са­дик — до­ро­го, в го­су­дар­ствен­ный устро­ить­ся труд­но. По­это­му ма­ма ча­сто огра­ни­че­на в воз­мож­но­сти ре­а­ли­за­ции эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти.

При этом все так пе­ре­жи­ва­ют за де­мо­гра­фию, а ре­аль­ное пе­ре­рас­пре­де­ле­ние ра­бо­та­ет без уче­та про­бле­мы…

Л.Ч. Здесь важ­но вспом­нить о по­вы­ше­нии ми­ни­маль­ной зар­пла­ты. Мож­но спо­рить, но это тот шаг, ко­то­рый сле­до­ва­ло де­лать еще с 2002 го­да. Спе­ци­а­ли­стам бы­ло по­нят­но, что не бу­дет у нас ни­ка­кой ги­пе­рин­фля­ции. У нас на­кап­ли­вал­ся неудо­вле­тво­рен­ный спрос бук­валь­но на все, и в на­ча­ле 2000-х, ко­гда по­шли пер­вые про­фи­ци­ты бюд­же­та, нуж­но

Что про­ис­хо­ди­ло в Ев­ро­пе по­сле 1970-х? У них рос ВВП, все го­во­ри­ли о со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ной эко­но­ми­ке, мол, рост про­ис­хо­дит по­то­му, что так на­стро­е­но об­ще­ство. У них де­ся­ти­ле­ти­я­ми бы­ли про­фи­ци­ты бюд­же­та, они пло­ди­ли раз­но­го ро­да со­ци­аль­ные про­грам­мы. Во Фран­ции та­кая раз­ветв­лен­ная сеть со­ци­аль­ных про­грамм, что не все спе­ци­а­ли­сты зна­ют, как они меж­ду со­бой со­от­но­сят­ся. Ко­гда на­чал­ся кри­зис 2008 го­да, си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. Ста­ли счи­тать, сколь­ко сто­ят раз­лич­ные про­грам­мы, ко­то­рые охва­ты­ва­ют лю­дей с раз­ных сто­рон. В ре­зуль­та­те об­на­ру­жи­ли опре­де­лен­ную про­слой­ку, ко­то­рая по­лу­ча­ет из раз­лич­ных про­грамм и име­ет хо­ро­ший до­ход да­же на фоне ра­бо­та­ю­щих лю­дей. По­это­му они рас­счи­та­ли, что ес­ли сло­жить день­ги всех этих про­грамм в один кар­ман и пу­стить их на од­ну про­грам­му — га­ран­ти­ро­ван­ный ми­ни­маль­ный до­ход, то это бу­дет мень­ше, чем тра­тят сей­час. У них это эко­но­мия. По край­ней ме­ре, так это объ­яс­ня­ют экс­пер­ты.

Ес­ли брать по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти, на $5 в сут­ки у нас жи­вет чуть бо­лее 1% на­се­ле­ния

Та­кой спо­соб эко­но­мии хо­рош при невы­со­ком вкла­де те­не­вой эко­но­ми­ки, а у нас…

Л.Ч. Те­не­вая экономика — это на­ша про­бле­ма. По­ни­маю, что это жизнь за­став­ля­ет так де­лать. Все это по­ни­ма­ют. Бо­лее по­ло­ви­ны на­се­ле­ния так или ина­че охва­че­но те­не­вы­ми до­хо­да­ми. У нас 45% ВВП в те­ни. По­нят­но, что при усло­вии «от­бе­ли­ва­ния» эко­но­ми­ки мы мог­ли бы то­же за­ме­нить су­ще­ству­ю­щие со­ци­аль­ные про­грам­мы га­ран­ти­ро­ван­ным ми­ни­маль­ным до­хо­дом. Мо­жет, я здесь немно­го пре­уве­ли­чи­ваю, но про­бле­ма в том, что наи­боль­шая до­ля те­не­вых до­хо­дов — у обес­пе­чен­ных лю­дей. Чем бед­нее че­ло­век, тем мень­ше про­цент его те­не­вых до­хо­дов. Ес­ли они и есть, то ми­зер­ные. По­это­му ес­ли ги­по­те­ти­че­ски пред­ста­вить пол­ную ле­га­ли­за­цию, то бюд­жет уве­ли­чи­ва­ет­ся не вдвое, а го­раз­до боль­ше. Бе­се­до­вал Алек­сандр КУРИЛЕНКО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.