Для ка­ких опы­тов нуж­но оста­вить Аге­е­ва в Укра­ине

Delovaya Stolitsa - - МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА -

Мо­жет, и не убьют. Ви­тя, ко­неч­но, на­де­ет­ся, что не убьют.

Во­об­ще-то, Ви­тя Аге­ев и его ма­ма — ве­ли­ко­леп­ный ма­те­ри­ал для со­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний. Два рос­си­я­ни­на, раз­но­го по­ла и воз­рас­та — та­кие, ка­кие они есть. Без вся­ко­го гри­ма. Без мо­ра­ли. Без при­зна­ков рас­ка­я­ния, да­же са­мо­го ми­мо­лет­но­го. Ну вот, неудач­но вы­шло — по­ехал сы­нок на за­ра­бот­ки по­стре­лять немно­го хох­лов, все по­на­ча­лу шло от­лич­но, но тут не свез­ло: по­пал­ся. Те­перь на­до ис­хит­рить­ся и сде­лать несколь­ко про­счи­тан­ных хо­дов од­но­вре­мен­но.

Во-пер­вых, за­мо­ро­чить голову глу­пым хох­лам, да­вя на жа­лость. Они-то, ду­рач­ки, ко­неч­но, по­ве­рят — куда ж им про­тив хит­ро­ум­ных рос­си­ян. Во-вто­рых, на­чать го­во­рить на за­прет­ные (с точ­ки зре­ния рос­сий­ской власти) те­мы. Но так, что­бы, с од­ной сто­ро­ны, эти са­мые власти очень за­хо­те­ли бы за­ткнуть этот фон­тан и вы­та­щи­ли бы Ви­тю. А с дру­гой — так, что­бы не озлить их слиш­ком уж силь­но. Что­бы они не за­хо­те­ли свер­нуть Ви­те и его ма­ме го­ло­вы, ко­гда те ока­жут­ся в их ру­ках.

Чи­нов­ни­ки из ФСБ, МО РФ и про­чих кон­тор, в свою оче­редь, ко­неч­но же, про­счи­ты­ва­ют эту иг­ру и очень ею недо­воль­ны. Ро­ди­на-мать же­ла­ла бы, что­бы Ви­тя Аге­ев умер мол­ча. Но Ви­те Аге­е­ву на­чхать на Ро­ди­ну-мать ров­но в той же сте­пе­ни, в ка­кой Ро­дине-ма­те­ри на­чхать на Ви­тю Аге­е­ва. Ви­тя и его ма­ма пред­ла­га­ют Ро­дине-ма­те­ри сдел­ку: мы не пе­ре­хо­дим опре­де­лен­ной чер­ты, а вы вы­тас­ки­ва­е­те Ви­тю. Они оба иг­ра­ют тща­тель­но про­ду­ман­ные ро­ли. Это за­мет­но на лю­бом ви­део. За­ме­тен и тон­кий Ви­тин ма­невр: как толь­ко его ис­то­рия по­лу­чи­ла до­ста­точ­но боль­шую из­вест­ность, и Ро­ди­на-мать уже не мо­жет про­сто так взять и по­ло­жить на него с при­бо­ром, он сде­лал ма­лень­кий, но очень важ­ный ша­жок на­зад. Уточ­нил, что, хо­тя из Рос­сии он при­был в ка­че­стве во­ен­но­слу­жа­ще­го рос­сий­ской ар­мии, но сра­зу по­сле пе­ре­хо­да гра­ни­цы за­клю­чил кон­тракт с «на­род­ной ми­ли­ци­ей ЛНР». Это ров­но тот же ма­невр, ко­то­рый про­де­ла­ли на су­де Алек­сан­дров и Еро­фе­ев: за­яви­ли, что доб­ро­воль­но всту­пи­ли в «на­род­ную ми­ли­цию ЛНР», а преды­ду­щие по­ка­за­ния из них вы­да­ви­ли под пыт­ка­ми. Ви­тя хорошо го­то­вит­ся и изу­ча­ет опыт пред­ше­ствен­ни­ков.

Но все же — ве­рит ли Ви­тя, что Еро­фе­е­ва лик­ви­ди­ро­ва­ли за из­лиш­нюю от­кро­вен­ность? Или на ав­то­ма­те по­вто­ря­ет то, что рос­сий­ским «доб­ро­воль­цам» вну­ша­ют их ко­ман­ди­ры, дабы по­бу­дить их (в слу­чае пле­на) не слиш­ком рас­пус­кать язык? Это непро­стой во­прос. Да­же фи­ло­соф­ский. Де­ло в том, что Виктор Аге­ев и его мать во­об­ще не мыс­лят в ка­те­го­ри­ях «прав­ды» и «лжи». Их под­хо­ды ле­жат в иной плос­ко­сти: есть то, что утвер­жда­ет офи­ци­аль­ная и неофи­ци­аль­ная про­па­ган­да и че­му по­ла­га­ет­ся ве­рить. Есть то, ве­ру во что вы­год­но изоб­ра­жать здесь и сей­час. И наконец, есть мо­дель ре­аль­но­сти, ис­хо­дя из ко­то­рой нуж­но стро­ить прак­ти­че­ские дей­ствия, не озву­чи­вая ее.

Ви­тя со­гла­ша­ет­ся с тем, что Еро­фе­е­ва уби­ли, и сто­ит на этом — уби­ли, и все тут, так как это офи­ци­аль­ная вер­сия, ко­то­рую тем или иным спо­со­бом до­ве­ло до Ви­ти его на­чаль­ство. Ви­тя дер­жит­ся этой вер­сии, по­то­му что это — часть ло­яль­но­го по­ве­де­ния. Это ему за­чтет­ся, ко­гда его вер­нут в Рос­сию.

Да­лее, ко­гда Ви­тя рас­ска­зы­ва­ет о том, что Еро­фе­е­ва уби­ли, он да­вит на жа­лость. Мол, бу­ду мно­го го­во­рить, то убьют и ме­ня. По­то­му что прес­са­нуть Ви­тю так, что­бы он вы­ло­жил все, что мо­жет пред­ста­вить ин­те­рес для укра­ин­ской сто­ро­ны, де­ло, в об­щем-то, не слож­ное. Ни­ка­ких пы­ток и да­же ру­ко­при­клад­ства тут не по­тре­бу­ет­ся. Пол­ча­са, от си­лы час пра­виль­но вы­стро­ен­но­го раз­го­во­ра — и Ви­тя изой­дет хо­лод­ным по­том и сло­вес­ным по­но­сом. Ви­тя это зна­ет. Един­ствен­ная Ви­ти­на за­щи­та — бить на жа­лость: мол, убьют ме­ня, ес­ли рас­ска­жу. И Ви­тя на жа­лость бьет. И это от­ча­сти ра­бо­та­ет. По­то­му что Укра­и­на, да­же во­ю­ю­щая Укра­и­на — да­ле­ко не Рос­сия. И те, кто с Ви­тей ра­бо­та­ют, — да­ле­ко не зве­ри. Во вся­ком слу­чае, по срав­не­нию с их рос­сий­ски­ми кол­ле­га­ми.

И наконец, прак­ти­че­ский план Ви­ти­ных дей­ствий. О нем уже бы­ло ска­за­но: до­зи­ро­ван­ный слив.

Вот, соб­ствен­но, и весь Ви­тя. Ви­тя — про­дукт Рос­сии. Изу­чая Ви­тю, мож­но по­нять Рос­сию. По­то­му что Рос­сия по боль­шо­му сче­ту вся со­сто­ит из та­ких вот Вить и их мам. Ни­ка­ких дру­гих оби­та­те­лей там нет. Это мир, скреп­лен­ный стра­хом и вза­им­ной нена­ви­стью. Без них он раз­ле­тит­ся в кус­ки.

К Ви­те и его ма­ме сто­ит при­гля­деть­ся как мож­но вни­ма­тель­нее. Это по­мо­жет по­нять мно­гие важ­ные ве­щи. На­при­мер, при­ро­ду то­го, что нам про­ти­во­сто­ит. Чем со­вре­мен­ные рос­си­яне прин­ци­пи­аль­но отличаются от нас. Уви­деть глу­би­ну про­па­сти между нами и ни­ми. Осо­знать, что ес­ли Рос­сия победит, то Укра­и­на пре­вра­тит­ся в та­кой же ин­фер­наль­ный мир, на­се­лен­ный нелю­дью. Для лю­дей в этом ми­ре не бу­дет ме­ста.

Смот­ри­те на Ви­тю. На его ма­му. Смот­ри­те во все гла­за и ло­ви­те каж­дое их сло­во. По­то­му что луч­ше­го спо­со­ба по­нять, что и от ко­го мы­за­щи­ща­ем,сра­жа­ясь­сРос­си­ей, про­сто нет.

Ви­тя не лю­бит Рос­сию. Ви­тя ее нена­ви­дит и бо­ит­ся. Но он не мо­жет жить вне ее — так ры­ба, вы­та­щен­ная на свет из глу­би­ны, бу­дет разо­рва­на внут­рен­ним дав­ле­ни­ем

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.