По­че­му Укра­ине на­до ча­ще смот­реть на Аф­ри­ку, а не на Ев­ро­пу

Delovaya Stolitsa - - ОБЩЕСТВО -

вы­бра­сы­вать па­ке­ты, не сти­рая, не несет ров­но ни­ка­кой сим­во­ли­че­ской на­груз­ки для по­ко­ле­ния, рож­ден­но­го по­сле 1985 г. Но ны­неш­ние 30-лет­ние так же ис­прав­но гре­бут в су­пер­мар­ке­тах ку­леч­ки, как и их стар­шие бра­тья и сест­ры. Ни­че­го сим­во­ли­че­ско­го — про­сто при­выч­ка.

Что, по всей ви­ди­мо­сти, род­нит укра­ин­цев, ско­рее, с Аф­ри­кой, чем с За­пад­ной Ев­ро­пой — стран­ная убеж­ден­ность в том, что сло­во «зав­тра» не име­ет си­лы. Об от­сут­ствии мо­даль­но­сти бу­ду­ще­го вре­ме­ни в на­шем — в це­лом, пост­со­вет­ском — со­зна­нии мож­но на­пи­сать трак­тат. И эко­ло­ги­че­ской куль­ту­ре в нем обя­за­тель­но най­дет­ся ме­сто. Впро­чем, ес­ли мы на­учи­лись вы­чи­тать из по­ля зре­ния се­го­дняш­ние про­бле­мы с по­ли­эти­ле­но­вым за­ва­лом — что го­во­рить про зав­траш­ние?

Ре­ше­ние ке­ний­ской вла­сти, как от­ме­ча­ют и кри­ти­ки, и да­же сто­рон­ни­ки, не по­нра­ви­лось биз­не­су, и, пред­по­ла­га­ет­ся, что оно на­не­сет удар по эко­но­ми­ке. Ес­ли па­ке­ты не про­да­ют и не по­ку­па­ют — нуж­но со­кра­щать про­из­вод­ство. А со­кра­ще­ние про­из­вод­ства — это все­гда удар по эко­но­ми­ке. По­ли­эти­лен и, ши­ре, пла­сти­ки со­став­ля­ют ос­но­ву со­вре­мен­но­го про­из­вод­ства во мно­гих сфе­рах. Вы — как и я — на­вер­ня­ка не пред­став­ля­е­те се­бе жиз­ни без пла­сти­ка. Но мы по­сте­пен­но под­хо­дим, а ме­ста­ми уже и за­сту­пи­ли за ту чер­ту, за ко­то­рой «жизнь» и «пла­стик» ста­но­вят­ся несов­ме­сти­мы — или од­но, или дру­гое.

Ка­мен­ный век за­кон­чил­ся не по­то­му, что за­кон­чи­лись кам­ни, брон­зо­вый — не по­то­му, что ра­зу­чи­лись лить брон­зу. Это все уже по­чти ба­наль­но­сти, ко­то­рые, ко­неч­но, не при­ме­ни­мы в пол­ной ме­ре к неф­ти. Лю­бая эпоха за­кан­чи­ва­ет­ся то­гда, ко­гда изоб­ре­та­ет­ся или от­кры­ва­ет­ся что-то бо­лее со­вер­шен­ное. Про­бле­ма эпо­хи неф­ти в том, что она — в от­ли­чие от кам­ней — мо­жет за­кон­чить­ся рань­ше, чем бу­дет при­ду­ма­но что-то вме­сто. А по­ка эпоха неф­ти не за­кон­чи­лась, ре­ше­ние о пре­кра­ще­нии про­из­вод­ства про­дук­тов неф­те­пе­ре­ра­бот­ки бу­дет вы­гля­деть эко­но­ми­че­ски рис­ко­ван­ным, непо­пу­ляр­ным и от­то­го по­ли­ти­че­ски ущерб­ным.

Впро­чем, неф­те­хи­мия не с од­них толь­ко ку­леч­ков жи­вет. И, ско­рее всего, усто­ит и вы­жи­вет, ес­ли спрос на ПЭТ-упа­ков­ки со­кра­тит­ся. Во­прос в том, как его со­кра­тить — в ре­аль­но­сти, а не на уровне бла­гих на­ме­ре­ний и то­чеч­ных ини­ци­а­тив эко­ак­ти­ви­стов. Как убе­дить по­чтен­ней­шую пуб­ли­ку но­сить в кар­мане по­лот­ня­ную сум­ку, что­бы не по­ку­пать в ма­га­зине по­ли­эти­ле­но­вую. Не за­во­ра­чи­вать в от­дель­ные ку­леч­ки каж­дую по­куп­ку. А где невоз­мож­но пе­рей­ти на ткань, там поль­зо­вать­ся бу­ма­гой. Про­из­вод­ство бу­ма­ги — та еще на­груз­ка на окру­жа­ю­щую сре­ду, но тут хо­тя бы нет про­блем с ути­ли­за­ци­ей. Да­же ес­ли у вас не хва­тит сил сжечь бу­маж­ные та­рел­ки и ста­кан­чи­ки по­сле пик­ни­ка, они са­ми вско­ре сгни­ют. Ах, что же де­лать с вил­ка­ми и лож­ка­ми? Будь­те про­ще — ешь­те ру­ка­ми. Их, ко­неч­но, по­том при­дет­ся мыть. Но что по­де­лать? Хо­ро­шо, что од­но­ра­зо­вые ру­ки в су­пер­мар­ке­те не про­да­ют­ся.

Про­бле­ма за­со­ре­ния зем­но­го ша­ра по­ли­эти­ле­но­вы­ми па­ке­та­ми — как и по­чти лю­бая про­бле­ма за­со­ре­ния — это во­прос о том, как и что де­лать с му­со­ром. В на­шем слу­чае это сно­ва во­прос куль­ту­ры в боль­шей ме­ре, чем эко­но­ми­ки. И тут мы сно­ва ближе к ке­ний­цам, чем к фин­нам, нем­цам или да­же по­ля­кам: мы от­но­сим­ся к му­со­ру без долж­но­го по­чте­ния. В Ев­ро­пе вы встре­ти­те ПЭТ-упа­ков­ки по­всю­ду — но не в сель­ских ка­на­вах и не на го­род­ской брус­чат­ке. Ес­ли борь­ба с мон­стра­ми неф­те­пе­ре­ра­бот­ки вы­гля­дит Ге­рак­ло­вым по­дви­гом, то нет ни­че­го непо­силь­но­го в сор­ти­ров­ке и пе­ре­ра­бот­ке му­со­ра. По­ли­эти­лен по­чти в лю­бом ви­де лег­ко пре­вра­ща­ет­ся во втор­сы­рье.

Мож­но бы­ло бы упо­вать на вос­пи­та­ние, на раз­ви­тие эко­ак­ти­виз­ма, на эко­мо­ду, на­ко­нец. В об­щем, на то, что не за­ко­на­ми и ре­прес­си­я­ми еди­ны­ми — что-то мож­но сде­лать и мяг­ким пу­тем убеж­де­ния и по­сте­пен­ной эво­лю­ции при­вы­чек. Но по­ка что этот путь не ка­жет­ся до­ста­точ­но ре­аль­ным. Эко­мо­да у нас су­ще­ству­ет, но эко­ло­ги­че­ские трен­ды не ста­но­вят­ся мас­со­вы­ми. И вряд ли раз­ви­тие эко­мо­ды силь­но про­дви­нет нас по это­му пу­ти. Как и лю­бая мо­да, эко­мо­да — это спо­соб что-то про­дать и на чем-то за­ра­бо­тать. «Эко­про­дук­ты» — что бы это ни зна­чи­ло — зна­чи­тель­но до­ро­же обыч­ных мас­со­вых. Это оправ­да­но: то, что вы­ра­щи­ва­ет­ся и про­из­во­дит­ся как «эко», име­ет бо­лее вы­со­кую се­бе­сто­и­мость. В ре­зуль­та­те «эко» по­па­да­ет в ка­те­го­рию «пре­ми­ум». А мас­со­вый по­ку­па­тель в эту ка­те­го­рию ред­ко за­гля­ды­ва­ет. Вот по­че­му эко­мо­да ни­чем не по­мо­жет в де­ле спа­се­ния пла­не­ты от эко­ло­ги­че­ской ка­та­стро­фы во­об­ще и по­ли­эти­ле­но­во­го на­вод­не­ния в част­но­сти. Да­же ес­ли у нас по­явят­ся эко­фер­мы, ко­то­рые бу­дут про­из­во­дить эко­сум­ки из льна и по­ско­ни.

Но не­уже­ли нуж­но вот так, же­сто­ко? Че­ты­ре го­да ли­ше­ния сво­бо­ды или штраф в $38 тыс. Штраф — это, по-ви­ди­мо­му, для продавцов. По­то­му что $38 тыс. для сред­не­го ке­ний­ца — сум­ма не бо­лее ре­аль­ная, чем для сред­не­го укра­ин­ца. Мо­жет, ко­неч­но, су­ро­вость за­ко­нов и там — как у нас — ком­пен­си­ру­ет­ся необя­за­тель­но­стью их ис­пол­не­ния. Но что ка­са­ет­ся жест­ко­сти, ке­ний­ские вла­сти мож­но по­нять. Во-пер­вых, про­бле­ма экологии для аф­ри­кан­ской стра­ны сто­ит осо­бен­но ост­ро из-за вы­со­кой плот­но­сти на­се­ле­ния, жар­ко­го кли­ма­та и ску­до­сти бюд­же­та, ко­то­рый не мо­жет се­бе поз­во­лить по­вы­шен­ной на­груз­ки на сфе­ру здра­во­охра­не­ния. Во-вто­рых, для то­го, что­бы пе­ре­ло­мать сло­жив­ши­е­ся при­выч­ки — как, на­при­мер, при­выч­ку по­ку­пать па­ке­ты при каж­дом ви­зи­те в су­пер­мар­кет или па­ко­вать каж­дую бу­лоч­ку в от­дель­ный ку­ле­чек из со­об­ра­же­ний «ги­ги­е­ны», нуж­ны силь­но­дей­ству­ю­щие сред­ства.

Ке­ний­ская власть по­сту­пи­ла про­сто и пря­мо, не ожи­дая, по­ка сознание масс до­стиг­нет эко­ло­ги­че­ско­го про­свет­ле­ния — пу­тем дра­ко­нов­ско­го законодательного огра­ни­че­ния. При­чем как для биз­не­са, так и для по­тре­би­те­ля. И это, увы, единственный дей­ствен­ный путь — во вся­ком слу­чае, для Аф­ри­ки. Как и для на­шей бла­го­сло­вен­ной зем­ли.

Для Ке­нии угро­за па­ке­тов свя­зы­ва­ет­ся, в част­но­сти, с жи­вот­но­вод­ством — их по­еда­ют ко­ро­вы, в ре­зуль­та­те вред­ные ор­га­ни­че­ские со­еди­не­ния по­па­да­ют в мя­со и с ним — в ор­га­низм че­ло­ве­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.