Пой­ма­ли за язык. Сто­ит ли на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство скан­да­ла с Ев­ро­пой

Язы­ко­вой во­прос в Укра­ине по­преж­не­му оста­ет­ся по­ли­ти­че­ским. В пол­ном со­от­вет­ствии с кон­цеп­ци­я­ми го­су­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства по­за­про­шло­го ве­ка

Delovaya Stolitsa - - ПОЛИТИКА -

мел­ких па­ко­стей вро­де про­пус­ка Дмит­рия Ро­го­зи­на в го­сти к ти­рас­поль­ским под­опеч­ным? Или сю­же­та-дру­го­го об укра­ин­ских ма­фи­о­зи и га­стар­бай­те­рах-убий­цах?

Ев­ро­пей­ский кон­сен­сус от­но­си­тель­но Рос­сии дер­жит­ся от­нюдь не на обострен­ном чув­стве спра­вед­ли­во­сти, не на то­таль­ной со­ли­дар­но­сти с Укра­и­ной и не на ав­то­ри­те­те Ан­ге­лы Мер­кель. Он дер­жит­ся на ба­лан­се це­ле­со­об­раз­но­стей. За­чем по­мо­гать Москве его на­ру­шать?

Я до­пус­каю, что про­ис­хо­дя­щее у на­ших юго-за­пад­ных со­се­дей — «ис­те­ри­ка», по ди­пло­ма­тич­но­му вы­ра­же­нию за­мгла­вы пре­зи­дент­ской ад­ми­ни­стра­ции Кон­стан­ти­на Ели­се­е­ва, — и в са­мом де­ле обу­слов­ле­но при­бли­же­ни­ем вы­бо­ров. Воз­мож­но да­же, кто-то и впрямь ве­рит, что скан­дал с Укра­и­ной мо­жет от­влечь вни­ма­ние Брюс­се­ля от на­ру­ша­ю­щих нор­мы ЕС нели­бе­раль­ных прак­тик, и то­гда к Бу­да­пешту вполне мо­жет при­со­еди­нить­ся Вар­ша­ва. Мо­жет быть, Бу­ха­рест и впрямь пы­та­ет­ся пре­одо­леть соб­ствен­ный по­ли­ти­че­ский кри­зис, со­зда­вая кри­зис внеш­ний.

Но к че­му им всем во­об­ще бы­ло да­вать по­вод? Бы­ла ли во­об­ще необ­хо­ди­мость вклю­чать язы­ко­вую ста­тью в за­кон об об­ра­зо­ва­нии?

По­ла­гаю, за этим ре­ше­ни­ем сто­ял при­ми­тив­ный, в сущ­но­сти, те­зис, ко­то­рый в по­след­нее вре­мя ак­тив­но про­дви­га­ет­ся ря­дом пред­ста­ви­те­лей ин­тел­лек­ту­аль­ной эли­ты, име­ю­щих чет­кую гео­гра­фи­че­скую при­вяз­ку: «рус­ско­языч­ные укра­ин­цы стро­ят свою аль­тер­на­тив­ную Рос­сию. А неко­то­рые, со­от­вет­ствен­но, эту свою «дру­гую Рос­сию» за­щи­ща­ют на Дон­бас­се». Сле­дуя этой ло­ги­ке, нетруд­но сде- лать вы­вод, что «ру­мы­но­языч­ные укра­ин­цы» стро­ят в Укра­ине свою Ру­мы­нию, «вен­гро­языч­ные укра­ин­цы» — Вен­грию и т. д. А с кон­цеп­ци­ей нейшн-стей­та та­кое раз­но­об­ра­зие со­от­но­сит­ся чуть ху­же, чем ни­как. Тем бо­лее ес­ли ис­хо­дить из (за­ве­до­мо оши­боч­но­го) те­зи­са о сов­па­де­нии аре­а­ла рос­сий­ской про­па­ган­ды с аре­а­лом рас­про­стра­не­ния рус­ско­го язы­ка. Или из до­пу­ще­ния, что эт­ни­че­ский венгр/ ру­мын/бол­га­рин/грек (нуж­ное впи­сать/под­черк­нуть), не вла­дея го­су­дар­ствен­ным язы­ком, не мо­жет быть ло­яль­ным граж­да­ни­ном Укра­и­ны.

Ста­нут ли они ло­яль­нее, овла­дев им? Со­мне­ва­юсь. По­то­му что ло­яль­ность го­су­дар­ству стро­ит­ся из мно­же­ства «кир­пи­чи­ков», фор­ми­ру­ю­щих чув­ство со­при­част­но­сти. И по­том, при про­чих рав­ных, вы­бе­рет ли эт­ни­че­ский по­ляк/ венгр/ру­мын укра­ин­ский вуз, зная укра­ин­ский язык в до­ста­точ­ном объ­е­ме? Или пред­по­чтет до­учить род­ной, что­бы всту­пить в уни­вер­си­тет в Вар­ша­ве/Бу­да­пеш­те/ Бу­ха­ре­сте? Спро­си­те у укра­ин­цев, ко­то­рые там учат­ся. Сни­зит ли эта нор­ма от­ток моз­гов? От­вет, ду­маю, оче­ви­ден.

Но мне ин­те­рес­но дру­гое: пы­тал­ся ли кто-ли­бо го­во­рить о язы­ках язы­ком цифр? Сколь­ко де­нег сэко­но­мит го­су­дар­ство, пре­кра­тив фи­нан­си­ро­вать обу­че­ние стар­ше­класс­ни­ков на язы­ках мень­шинств? Сколь­ко де­нег их ро­ди­те­ли по­тра­тят на ре­пе­ти­то­ров? На ка­ко­го раз­ме­ра фи­нан­со­вую по­мощь мо­гут рас­счи­ты­вать учеб­ные за­ве­де­ния нац­мень­шинств от пра­ви­тельств со­от­вет­ству­ю­щих го­су­дарств? Долж­ны ли они бу­дут по­сле это­го ре­ги­стри­ро­вать­ся как ино­стран­ные аген­ты? Ка­ко­ва бу­дет ди­на­ми­ка во­вле­че­ния нац­мень­шинств в про­цес­сы го­су­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства? Ка­ко­вы шан­сы на по­яв­ле­ние но­вых по­ли­ти­че­ских сил, за­иг­ры­ва­ю­щих с нац­мень­шин­ства­ми и/или пред­став­ля­ю­щих их пра­ва?

И по­след­нее. Под­хо­ды ти­па «со­ба­ка ла­ет — ка­ра­ван идет» и «… а нам своє ро­бить» не сра­бо­та­ют: ве­со­вая ка­те­го­рия Укра­и­ны на меж­ду­на­род­ной арене не поз­во­лит. Мы от­нюдь не су­пер­дер­жа­ва. А по­то­му нуж­но со­ве­то­вать­ся, го­во­рить, объ­яс­нять, спо­рить и до­ка­зы­вать. До то­го как. Кон­суль­ти­ро­ва­лась ли Вер­хов­ная Ра­да с МИДом в хо­де под­го­тов­ки за­ко­но­про­ек­та? Обес­пе­чил ли МИД со­от­вет­ству­ю­щий уро­вень ком­му­ни­ка­ции с за­ру­беж­ны­ми парт­не­ра­ми? Су­дя по ны­неш­ней волне скан­да­лов, по­ла­гаю, что нет. Укра­ин­ское ру­ко­вод­ство в плане стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций свя­то чтит тра­ди­ции СССР и в этом смыс­ле ма­ло чем от­ли­ча­ет­ся от рос­сий­ско­го.

С неде­лю на­зад мой друг, бол­гар­ский жур­на­лист Асен Ге­нов, об­ра­тил­ся ко мне: хо­тел разо­брать­ся, за­чем нам та­кой за­кон. Я рас­ска­зал и о рос­сий­ском ин­фор­ма­ци­он­ном дик­та­те, и о том, что пра­вам мень­шинств ни­что не угро­жа­ет, и о мно­гом дру­гом, вклю­чая труд Гий­о­ма де Бо­пла­на, кар­ту Чу­бин­ско­го–Ми­халь­чу­ка, Ва­лу­ев­ский цир­ку­ляр, Эм­ский указ и «роз­стрі­ляне Від­род­жен­ня». Вер­дикт, по­сле­до­вав­ший за этой лек­ци­ей мне по­нра­вил­ся: «несколь­ко кон­сер­ва­тив­но, но аб­со­лют­но спра­вед­ли­во». На­ши по­соль­ства кто-то оза­бо­тил по­доб­ным за­да­ни­ем? В фев­ра­ле? Ме­сяц на­зад? Кто-то го­то­вил со­от­вет­ству­ю­щие пуб­ли­ка­ции, ин­тер­вью на ТВ, ра­бо­ту с лоб­би­ста­ми? Кто-то ра­бо­тал с об­ще­ствен­ным мне­ни­ем? Кто-то по пунк­там разъ­яс­нял на ста­дии за­ко­но­про­ек­та, что дис­кри­ми­на­ции там и близ­ко нет, а пра­ва диас­пор со­блю­де­ны пол­но­стью? Ах, да, за­был: у нас нет на это ре­сур­сов.

Я до­пус­каю, но со­мне­ва­юсь, что за­кон не вы­зо­вет во­про­сов у Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии. До­пус­каю, но со­мне­ва­юсь, что он не про­ти­во­ре­чит на­шей соб­ствен­ной Кон­сти­ту­ции. До­пус­каю, но со­мне­ва­юсь, что Со­вет Ев­ро­пы при­зна­ет его аб­со­лют­но при­ем­ле­мым. Что мы бу­дем де­лать то­гда? Из­ви­нять­ся, от­ме­нять и пра­вить? Из­вест­ная ком­па­ния для та­ких слу­ча­ев уже и сло­ган изоб­ре­ла: «Имидж — ни­что»…

Впро­чем, да­же в том фан­та­сти­че­ском слу­чае, ес­ли юри­ди­че­ских пре­тен­зий не бу­дет, оса­док все рав­но оста­нет­ся.

Ев­ро­пей­ский кон­сен­сус от­но­си­тель­но Рос­сии дер­жит­ся от­нюдь не на обострен­ном чув­стве спра­вед­ли­во­сти, не на то­таль­ной со­ли­дар­но­сти с Укра­и­ной и не на ав­то­ри­те­те Ан­ге­лы Мер­кель. Он дер­жит­ся на ба­лан­се це­ле­со­об­раз­но­стей. За­чем по­мо­гать Москве его на­ру­шать?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.