Слож­ный во­прос. Но­р­веж­цы ду­ма­ют, как по­тра­тить трил­ли­он

Но­р­веж­цы бо­га­те­ют быст­рее, чем им это­го хо­чет­ся. Суве­рен­ный фонд бла­го­со­сто­я­ния (NBIM), ак­ку­му­ли­ру­ю­щий до­хо­ды от про­да­жи неф­ти и га­за, офи­ци­аль­но пре­вы­сил от­мет­ку $1 трлн

Delovaya Stolitsa - - ЭКОНОМИКА -

Но­р­ве­гии при сред­ней се­бе­сто­и­мо­сти $30/бар­рель).

Од­на­ко от­но­ше­ние к день­гам фон­дов в Рос­сии и Но­р­ве­гии прин­ци­пи­аль­но раз­ное.

Но­р­ве­гия с са­мо­го на­ча­ла ос­но­ва­ния фон­да не ме­ня­ла прин­ци­пы управ­ле­ния ним, бе­рег­ла день­ги для бу­ду­щих по­ко­ле­ний граж­дан, ко­то­рым при­дет­ся жить в усло­ви­ях пост­неф­тя­ной эры. Фак­ти­че­ски день­ги пред­на­зна­ча­ют­ся для каж­до­го нор­веж­ца (по $200 тыс. на че­ло­ве­ка на се­го­дняш­ний день), и фонд так­же вы­пол­ня­ет функ­цию пен­си­он­но­го. В Рос­сии изна­чаль­но не со­би­ра­лись ис­поль­зо­вать сред­ства фон­да для на­коп­ле­ния. Его ис­поль­зу­ют в ка­че­стве удоб­но­го ме­ха­низ­ма для ла­та­ния дыр в го­су­дар­ствен­ном бюд­же­те или для фи­нан­си­ро­ва­ния мас­штаб­ных про­ек­тов, как, на­при­мер, Олим­пи­а­да в Со­чи. ФНБ, за­ду­ман­ный как стра­хо­воч­ное сред­ство для Пен­си­он­но­го фон­да, не вы­пол­ня­ет свою функ­цию: на про­грам­му со­фи­нан­си­ро­ва­ния пен­сий — плюс 1000 руб. к каж­дой от­ло­жен­ной на ста­рость рос­си­я­ни­ном ты­ся­че — тра­ти­лось $8,5 млн в год. Бо­лее то­го, ФНБ пе­ре­гру­жен нелик­вид­ны­ми ак­ти­ва­ми (до 35%).

По ин­фор­ма­ции рос­сий­ско­го из­да­ния «Ве­до­мо­сти», ФНБ и Ре­зерв­ный фонд в ско­ром вре­ме­ни объ­еди­нят в од­ну цель­ную струк­ту­ру, пред­ва­ри­тель­но вы­де­лив из него нелик­вид­ные и неры­ноч­ные ак­ти­вы. Остав­ши­е­ся день­ги бу­дут тра­тить­ся на под­держ­ку руб­ля в тя­же­лые эко­но­ми­че­ские пе­ри­о­ды или на безум­ные про­ек­ты со схе­ма­ми рас­пи­ла средств. От­лич­ный при­мер жиз­ни по прин­ци­пу «по­сле нас хоть по­топ».

Что же до нор­веж­цев, то они с са­мо­го на­ча­ла опре­де­ли­лись, че­го не бу­дут де­лать с день­га­ми фон­да, а имен­но — не бу­дут ин­ве­сти­ро­вать в ин­фра­струк­тур­ные про­ек- ты. Для Укра­и­ны та­кой под­ход про­сто невоз­мож­но се­бе пред­ста­вить, но но­р­веж­цы ре­ши­ли имен­но так. По мне­нию Инг­ве Слинг­ста­да, та­кой род вло­же­ний по­про­сту невы­го­ден из-за низ­кой до­ход­но­сти и дли­тель­но­го сро­ка оку­па­е­мо­сти. Так­же управ­ля­ю­щие фон­дом не ви­дят смыс­ла в рас­ши­ре­нии его ва­лют­но­го порт­фе­ля. На­обо­рот, ко­ли­че­ство ва­лют, в ко­то­рые но­ми­ни­ру­ет­ся часть ре­зер­ва, уже со­кра­ще­но с 23 до все­го трех: дол­ла­ра (54%), ев­ро (38%) и бри­тан­ско­го фун­та (8%).

Пе­ре­фор­ма­ти­ро­ван­ное по­сле вы­бо­ров 11 сен­тяб­ря это­го го­да пра­во­цен­трист­ское пра­ви­тель­ство Но­р­ве­гии озву­чи­ло свое ви­де­ние бу­ду­щей судь­бы фон­да. Рас­смат­ри­ва­ют­ся ва­ри­ан­ты ли­шить Цен­траль­ный банк пра­ва до­сту­па к ре­сур­сам фон­да, а так­же раз­де­ле­ния NBIM на несколь­ко ча­стей. В пла­ны пра­ви­тель­ства вхо­дит и из­ме­не­ние под­хо­да к объ­ек­там ин­ве­сти­ро­ва­ния, а имен­но — по­куп­ке ак­ти­вов част­ных, непуб­лич­ных ком­па­ний.

До это­го вре­ме­ни часть средств ин­ве­сти­ро­ва­лось ис­клю­чи­тель­но в пуб­лич­ные ком­па­нии, ак­ци­я­ми ко­то­рых тор­гу­ют на бир­жах. Бла­го­да­ря та­ко­му под­хо­ду фонд вла­де­ет ак­ци­я­ми 9 тыс. ком­па­ний во всем ми­ре, что со­от­вет­ству­ет 1,3% гло­баль­ной кор­по­ра­тив­ной ка­пи­та­ли­за­ции (2,3% от объ­е­ма ры­ноч­ной ка­пи­та­ли­за­ции ев­ро­пей­ско­го фон­до­во­го рын­ка).

Ма­лень­кой и очень бо­га­той Но­р­ве­гии нра­вит­ся ощу­щать се­бя важ­ной ча­стью гло­баль­но­го кор­по­ра­тив­но­го ми­ра, вре­мя от вре­ме­ни вме­ши­ва­ясь в де­ла ком­па­ний, чьи­ми ак­ци­я­ми она вла­де­ет. Так, в де­каб­ре про­шло­го го­да ру­ко­вод­ство фон­да объ­яви­ло, что бу­дет су­дить­ся в Volkswagen из-за раз­го­рев­ше­го­ся «ди­зель­но­го скан­да­ла». «Чув­ство от­вет­ствен­но­сти за­став­ля­ет нас за­щи­щать свои ин­ве­сти­ции в немец­кую ав­то­ком­па­нию»,— за­яв­лял Пе­тер Йон­сен, глав­ный ди­рек­тор по ин­ве­сти­ци­ям NBIM. Фонд в свое вре­мя так­же бло­ки­ро­вал сдел­ки в Ев­ро­пе та­ких ги­ган­тов, как Facebook и Apple.

NBIM не толь­ко за­пре­ща­ет, но и раз­ре­ша­ет. С бла­го­склон­ной во­ли фон­да бы­ло одоб­ре­но ме­га­сли­я­ние немец­кой про­мыш­лен­ной груп­пы Linde и аме­ри­кан­ской Praxair. Сум­ма сдел­ки оце­ни­ва­ет­ся в $76 млрд. Но­р­веж­ский фонд вла­де­ет 4,6% Linde (ры­ноч­ная це­на па­ке­та — $1,46 млрд) и 1% Praxair ($335 млн).

В озву­чен­ных ру­ко­вод­ством NBIM даль­ней­ших пла­нах — уве­ли­чи­вать вло­же­ния в кор­по­ра­тив­ный ка­пи­тал до 70% от об­ще­го объ­е­ма фон­да с се­го­дняш­них 60% за счет умень­ше­ния до­ли ин­ве­сти­ций в го­су­дар­ствен­ные цен­ные бу­ма­ги. На дан­ный мо­мент порт­фель за­ру­беж­ных го­сбон­дов со­став­ля­ет $330 млрд (круп­ней­шие: $21 млрд япон­ских гос­бу­маг, $7,5 млрд мек­си­кан­ских, $6,3 млрд юж­но­ко­рей­ских).

Дру­гое пер­спек­тив­ное на­прав­ле­ние ис­поль­зо­ва­ния средств фон­да — ин­ве­сти­ции в до­ро­гую недви­жи­мость. Впер­вые NBIM вы­шел на ры­нок недви­жи­мо­сти в 2011 г., и на ко­нец июня 2017-го об­щая сто­и­мость его порт­фе­ля со­став­ля­ла $26 млрд. В ос­нов­ном это зда­ния в цен­траль­ной ча­сти Нью-Йор­ка, Лон­до­на и Па­ри­жа.

Ко­ман­да нор­веж­ско­го фон­да бла­го­со­сто­я­ния на­счи­ты­ва­ет все­го 550 че­ло­век, часть из ко­то­рых ра­бо­та­ет в Ос­ло, осталь­ные — в Нью-Йор­ке, Шан­хае, Лон­доне и Син­га­пу­ре. На со­дер­жа­ние этих спе­ци­а­ли­стов тра­тит­ся 0,02% фон­да, что со­став­ля­ет $20 млрд.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.