За­чем Мин­культ за­пре­ща­ет «нор­маль­ных рус­ских»

Сре­ди фи­ло­ло­гов на­хо­дят­ся сно­бы­сти­ли­сты, ко­то­рые утвер­жда­ют, что «при­ла­га­тель­ное - убий­ца су­ще­стви­тель­но­го». Во вся­ком слу­чае, с ги­брид­ной вой­ной они, ка­жет­ся, уга­да­ли

Delovaya Stolitsa - - ОБЩЕСТВО -

Ес­ли рус­ская куль­ту­ра — это Чай­ков­ский и Рах­ма­ни­нов, то укра­ин­ская — на­род­ная пес­ня, а не Ля­то­шин­ский или Ива­сюк. Ес­ли Рос­сия — это в первую оче­редь Москва или Пи­тер, то Укра­и­на — это хат­ки под со­ло­мен­ны­ми стри­ха­ми и виш­не­вые сад­ки. Ес­ли рус­ская мысль — это Ло­мо­но­сов в пуд­ре­ных бук­лях и Бер­дя­ев в Па­ри­же, то укра­ин­ская — манд­ри­в­ный фи­ло­соф Ско­во­ро­да в лап­тях и до­мо­тка­ной свит­ке на пей­зан­ских про­сто­рах в ком­па­нии греч­ко­се­ев. В об­щем, они это не спе­ци­аль­но — их так в шко­ле учи­ли. Они и са­ми не по­ни­ма­ют, что го­во­рят что-то не то.

Это, ра­зу­ме­ет­ся, их про­бле­мы. Но нам это не нра­вит­ся. И по­то­му мы, ко­неч­но, под­дер­жи­ва­ем идею за­ба­нить их с их филь­ма­ми у нас на­все­гда. Что­бы за­быть, как дур­ной сон. Но бе­да в том, что это не сон. Это вой­на.

Сре­ди фи­ло­ло­гов на­хо­дят­ся сно­бы-сти­ли­сты, ко­то­рые утвер­жда­ют, что «при­ла­га­тель­ное — убий­ца су­ще­стви­тель­но­го». Во вся­ком слу­чае, с ги­брид­ной вой­ной они, ка­жет­ся, уга­да­ли. Вой­на — не про­стая, а ги­брид­ная, и ка­ким-то стран­ным об­ра­зом это при­ла­га­тель­ное ме­ня­ет очень мно­гое. Ак­цен­ты сме­ща­ют­ся со сло­ва «вой­на» на сло­во «ги­брид­ная», и не все­гда раз­бе­решь, что же из них на­сто­я­щее под­ле­жа­щее. «Гибрид­ность» ока­зы­ва­ет­ся на­ход­кой для всех, кто не мо­жет во­е­вать, — это ка­са­ет­ся и вла­сти, и граж­дан. Не мо­жет по раз­ным при­чи­нам, в том чис­ле объ­ек­тив­ным. Но глав­ное, как обыч­но, вы­ра­же­но гла­го­лом — не мо­жет. От­то­го мы по­чти с об­лег­че­ни­ем вос­при­ни­ма­ем мысль, что «это на­дол­го» и «на­до учить­ся с этим жить», как хро­ни­че­ский боль­ной, ко­то­ро­му нуж­но при­вы­кать к ди­е­те, се­зон­ным обостре­ни­ям, про­фи­лак­ти­че­ским осмот­рам и за­ме­сти­тель­ной те­ра­пии.

Ес­ли бы в со­че­та­нии «ги­брид­ная вой­на» глав­ным оста­лось су­ще­стви­тель­ное, то с услов­ным гаф­том по­сту­пи­ли бы ина­че — по за­ко­нам во­ен­но­го вре­ме­ни, так ска­зать. Это был бы же­лез­ный за­на­вес — ни­ка­ко­го куль­тур­но­го и ин­тел­лек­ту­аль­но­го про­дук­та из РФ. Во­об­ще. Ка­ки­ми бы ни бы­ли кри­те­рии «угро­зы», она оди­на­ко­во ис­хо­дит от лю­бо­го рос­сий­ско­го твор­че­ско­го про­дук­та — сде­лан он при уча­стии услов­но­го гаф­та или услов­но­го ма­ка­ре­ви­ча. Ни­ка­ких лек­то­ров, экс­пер­тов, ин­тел­лек­ту­а­лов, уче­ных и про­чих куль­тур­ных деятелей. Ни­ка­ких пря­мых вы­хо­дов в до­мен Ру. Ес­ли ко­го-то при­ни­мать в Укра­ине, то толь­ко по­сле вве­де­ния ви­зо­во­го ре­жи­ма и про­вер­ки СБУ. На войне как на войне.

Но глав­ное сло­во — «ги­брид­ная». Имен­но по­это­му мы не от­прав­ля­ем в бан всех, а со­став­ля­ем спис­ки «хо­ро­ших» и «пло­хих» пар­ней. Ведь цель не в том, что­бы за­щи­тить на­шу без­опас­ность, на­ше куль­тур­ное про­стран­ство или наш ры­нок твор­че­ской про­дук­ции от услов­ных гаф­тов. Рас­чет де­ла­ет­ся на то, что та­ко­го ро­да спи­сок, с од­ной сто­ро­ны, по­ка­жет на­ро­ду, что власть «что-то де­ла­ет» — при­ни­ма­ет, на­при­мер, пер­со­наль­ные санк­ции про­тив «вра­гов Укра­и­ны», с дру­гой — вы­зо­вет шум в соц­се­тях и, сле­до­ва­тель­но, умах граж­дан. Кто-то обя­за­тель­но нач­нет ис­кать, что ска­зал Гафт. Кто-то про­ци­ти­ру­ет его сло­ва. За­ки­нет в «Фейс­бук». И да­лее вез­де. Со­зда­ние ин­фор­ма­ци- он­но­го шу­ма — очень ин­те­рес­ный эф­фект эпо­хи ги­брид­ной вой­ны, и он за­слу­жи­ва­ет от­дель­но­го раз­го­во­ра.

Мы с го­тов­но­стью усту­па­ем со­блаз­ну за­ме­нить в фо­ку­се зре­ния пар­ней с «Гра­да­ми» на услов­но­го гаф­та. Он да­ет нам воз­мож­ность для вы­бро­са эмо­ций. Мсти­тель­ных в первую оче­редь. Да, мы их сде­ла­ли. На­ка­за­ли. За их трын­деж. За их­не­го Пу­ти­на. За крым­наш. За Дон­басс. Мы от­мсти­ли им за все го­ды на­ци­о­наль­но­го уни­же­ния. Не име­ет зна­че­ния, что ста­рик Гафт — на­сто­я­щий, а не услов­ный — не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к со­бы­ти­ям на Дон­бас­се, а пес­ни укра­ин­ские лю­бит вполне се­бе ис­кренне. Для нас во­об­ще нет ни­ка­ко­го лич­но­го Гаф­та, есть толь­ко услов­ный.

Это на­ше по­ле боя — про­тив услов­но­го гаф­та, зна­чит, про­тив сов­ка, Рос­сии и са­мо­го Пу­ти­на. Мы не упус­ка­ем воз­мож­но­сти пе­ре­не­сти вой­ну ку­да угод­но, в лю­бое про­стран­ство — куль­тур­ное, эко­но­ми­че­ское, ди­пло­ма­ти­че­ское, цер­ков­ное, толь­ко что­бы лиш­ний раз не воз­ни­кал во­прос о том, как быть с фрон­том, бе­жен­ца­ми и са­мим Дон­бас­сом. Не го­во­ря уже о Кры­ме. Мы учим­ся бо­роть­ся с симп­то­ма­ми, сми­рив­шись с мыс­лью, что лик­ви­ди­ро­вать при­чи­ну недо­мо­га­ния нам не под си­лу. По­это­му в лен­тах ли­ди­ру­ют во­про­сы язы­ка, фи­гу­ра Ан­д­ру­хо­ви­ча и га­лиц­кий се­па­ра­тизм, ак­те­ры-пу­ти­но­фи­лы, мос­ков­ские по­пы, пси­хо­ло­ги, ко­то­рые как-то невер­но от­зы­ва­ют­ся об участ­ни­ках бо­е­вых дей­ствий. Все это, с од­ной сто­ро­ны, сви­де­тель­ство на­шей уста­ло­сти от вой­ны. Но с дру­гой — это не ка­тар­сис и не те­ра­пия. На­про­тив, это до­пол­ни­тель­ная нев­ро­ти­за­ция. И все толь­ко от неже­ла­ния ото­дви­нуть на вто­рой план при­ла­га­тель­ное и со всей пря­мо­той и чест­но­стью при­нять то, что со­дер­жит­ся в су­ще­стви­тель­ном.

То, что смеш­ной ле­пет о люб­ви к Пу­ти­ну и укра­ин­ским пес­ням все еще пред­став­ля­ет угро­зу для на­шей без­опас­но­сти, — ди­а­гноз не ста­рым и мо­ло­дым сов­кам, остав­шим­ся по ту сто­ро­ну раз­ло­ма эпох и гео­гра­фии, а нам с ва­ми. Они же не го­во­рят ни­че­го ни но­во­го, ни ори­ги­наль­но­го, но ес­ли для нас их сло­ва все еще име­ют зна­че­ние, ес­ли мы их слы­шим и при­ни­ма­ем близ­ко к серд­цу и к са­мой на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, это зна­чит, что раз­ло­ма ни­ка­ко­го нет. И не бу­дет — нам про­сто не поз­во­лят за­быть о том, как ва­жен для нас услов­ный гафт.

Ма­ни­пу­ли­руя и де­лая пред­ме­том ма­ни­пу­ля­ции вы­ра­же­ние «на­ци­о­наль­ная без­опас­ность Укра­и­ны», на­ша власть вы­свер­ли­ва­ет дыр­ки в са­мом по­ня­тии и, со­от­вет­ствен­но, в судь­бе стра­ны. А во­все не в судь­бах услов­ных гаф­тов, ко­то­рые, оче­вид­но, ни­ка­кой угро­зы на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти на­шей стра­ны не несут.

Вой­на ни­ку­да не де­нет­ся с кар­ты Укра­и­ны от то­го, что мы по­бе­дим услов­но­го гаф­та и его сто­рон­ни­ков на сво­ей лен­те ФБ. Этот хо­ли­вар­чик сра­бо­та­ет как аналь­ге­тик — про­сто на ка­кое-то вре­мя пе­ре­ста­нет бо­леть, да­вить и отрав­лять жизнь. Но по­том его дей­ствие кон­чит­ся, и сно­ва за­бо­лит. Но «доб­рый док­тор» опять по­за­бо­тит­ся о таб­ле­точ­ке.

А вой­на? Вой­на — это вой­на. Тут не нуж­ны при­ла­га­тель­ные. Тут нуж­ны ре­ши­тель­ные дей­ствия на фрон­тах. Но их нет. Оста­ет­ся пал­ли­а­тив­ная по­мощь.

То, что смеш­ной ле­пет о люб­ви к Пу­ти­ну и укра­ин­ским пес­ням все еще пред­став­ля­ет угро­зу для на­шей без­опас­но­сти, — ди­а­гноз не ста­рым и мо­ло­дым сов­кам, остав­шим­ся по ту сто­ро­ну раз­ло­ма эпох и гео­гра­фии, а нам с ва­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.