Де­ло Кол­мо­го­ро­ва. За­чем Лу­цен­ко спо­рит с Вер­хов­ным Глав­но­ко­ман­ду­ю­щим

Delovaya Stolitsa - - ПОЛИТИКА -

Кол­мо­го­ро­ву вме­ня­лось в ви­ну то, что в сен­тяб­ре 2014 г. в Ма­ри­у­по­ле по­гра­нич­ник, как и де­вять его со­слу­жив­цев (ко­то­рые, к сло­ву, ни в чем не об­ви­ня­ют­ся), от­крыл огонь по убе­гав­ше­му от укра­ин­ских во­ен­ных ав­то­мо­би­лю, в ре­зуль­та­те че­го по­гиб­ла си­дев­шая на ме­сте пас­са­жи­ра жен­щи­на. Муж по­гиб­шей, на­хо­див­ший­ся за ру­лем жи­тель До­нец­ка, остал­ся цел и на се­го­дняш­ний день пре­бы­ва­ет в Рос­сии и да­же, как пи­шут укра­ин­ские СМИ, при­нял та­мош­нее граж­дан­ство.

Сам по­гра­нич­ник ви­ну свою не при­зна­вал, по­сколь­ку уве­рен, что дей­ство­вал в со­от­вет­ствии с уста­вом и огонь от­кры­вал оправ­дан­но и за­кон­но, вы­пол­няя при­каз ко­ман­до­ва­ния и свой долг во­ен­но­слу­жа­ще­го. Этой точ­ки зре­ния при­дер­жи­ва­ет­ся и Гос­по­гранслуж­ба. В то же вре­мя во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра, как и ма­ри­у­поль­ский суд, вы­нес­ший при­го­вор, счи­та­ют, что бо­ец пре­вы­сил пол­но­мо­чия, а по­то­му дол­жен 13 лет ис­ку­пать свой грех в тюрь­ме. Соб­ствен­но, ре­ше­ние Выс­ше­го спец­су­да на мне­ние во­ен­ной про­ку­ра­ту­ры ни­как не по­вли­я­ло. Там Кол­мо­го­ро­ва все так же счи­та­ют ви­нов­ным. Ра­нее со­ли­дар­ность с ре­ше­ни­ем су­да пер­вой ин­стан­ции вы­ска­зы­ва­ли и во­ен­ный про­ку­рор Ана­то­лий Ма­тиос, и ген­про­ку­рор Юрий Лу­цен­ко.

При этом пре­зи­дент Петр По­ро­шен­ко Кол­мо­го­ро­ва пуб­лич­но под­дер­жал, от­ме­тив, что «бо­ле­ет за судь­бу» бой­ца и что «От­чиз­на долж­на брать под за­щи­ту сво­их за­щит­ни­ков». В об­щем, дис­по­зи­ция по­лу­ча­ет­ся до­ста­точ­но стран­ная — об­ще­ствен­ность и пре­зи­дент сто­ят на по­зи­ци­ях неви­нов­но­сти Кол­мо­го­ро­ва, а во­ен­ная и ге­не­раль­ная про­ку­ра­ту­ры на­ста­и­ва­ют на его ви­нов­но­сти. Хо­тя по­след­няя, учи­ты­вая спе­ци­фи­ку ги­брид­ной вой­ны, а так­же по­тен­ци­аль­ные юри­ди­че­ские и по­ли­ти­че­ские по­след­ствия при­го­во­ра для по­гра­нич­ни­ка, долж­на бы­ла бы как ми­ни­мум не слиш­ком на­ста­и­вать на ви­нов­но­сти бой­ца, а в иде­а­ле и ни­ка­ко­го су­да над ним не долж­но бы­ло бы быть — про­вер­ка во­ен­ной про­ку­ра­ту­ры долж­на бы­ла вы­не­сти од­но­знач­ный вер­дикт, что Кол­мо­го­ров дей­ство­вал в со­от­вет­ствии с уста­вом ка­ра­уль­ной служ­бы и ни­ка­ких пре­тен­зий к нему быть не долж­но.

То, что де­ло Кол­мо­го­ро­ва мо­жет стать се­рьез­ным пре­це­ден­том, по­сле ко­то­ро­го лю­бой во­ен­но­слу­жа­щий ВСУ мо­жет быть при­вле­чен к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти и осуж­ден за уча­стие в АТО, бо­лее чем оче­вид­но. На этом фоне пе­ре­жи­ва­ния укра­ин­цев за судь­бу за­дер­жан­но­го в Ита­лии Ви­та­лия Мар­ки­ва, ко­то­ро­му шьют ана­ло­гич­ное де­ло, бу­дут вы­гля­деть со­вер­шен­но неле­по. Ес­ли Укра­и­на са­ма са­жа­ет соб­ствен­ных во­ен­но­слу­жа­щих за ис­пол­не­ние их дол­га, то че­го мож­но тре­бо­вать от Ита­лии.

Не ме­нее оче­вид­но и то, что пре­це­дент Кол­мо­го­ро­ва мог бы дать ос­но­ва­ния дру­гим бой­цам ВСУ не ис­пол­нять при­ка­зы и не от­кры­вать огонь по вра­гу, что­бы са­мим не ока­зать­ся на ска­мье под­су­ди­мых. О бо­е­вом ду­хе в ВСУ по­сле по­доб­ных при­го­во­ров мож­но бы­ло бы и не вспо­ми­нать.

Есть и еще один нема­ло­важ­ный ас­пект это­го де­ла — внут­ри­по­ли- ти­че­ский. Скла­ды­ва­ет­ся устой­чи­вое впе­чат­ле­ние, что судьи и про­ку­ро­ры, упер­то же­лая по­са­дить по­гра­нич­ни­ка, ста­ра­тель­но льют во­ду на мель­ни­цу зра­до­фи­лов и «ша­ту­нов», для ко­то­рых осуж­де­ние за убий­ство мо­ти­ви­ро­ван­но­го и стой­ко­го бой­ца (имен­но так ха­рак­те­ри­зу­ют Кол­мо­го­ро­ва ко­ман­ди­ры и со­слу­жив­цы) бу­дет про­сто пре­крас­ным по­дар­ком. Как не по­ве­рить, что укра­ин­ская власть сли­ва­ет Дон­басс и про­да­ет­ся Пу­ти­ну, ес­ли она са­ма са­жа­ет сво­их же сол­дат. По­хо­же, пре­зи­дент это по­ни­ма­ет, а по­то­му по­спе­шил лич­но под­дер­жать Кол­мо­го­ро­ва. А вот Лу­цен­ко и Ма­тиос про­дол­жа­ют гнуть свою ли­нию. Воз­мож­но, их по­зи­ция обу­слов­ле­на уз­ко­про­фес­си­о­наль­ным, пусть и недаль­но­вид­ным, ин­те­ре­сом. Де­с­кать, рас­кры­то тяж­кое пре­ступ­ле­ние, а зна­чит, мы ра­бо­та­ем хо­ро­шо. А, мо­жет быть, про­ку­ро- ры в этом пред­став­ле­нии иг­ра­ют свою роль и долж­ны от­те­нять муд­ро­го пре­зи­ден­та. К то­му же со­рев­но­ва­тель­ность в су­дах и неза­ви­си­мость про­ку­ра­ту­ры ни­кто не от­ме­нял.

При­ме­ча­тель­но так­же, что кас­са­ция по де­лу по­гра­нич­ни­ка со­сто­я­лась ак­ку­рат пе­ред на­ча­лом оче­ред­ной «ре­во­лю­ции», анон­си­ро­ван­ной в па­ла­точ­ном го­род­ке Ми­хе­и­ла Са­а­ка­шви­ли под Вер­хов­ной Ра­дой. И ес­ли бы суд утвер­дил при­го­вор Кол­мо­го­ро­ву, то по­гра­нич­ник вполне мог бы ока­зать­ся на зна­ме­нах оче­ред­но­го «ша­ту­на» в ис­пол­не­нии Се­мен­чен­ко, Со­бо­ле­ва и ком­па­нии. По­след­ние и без то­го по­сто­ян­но под­би­ва­ют на­род и по­ли­цию на фи­зи­че­ское про­ти­во­сто­я­ние, а так у них был бы от­лич­ный до­пол­ни­тель­ный по­вод для раз­жи­га­ния нена­ви­сти. И ни­кто бы не га­ран­ти­ро­вал, что пе­ре­воз­буж­ден­ные неспра­вед­ли­во­стью «ре­во­лю­ци­о­не­ры» не бро­си­ли бы в тол­пу оче­ред­ную гра­на­ту со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми по­след­стви­я­ми.

Так что Выс­ший спец­суд по­сту­пил муд­ро не толь­ко с точ­ки зре­ния сво­их пря­мых обя­зан­но­стей — до­сти­же­ния спра­вед­ли­во­сти, но и с точ­ки зре­ния под­дер­жа­ния по­ряд­ка и спо­кой­ствия на ули­цах. Под­твер­жде­ни­ем че­му слу­жит то, что один из ли­де­ров про­те­стов Се­мен­чен­ко сра­зу же по­сле огла­ше­ния вер­дик­та по­спе­шил при­пи­сать осво­бож­де­ние Кол­мо­го­ро­ва се­бе. Де­с­кать, это воз­глав­ля­е­мые им пат­ри­о­ты до­би­лись от су­да спра­вед­ли­во­го ре­ше­ния. Ну а то, что в глу­бине ду­ши Се­мен­чен­ко, ско­рее все­го, хо­тел про­ти­во­по­лож­но­го ре­ше­ния су­да, он ни­ко­му, ко­неч­но, и ни­ко­гда не ска­жет.

Пре­це­дент Кол­мо­го­ро­ва мог бы дать ос­но­ва­ния дру­гим бой­цам ВСУ не ис­пол­нять при­ка­зы и не от­кры­вать огонь по вра­гу, что­бы са­мим не ока­зать­ся на ска­мье под­су­ди­мых

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.