Поль­ский ту­пик. Ка­чинь­ский хо­чет за­ста­вить Укра­и­ну сдать­ся Пу­ти­ну?

Delovaya Stolitsa - - МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА -

ин­стру­мен­та­ли­за­ции внеш­ней по­ли­ти­ки для нужд по­ли­ти­ки внут­рен­ней. Цен­траль­ный культ смо­лен­ских но­во­му­че­ни­ков во гла­ве с пре­зи­ден­том Ле­хом Ка­чинь­ским вполне гар­мо­нич­но до­пол­ня­ет­ся ге­не­ра­ци­ей осто­рож­но­го кон­флик­та с Гер­ма­ни­ей и про­из­воль­но обост­ря­е­мо­го — с Укра­и­ной.

Впро­чем, эти де­та­ли лишь де­ла­ют бо­лее ре­льеф­ным ны­неш­ний дис­курс, в ко­то­ром ис­то­ри­че­ская па­мять яв­ля­ет­ся опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний. По су­ти, это свое­об­раз­ная ин­тер­пре­та­ция по­ли­ти­ки цен­но­стей.

Но ес­ли в чем и со­хра­нил­ся укра­ин­ско-поль­ский кон­сен­сус, то как раз в этом — в про­ек­ции со­вре­мен­но­го ми­ро­воз­зре­ния и со­вре­мен­ных ми­фо­ло­гий на про­шлое. На­ци­о­наль­ный ком­плекс ге­ро­и­че­ской жерт­вы успеш­но куль­ти­ви­ру­ет­ся по обе сто­ро­ны гра­ни­цы. Его удоб­ство оче­вид­но: жерт­ва по умол­ча­нию не мо­жет быть ви­но­ва­та. От­сю­да зер­каль­ное сход­ство ин­сти­ту­а­ли­за­ции на­ци­о­наль­ной па­мя­ти: у нас — ге­рои, у вас — пре­ступ­ни­ки. Клад­би­щен­ский ван­да­лизм и вой­на па­мят­ни­ков лишь след­ствия это­го. А по­то­му пред­ло­жен­ная Вятро­ви­чем их вза­им­ная ле­га­ли­за­ция по прин­ци­пу об­ме­на плен­ны­ми «всех на всех» в от­сут­ствие же­ла­ния сто­рон ме­нять­ся пер­со­на­ли­я­ми «неан­ге­лов» кон­фликт не ис­чер­па­ет.

Вар­ша­ва име­ла и воз­мож­ность, и же­ла­ние сра­бо­тать на упре­жде­ние и сра­бо­та­ла. От­ча­сти это обу­слов­ле­но тем, что кон­фликт Юзе­фа Пил­суд­ско­го с Ро­ма­ном Дмов­ским (мно­го­на­ци­о­наль­ная есте­ствен­ная им­пе­рия про­тив на­ци­о­наль­ной дер­жа­вы) оста­ет­ся опре­де­ля­ю­щим для Поль­ши по­ныне. Сей­час эта двой­ствен­ность опре­де­ля­ет­ся как ми­ни­мум тем, что, при­ни­мая мил­ли­он тру­до­вых ми­гран­тов, Поль­ша же­ла­ет оста­вать­ся поль­ской.

Во­ю­ю­щая с Рос­си­ей Укра­и­на вы­нуж­де­на ре­шать ана­ло­гич­ную про­бле­му. Ка­ким бу­дет фи­наль­ное ре­ше­ние, го­во­рить ра­но, но мно­гое ука­зы­ва­ет, что ныне ре­а­ли­зу­е­мый ва­ри­ант по­до­бен со­сед­ско­му. Во из­бе­жа­ние пре­вра­ще­ния в «дру­гую Рос­сию» Укра­и­на укра­и­ни­зу­ет­ся по за­ве­там Мао («что­бы вы­ров­нять, нуж­но пе­ре­гнуть») — опять-та­ки из опа­се­ния пе­ред нело­яль­но­стью мень­шинств (это не оце­ноч­ное суж­де­ние).

Ре­зуль­тат про­еци­ро­ва­ния этих дву­сто­рон­них уси­лий на ис­то­рию по­лу­ча­ет­ся пла­чев­ный для нее, но це­ле­со­об­раз­ный с точ­ки зре­ния по­ли­ти­че­ских сил, пре­тен­ду­ю­щих на роль све­то­чей на­ци­о­наль­но­го стро­и­тель­ства по обе сто­ро­ны гра­ни­цы. Ре­ги­о­наль­ный ме­ж­эт­ни­че­ский кон­фликт се­ми­де­ся­ти­лет­ней дав­но­сти в об­ще­ствен­ном вос­при­я­тии лег­ко транс­фор­ми­ру­ет­ся в меж­го­су­дар­ствен­ный. Это поз­во­ля­ет ак­то­рам поль­ской сто­ро­ны вы­не­сти за скоб­ки тот факт, что Во­лын­ская тра­ге­дия бы­ла ре­зуль­та­том кон­флик­та меж­ду граж­да­на­ми од­ной стра­ны. Так что сто­и­ло бы вне­сти яс­ность: от чье­го име­ни пре­кло­нял ко­ле­но Петр По­ро­шен­ко пе­ред вар­шав­ским мо­ну­мен­том — от име­ни не су­ще­ство­вав­ше­го на мо­мент ка­та­стро­фы го­су­дар­ства? от име­ни по­том­ков со­пле­мен­ни­ков, но граж­дан дру­го­го го­су­дар­ства?

Это поз­во­ля­ет ак­то­рам сто­ро­ны укра­ин­ской утвер­ждать, что Ль­вов в 1918–1939 гг. был ок­ку­пи­ро­ван, иг­но­ри­руя и мас­сив меж­ду­на­род­ных до­го­во­ров, вклю­чая по­ня­тие под­ман­дат­ной тер­ри­то­рии, и тот факт, что ок­ку­пан­ты обыч­но не поз­во­ля­ют ок­ку­пи­ру­е­мым ста­но­вить­ся ви­це-спи­ке­ра­ми в соб­ствен­ном пар­ла­мен­те. Поз­во­ля­ет иг­но­ри­ро­вать тер­ро­ри­сти­че­скую сущ­ность ОУН и по­мо­га­ет со­здать УПА-1943 имидж все­укра­ин­ско­го дви­же­ния со­про­тив­ле­ния.

Сто­ит от­ме­тить, что здесь то­же есть опре­де­лен­ная ана­ло­гия. Сю­жет Ар­мии Край­о­вой поз­во­лял кон­стру­и­ро­вать ми­фо­ло­гию, аль­тер­на­тив­ную на­вя­зан­ной СССР, сю­жет Бан­де­ры и УПА ока­зал­ся удоб­ным ма­те­ри­а­лом для со­зда­ния мо­дер­но­го укра­ин­ско­го ми­фа о борь­бе с рос­сий­ским агрес­со­ром. Раз­ни­ца, прав­да, в том, что поль- ская ми­фо­ло­гия кре­сов опи­ра­ет­ся на мощ­ную об­ще­на­ци­о­наль­ную ин­тел­лек­ту­аль­ную тра­ди­цию, у нас же она дер­жит­ся на горст­ке ин­тел­лек­ту­а­лов, име­ю­щих ре­ги­о­наль­ную про­пис­ку. Это, в част­но­сти, да­ет ос­но­ва­ния ря­ду обо­зре­ва­те­лей го­во­рить о «ком­про­мис­се меж­ду пре­зи­ден­том и га­лиц­кой эли­той». Од­на­ко эта весь­ма услов­но га­лиц­кая па­ра­диг­ма не ста­ла гла­вен­ству­ю­щей в са­мой Укра­ине. Так, бы­ло бы на­ив­но счи­тать, к при­ме­ру, что про­рос­сий­ский путч в Одес­се 2 мая 2014 г. за­вер­шил­ся кра­хом по­то­му, что одес­си­ты ста­ли адеп­та­ми ин­те­граль­но­го на­ци­о­на­лиз­ма и про­ник­лись иде­я­ми Бан­де­ры. Да и при­сво­е­ние его име­ни ки­ев­ско­му про­спек­ту — это не в честь че­ло­ве­ка, а в честь то­го от­но- ше­ния к нему на­ших пас­си­о­на­ри­ев на ны­неш­нем эта­пе го­су­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства. Ины­ми сло­ва­ми, став объ­ек­том мас­куль­та, Бан­де­ра пре­вра­тил­ся в укра­ин­ский ана­лог Че Ге­ва­ры — сим­вол, ко­то­рый зна­чи­тель­но вы­хо­дит за рам­ки про­то­ти­па. То же ка­са­ет­ся и УПА. И ес­ли пер­со­на­ли­я­ми ра­ди доб­ро­со­сед­ства мож­но по­жерт­во­вать, то жерт­во­вать сим­во­ла­ми рав­но­силь­но сда­че су­ве­ре­ни­те­та.

По­это­му укра­ин­ско-поль­ские от­но­ше­ния в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве бу­дут, ве­ро­ят­но, де­гра­ди­ро­вать и даль­ше по вза­им­но­му со­гла­сию сто­рон. Во­прос, по­жа­луй, в том, бу­дет ли эта де­гра­да­ция столь же кон­сен­сус­но управ­ля­е­мой. Но­вость о том, что Вятро­ви­ча объ­яви­ли пер­со­ной нон гра­та в Поль­ше, по­явив­ша­я­ся в день, ко­гда Петр По­ро­шен­ко вы­сту­пил с ини­ци­а­ти­вой про­ве­де­ния чрез­вы­чай­но­го за­се­да­ния дву­сто­рон­не­го кон­суль­та­тив­но­го пре­зи­дент­ско­го ко­ми­те­та, за­став­ля­ет в этом усо­мнить­ся. За­ме­на ди­рек­то­ра ИНП (рав­но как и за­ме­на, увы, не са­мо­го удач­ли­во­го посла в Вар­ша­ве Ан­дрея Де­щи­цы) в ны­неш­них об­сто­я­тель­ствах бу­дет вы­гля­деть ка­пи­ту­ля­ци­ей. По­пыт­ки под­клю­че­ния к «пре­зи­дент­ско­му» фор­ма­ту ев­ро­пей­ско­го ар­бит­ра в ли­це, ска­жем, До­наль­да Тус­ка за­ве­до­мо об­ре­че­ны вви­ду жест­ко­го кон­флик­та меж­ду ны­неш­ней вар­шав­ской «пра­ви­цей» во гла­ве с Ка­чинь­ским и ее ли­бе­раль­ны­ми пред­ше­ствен­ни­ка­ми, вклю­чая гла­ву Ев­ро­со­ве­та.

Так что, сколь иро­нич­но бы это ни зву­ча­ло, ев­рос­кеп­ти­че­ский «ад­во­кат» Поль­ша вполне мо­жет на­чать иг­рать роль цер­бе­ра на пу­ти ев­ро­ин­те­гра­ци­он­ных устрем­ле­ний Укра­и­ны. Во­прос в том, най­дет ли в слу­чае, ес­ли иг­ра ока­жет­ся слиш­ком агрес­сив­ной, на­ше ру­ко­вод­ство аль­тер­на­ти­ву са­мо­убий­ствен­но­му трю­ку, ко­то­рый в укра­ин­ской ис­то­рии по­вто­рял­ся с из­ряд­ным по­сто­ян­ством от Хмель­ниц­ко­го до Яну­ко­ви­ча, — раз­во­ро­ту на Во­сток.

Cтав объ­ек­том мас­куль­та, Бан­де­ра пре­вра­тил­ся в укра­ин­ский ана­лог Че Ге­ва­ры — сим­вол, ко­то­рый зна­чи­тель­но вы­хо­дит за рам­ки про­то­ти­па. То же ка­са­ет­ся и УПА. И ес­ли пер­со­на­ли­я­ми ра­ди доб­ро­со­сед­ства мож­но по­жерт­во­вать, то жерт­во­вать сим­во­ла­ми рав­но­силь­но сда­че су­ве­ре­ни­те­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.